On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
После долгих размышлений было принято решение о переезде. Ждем вас на новом адресе: http://theancientworld.rusff.ru!


АвторСообщение



Сообщение: 613
Зарегистрирован: 14.02.09
Репутация: 14
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.14 22:14. Заголовок: «Father's Day»




Место событий: г.Ти́ра
Участники: Микаэла, Арес
Сюжет:В одном из небольших греческих городах, пострадавших от афинской военной кампании, местный историк находит странный артефакт в виде кристалла, который, исходя из древних книг, способен влиять на силы богов и полубогов, лишая их способностей. Но не мгновенно, на это требуется небольшой промежуток времени. Люди решают, что с ними делать. Кто–то даже предлагает воспользоваться им против бога войны – Ареса, дабы отомстить ему за всё содеянное. Неизвестно, чем бы всё кончилось, если б в город не пожаловала Микаэла – дочь того самого бога войны. Ничего не предвещало беды, но тут случилось очень неприятное стечение обстоятельств, в результате которого трактирщик увидел на теле девушки символ бога войны. Обозлённый люд накинулся на девушку, она же попыталась воспользоваться своими силами, но ничего не получилось. Избив девушку, народ бросил её в темницу, пообещав на следующий день казнить у всех на глазах. Горожане совсем потеряли страх перед возможным возмездием Ареса, веря в защиту артефакта. Но их планам не суждено было осуществиться, ведь отец, даже такой, как бог войны, не бросит свою дочь в беде.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 13 [только новые]





Сообщение: 1135
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.14 21:40. Заголовок: Физическое состояние..


Физическое состояние: До таверны была в превосходном, а после обессилена
Моральное состояние: не стабильное
Одета: черные кожаные доспехи, высокие сапоги до колен, защитные латы на запястьях и груди
С собой: Меч, пара кинжалов в сапогах, походная сума с провизией, прикрепленная к седлу коня, фляга с фодой.


После войны изменилось многое, люди вокруг перестали доверять друг другу, стали более подозрительны к странностям, и жестче ко всему, что могло показаться странным для смертного понимая. Что ж - это их право, они сражаются за собственную свободу, за право выбирать самому куда пойти, что сделать и кого отблагодарить. Боги и люди, всегда были различными по своему укладу, но какого было тем, кто отчасти принадлежал и тем и другим? Мика выбрала сторону на которой будет сражать, после похода на Стимфал и высвобождения монстра томившегося все эти годы, внутри ее сознания, девушка поняла, как может быть опасна не только для обычных смертных, но и для богов. Сам Арес не ожидал от "Вдохновения" той жестокости, которую она проявил на поля боя, однако ей все таки удалось взять контроль над своим вторым эго, и продолжить борьбу за лучший мир.
Героем быть не легко, одни тобой восхищаются, другие проклинают, третьи пытаются убить, всегда приходиться быть начеку, и ожидать удара в спину. Оставив коня в небольшой конюшне Тиры, дочь королевы воинов, решила прогуляться по его базару, и запастись продовольствием.Путь предстоял не близкий, поэтому следовало продумать все до мелочей. Неторопливо она шагала по узким виляющим улица Тиры, скользя взглядом по прохожим и лавкам. До носа донесся запах свежей выпечки, заставляя воительницу прибавить шаг и найти место, от которого исходил столь аппетитных аромат. Булочник, оказался весьма приветливым, и с удовольствием угостил девушку свежей выпечкой, получив за свою доброту несколько монет. Не во всех городах остались улыбчивые люди. Так шаг за шагом, от лавки к лавки Мика дошла до трактира. Уверенно оттолкнув дверь, воительница вошла во внутрь. Обстановка заставляла желать лучшего, но запах был сносный. Хотя чем больше темнело на улице, тем ядренее становился запах трактира, в который стекались не только местные пьяницы, но и воины. Мика сидела за столиком в самом углу, не торопясь пережевывала поданный ей ужин. Мысли дочери Зены, были где-то далеко от этого места, и только взгляд не упускал реальности происходящего. Таверна "Боб" уже наполнился добрым десятком вооруженных вояк, некоторые из них пришли вместе, кто-то сидел в гордом одиночестве. Покончив с едой, девушка залпом осушила кружку эля, а после поднялась из-за стола, намереваясь покинуть харчевню.
- Опа-па - присвистывая проговорил толстопузый, усатый вояка, по внешности напоминающий варвара, но не получив желаемый эффект от голубоглазой воительницы, поспешил продолжить знакомство, подскочив со стула и перегородив ей путь. - Уже уходишь? - улыбнулся он во весь рот, вероятно, пытаясь произвести впечатление на юную особу. Мика лишь молча вскинула одну бровь вверх. - не торопись птичка, скрась нашу компанию свое красивой мордашкой, а после мы сможем поразвлечься на славу - рассмеялся тот, придерживая руками ремень.
- Боюсь, птичка не вашего полета - лучезарно улыбнулась Микаэла, попытавшись пройти, но грубая рука незнакомца, резко схватила правое запястье воительницы, потянув на себя. Плохая была идея, потому, как левая рука, тут же согнулась в локте и отвесила бандиту, приличный удар в глаз. Варвар взревел, не столько от боли, сколько от злости, которая в миг налила его глаза кровью, заставляя схватиться за оружие и отомстить девице за подобное унижение. Дочь войны лишь устало закатила глаза, понимая, что драки не избежать, но и пользоваться своими способностями открыто, без особой надобности было не целесообразно. Тут же вокруг сосредоточились друзья бородатого мужлана, и теперь ей придется драться с пятерыми довольно высокими и мясистыми вояками. Со стороны картина выглядела очень забавной. Хрупкая девушка в окружении массивных, подвыпивших пьяных солдат.
- Будет не просто - только и успела сказать Мика, как тяжелый меч полетел на встречу к ее голове. Резко уклонившись назад, она ловко увернулась от смертельного удара, руки коснулись пола, а ноги с силой оторвались от него в перекидке, нанося болезненный удар, стоявшему за ее спиной варвару. Того откинула на полтора метра, давая возможность девушке оценить ситуацию и выбрать верные методы, наиболее эффективными и менее болезненными, для нее конечно. Рука уверенно вытащила меч из-за спины, и он тут же описал несколько незримых узоров в воздухе, отгоняя оружие противника. Сидевший в таверне люд, даже перестал стучал ложками по тарелкам, и с удивлением уставился на неравноправный бой. Хотя это всего лишь лирика, Микаэла в одно мгновение могла раскидать этих гигантов по разные стороны забегаловки, стоит лишь захотеть. Но выпускать вдохновение, ради глупой перепалки было бы не правильным. Мика не всегда может контролировать свои действия находясь под властью эго. Удар за ударом ей удавалось отражать нападение, это было не просто, но большинство воинов, прописывают свои действия в мыслях, а чужие мысли никогда не были секретом поэтому бой был не трудным, но и легким назвать его было нельзя. Мика не богиня, и ее физические силы не намного больше чем у обычного смертного, а когда дерешься против пятерых, силы уходят намного быстрее. Пропустив удар в живот, девушку развернуло на 180 градусов, а вражеский меч нанес удар в спину, распоров кожаный костюм. Кожа была не задета, но на обозрение всем открылся знак, который красовался на теле девушки с самого ее рождения. Знак ее отца, знак бога войны. Его увидели не сразу, однако воины против которого сражалась дочь Зены, сразу же приметили знакомый знак. Когда-то они почитали бога войны, служили ему, но после разделения, решили быть свободными.
- Она богиня! - проревел варвар, несясь с поднятым мечом к девушке, которая после услышанного просто не могла воспользоваться силой браслета. Она ведь на их стороне, на стороне людей.
- Ты ошибаешься - сплевывая кровь с губы, ответила воительница, но рана на губе затянулась в считанные секунды, раскрывая ее принадлежность к богам. И за это сейчас было бы в пору проклинать собственного отца. Его дары не приносили Микаэле ничего кроме страданий, но и избавиться от них было невозможным. Сомкнув круг, варвары вновь атаковали, а после добившись своего, схватили девушку за обе руки, и поволокли на площадь. Многие посетили харчевни последовали за пятеркой на площадь, не каждый раз можно схватить богиню, а именно таковой они считали брюнетку. На площади скопилось толпа обозленных зевак, готовыми отомстить голубоглазой женщине за свои страдания от бессмертных.
- Смерть! Сжечь ее! Отрубить голову! - выкрикивала толпа, а дочь войны покорно шла туда, куда вели ее грязные варвары.



Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 28
Зарегистрирован: 07.04.14
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.04.14 23:10. Заголовок: Физическое состояние..


Физическое состояние: Отличное.
Моральное состояние: Спокоен
Одет: Как обычно.
С собой: Меч.

Афинская военная кампания была одной из самых результативных затей Ареса за последнее время, хоть конец её был не совсем таким, как планировалось. Даже самому сыну Зевса пришлось напрямую вмешиваться в ход событий, чтобы не допустить провала замыслов. Тем не менее, не смотря на все неблагоприятные факторы, известнейший город-государство значительно увеличил свои территориальные владения и, что важнее, пролил немало крови, удовлетворив маниакальные желания главного спонсора и, собственно, руководителя этой кампании - бога войны. Он с энтузиазмом и удовольствием следил за резней, которую устраивали афинские солдаты на ближайших территориях. Не скоро Деметра сможет заставить эти земли цвести и буйно родить. Кровь солдат, фермеров, невинных женщин и детей надолго оставит свой отравленный след в некогда плодородных почвах. Но Ареса ни коим образом не волновал данный факт. Пусть смертные и Деметра беспокоятся по этому поводу, ему абсолютно наплевать. Он - бог войны, а бог войны не должен проникаться проблемами богини плодородия и земледелия. У него свои заботы, у неё - свои. Так пусть каждый занимается своими делами.
Не смотря на то, что война официально, вроде как, закончилась, на окраинах земель, теперь уже афинских, солдаты продолжали грабить и убивать, прикрываясь ею. Арес, невидимо для смертных, пребывал в одном из поселений, попавших под руку небольшому отряду афинских варваров. Вокруг огонь, крики... Милое глазу бога войны зрелище. Солдаты хватали всех подростков и мужчин, заковывая в цепи, дабы потом продать на невольничьем рынке. Тех, кто пытался биться часто убивали. Участь женщин была не лучшей. Они либо разделят судьбу мужей, либо их просто изнасилуют, убьют. К старикам и детям афинцы были столь же немилосердны. В такие моменты казалось, что даже зверь может быть добрее человека. В опустевшие, да и то не всегда, хижины бросали факелы и уже через минуты те превращались в пожарище. Бог войны стоял рядом из домом, пока не затронутым пламенем. В него как раз ворвалось трое солдат, выбив двери. Но один из них тут же повалился на землю, получив мощный удар топором по голове. Видать, бедняга посчитал, что, коль голова пуста, шлем не нужен. "Бездарь," - мелькнула в сознании Ареса мысль. Второй вояка, не менее самоуверенный, хоть и со шлемом, потянулся к мечу, но не успел. Тяжелый удар оставил вмятину на его "головном уборе", а сам смельчак потерял сознание. Вход закрыл собой высокий темноволосый мужчина ростом даже выше бога войны. Он был крепкого телосложения, что свидетельствовало о тяжелой физической работе или о прошлом, связанном с армией. Случившееся дальше окончательно убедило Ареса во втором варианте. Когда последний из воинов, ломившихся в дом, замахнулся мечем, мужчина перехватил его руку, затем резким и профессиональным движением просто сломал её. Солдат закричал, упустив клинок. Уже в следующую секунду этот же клинок отрубил ему голову. Бог войны заинтересовался крестьянином, с интересом наблюдая за дальнейшем развитием событий. Но всё закончилось быстро. В воздухе просвистела стрела, пронзив ногу смельчака. Тот повалился на землю, упустив оружие, и к нему тут же подскочил десяток солдат.
- Не убивать! Кто тронет - с того я лично шкуру сдеру! За такого мужика много отвалят на рынке, - проорал усатый мужчина немолодых лет. Скорее всего, он был командиром.
Воины послушались приказа, связав смельчака. Но тут один из них вскрикнул, указав рукой на север:
- Смотрите!
Взор Ареса тут же направился туда. Женщина в синем платье с маленьким ребёнком на руках со всех сил бежала в сторону леса. Была она уже весьма далеко. Похоже, мужчина прикрывал её уход, пытаясь спасти от рук солдат. В это время пленный, будто в подтверждение мыслей бога войны, дёрнулся, попытавшись вырваться, но тщетно.
- Уйдёт ведь! - добавил другой вояка.
- Да чёрт с ней, нам бы и этих всех в город привести, - отмахнулся командир, указывая на десятки пленных.
Арес успел заметить, как крестьянин, казалось, облегчённо вздохнул. Свое дело он сделал, семью защитил. Пусть и такой ценой. Вполне обычный поступок в текущей ситуации. Забота отца о жене и ребёнке, желание защитить их... Бог войны никогда не отличался ни добротой, ни сильными отцовскими чувствами, но что-то в его душе дрогнуло. Сознание по собственной инициативе заменило образ сельской женщины на образ Зены с маленькой Микаэлой на руках. Это были, пожалуй, самые дорогие люди для Ареса. Зена... Тут и говорить не о чём. Сын Зевса всё ещё пылал к ней тёплыми чувствами. Пусть многое и изменилось, пусть у неё и появился тот, кого она искренне полюбила, пусть Судьбы и разделили их, но чувства в сердце бога войны не угасли. Да, они были спрятаны глубоко внутри, но не исчезли. Остались. Остались навсегда. А Микаэла... Возможно, чувства Ареса к её матери частично перешли и на неё. Именно так, пожалуй, можно было бы объяснить отношение бога войны к дочери, ведь он действительно любил её, хоть их последнюю, а по совместительству и первую, встречу было тяжело назвать очень тёплой. Тем не менее, сын Зевса, коль была бы нужда, не раздумывая поступил бы так же, как этот мужчина, защищающий свою семью.
Да что ж такое то... Арес помотал головой, отгоняя от себя этот непонятный наплыв сентиментальностей. Он окинул взглядом селение. Точнее то, что от него осталось. Здесь больше не было на что смотреть. Синие мерцание и бог войны, итак невидим для смертных, исчез. Появился он уже в одном из своих храмов возле Афин. Сейчас здесь был лишь один старый жрец, следивший за порядком в святилище бога. Он тут же низко поклонился, что-то прошептав. Арес лишь отмахнулся правой рукой.
- Оставь меня.
Надзиратель храма ещё раз поклонился, молча выйдя. Бог войны подошел к дубовому столу, заваленному множеством даров в виде различной пищи, фруктов и вина. Смертные не понимали, что богам ни к чему эти жертвоприношения, им нужна вера. Крепкая вера и повиновение. Но Арес никогда не отказывался от преподношений. Он взял со стола большое красное яблоко, прокрутил его в руках и положил назад. Что-то было не так. Непонятное предчувствие и внутренне беспокойство царили внутри бога войны. Что-то подсказывало ему, что Микаэла в беде (неужто отцовский инстинкт наконец проснулся?). Именно поэтому покровитель воинов решил навестить именно её, дабы убедиться, всё ли с ней в порядке.
Через мгновение Арес уже был в городе Ти́ра. Он помнил это место. Не так давно афинская армия побывала здесь, но местным жителям ещё повезло, они пострадали меньше, чем окружающие их поселения. Осмотревшись, бог войны понял, что стоит он у входа в таверну "Боб", вероятно носившую имя владельца. Изнутри были слышны разные крики, но вслушаться в них сын Зевса не успел. Двери открылись и оттуда десяток солдат вывел очень знакомую девушку. Микаэлу. Она была прекрасна, как и во время предыдущей встречи. Высокая, стройная и сексуальная брюнетка с голубыми глазами. Просто мечта любого мужчины. Внешность обворожительной девушки портили лишь следы ударов и крови на лице.
- На площадь её! Сжечь богиню! Смерть убийце!
Выражение лица Ареса сейчас демонстрировало полное недоумение. Он не мог понять, как это его дочь попала в руки к смертным и почему она не защищается. Она же полубогиня, в ней течёт кровь бога войны, как такое вообще могло случиться?! Как эти мелкие людишки осмелились поднять руку на дочь олимпийского бога?! Но, если бы "папочка" не увлёкся афинской кампанией, этих вопросов, как и самой ситуации, могло просто не быть. Увы, того, что произошло, уже не вернуть.
Тем временем девушку вывели на центральную площадь, где уже собирался обозлённый люд. Они кричали знакомые фразы о немедленном убийстве Микаэлы. К народу вышел и городской бургомистр, очевидно лишь узнавший о случившемся. Ситуация была очень опасной, поэтому Арес решил не рисковать и вмешаться. Открыто появляться он не хотел, сперва нужно было разобраться в том, что происходит. Он провёл рукой в воздухе и бургомистр, уже открывший рот, утих. Через пару секунд он поднял руку вверх, успокаивая толпу, и заговорил:
- Жители Ти́ры, вы, несомненно, правы, это... - он указал рукой в сторону Микаэлы, - порождение зла, эта богиня, служащая Аресу, должна ответить за всё то зло, которое мы потерпели.
- Смерть ей, смерть! Сжечь её! - заорала толпа, перекрикивая управителя города.
- Но мы казним её завтра утром, - продолжил бургомистр, после чего выдержал паузу, ожидая, когда утихнет свист и возмущённые крики, и продолжил: - Почему, спрашиваете вы? А потому, что вершение справедливости должны увидеть все! Здесь собрались многие, но даже и не половина жителей. Мы принесём весть о казни в каждый дом, а утром, с восходом солнца, на глазах всех жителей города отрубим голову богине. Во имя мести, мести за всех отцов, матерей и детей, погибших во время нападения афинской армии!!
На сей раз толпа осталась довольной, поддержав речь управителя аплодисментами и криком. Бургомистр приказал до утра бросить девушку в темницу. В карцер. Вояки с улыбкой на лице потащили красавицу в тюрьму, не брезгуя лишний раз толкнуть её. Да и местные жители пытались ударить Микаэлу, обозлённо поливая её различными ругательствами. Сердце Ареса сжималось, он понимал, что вина за страдания дочери лежит именно на нём. Нет, они больше не причинят ей вреда. Это я обещаю!
Через пару минут яркое синее мерцание осветило убогое помещение карцера, сообщив о появлении бога войны. В левой руке он держал большое красное яблоко из храма.
- Неплохие апартаменты, только холодновато, – с ноткой сарказма молвил Арес, окинув карцер взглядом. – Знаю, ты не пылаешь желанием меня видеть, но я пришел помочь. Хочешь яблочко?
Отец протянул дочери руку с фруктом, слегка улыбнувшись и заглянув в её прекрасные голубые глаза. На самом деле юмор был лишь маской, щитом, просто богу войны сложно удавались откровенные беседы, поэтому он старался избегать их, даже прятаясь за цинизмом.


Физическое состояние: В отличной форме.
Моральное состояние: Приподнятое настроение.
Одет: Как обычно.
С собой:Клинок, выкованный Гефестом.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1156
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.04.14 12:05. Заголовок: Безудержные крики лю..


Безудержные крики людей о немедленной казни слышались отовсюду. Ощущения были скверные, учитывая, что Микаэла сталась не применять свою силу во зло. Даже когда подарок отца, давал ей возможность пользоваться огромной силой бога, она старалась до последнего сдерживаться. Голубые глаза опустились к руке, заряда браслета могло хватить на один мощный удар, который разбросает смертных, словно спички по округе, и подарит девушке шанс на спасения, но она медлила. Медлила, потому, что боялась. Вдохновение не даст себя в обиду, а в сложившейся ситуации Мика поневоле, упадет в пропасть собственного скрытого «Я», которое любит лишь одно - войну. Девушка понимала, подобный шаг слишком рискованный, ее свобода может стоить множества невинных жизней. Удар падет на тех, кто осмелился причинить боль дочери войны, а дальше, дальше вдохновение начнет мстить всем смертным без разбора, ведь теперь любой несет в себе угрозу. Очередной удар бичом по лицу, вывел девушку из размышлений. Резкая боль в глазах сверкнули искры, а из раны стала сочиться алая кровь. Все бы ничего, вот только теперь ее раны не затягивались. Непонимающий взгляд воительницы обратился к вышедшему в толпу бургомистру. Он говорил, что боги - зло, и в Микаэла была согласна с его словами, однако девушка была лишь на половину бессмертной, но разве униженным и оскорбленным можно доказать свою добродетель, в разгар столь жестокой войны, где никто не упустит шанса убить врага. Можно ли винить жителей города за то, что они пытаются защитится, уберечь своих жен и детей от эгоистичных богов, что ставят их на колени, применяя силу.
- мы казним её завтра утром - проговорил голос города, а на секунду Мика выдохнула. Возможно, ей удастся сбежать из камеры и избежать казни. Однако слова мужчины о жестокости расправы, заставляли вздрогнуть. Микаэла считала себя воином, смерть которого должна быть на поле боя с мечом в руках, а не площади города, где ее закуют в цепи и лишат жизни те, за кого она сражалась всю свою жизнь. Отчаяние, вот, что отражалось в потухших голубых глазах.
- посмотри на себя, слаба как котенок, а эти люди - смех - вот их благодарность за твою преданность - она просыпалась, и чем больше смертные проявляли агрессии в сторону дочери Зены, тем громче звучал голос вдохновения. Но может ли воительница так рискнуть и выпустить ее. Тяжелый выдох, и принятое решение. Выпустить вдохновение она всегда сможет, а вот загнать ее обратно…. остается лишь теперь унижения и по возможности искать способы выжить.
Раны не затягивались, а мысли окружающих покрылись тайной. Единственное, что могло бы помочь так, это браслет, но даже в такой ситуации дочь королевы воинов проявляла отвагу. По не известным ей причинам, способности которые достались ей от отца, были заблокированы. Ирония судьбы, ведь совсем недавно девушка хотела быть обычной, лишиться этих подарков. Вероятно, у местных жителей появилось оружие или некий артефакт способный действовать на бессмертных. Неизвестно, как оно будет действовать на чистокровных олимпийцев, но Микаэла лишилась своих сил. Как говорится «будь осторожнее в своих желаниях, ведь они могут сбыться».
Избитую и обессиленную воительницу поволокли в место, где она будет дожидаться казни. Швырнув девушку на мокрый и грязный пол, за ней плотно закрыли двери на тяжелые замки. Осмотрев сырое и грязное помещение взглядом, она вытерла рукой кровь с лица, а после неторопливо, поочередно растерла затекшие запястья рук. На несколько секунд она ощутила себя в полной безопасности, а после внезапно нахлынувшее чувство, заставило сердце отозваться двумя сильными ударами. Голубые глаза сошлись в легком прищуре, устремляя свой взор в одну лишь точку. Кому-то могло показаться, что девушка сходит с ума, но уже через несколько секунд темноту камеры озарило голубоватое свечение.
- Неплохие апартаменты, только холодновато, - произнес отец, осматривая темное помещение. – Знаю, ты не пылаешь желанием меня видеть, но я пришел помочь. Хочешь яблочко? - протягивая яблоко, проговорил он с легкой улыбкой. Микаэла недоверчиво посмотрела на бога войны. Ее отношение к отцу, было крайне негативными, и по большей степени было оправданы, ведь он пытался манипулировать ей. Контроль был потерян, и вдохновение убило Зену, другой вопрос, что Микаэла после вернула ту к жизни, истратив все свои силы. Браслет бога войны рассыпался, даруя воительнице свободу. Приключение достойное дочери Ареса, но девушка всю свою жизнь не считала его своим отцом.
- Пришел поиздеваться? - на удивление спокойно спросила она, а после устало выдохнула и плюхнулась на пол, подняв взгляд на Ареса. - На сколько мне известно, ты помогаешь всегда лишь одному человеку….себе - улыбнулась она в ответ, взяв в руки предложенное яблоко. - спасибо - опустив взгляд к рукам, Мика замолчала. Не было ни сил ни желания высказывать в лицо Аресу свое недовольство прошлым, он такой какой есть, она может либо принять это, либо нет, но одно все равно останется неизменным, он ее отец.
Ее тонкие пальцы ловко перебирали сочное яблоко, а после небесно-голубые глаза вновь обратились в темному взгляду отца. Завтра утром, ее жизнь оборвется, и может быть сейчас самое время поговорить с тем, кто был частью ее жизни.
- прости я не знаю, как к тебе относится, любить не люблю, но и ненавидеть тебя не за что - она нахмурилась - наверно поблагодарить должна - она улыбнулась - у меня было детство, без интриг и вмешательств богов, а когда я выросла твое наследие не раз помогало мне выжить, но - она замолчала и увела взгляд в сторону, словно собирала мысли в кучу, а те продолжали разбегаться по сторонам сопротивляясь полноценности. Слова застревали меж зубов, а голос отказывался озвучить, гордость мешала ей признаться в том, что ей всегда не хватало бога войны. Барка был внимательным отцом и дарил девочке всю свою любовь, однако дочери войны всегда не хватало родителей. Она скучала по им обоим, но каждый раз слыша сколько жизней уносит война, знала, что за всей этой кровью стоит ее родной отец, и это вызывало презрение и ненависть. Ненавидеть всегда проще, чем искренне любить и принять то, что многим кажется не правильным.


Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 85
Зарегистрирован: 07.04.14
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.05.14 16:36. Заголовок: Как только Арес появ..


Как только Арес появился в камере, он краем глаза заметил странный взгляд Микаэлы, направленный как раз в его строну. Этот лёгкий прищур показался ему весьма подозрительным. Лишь после первых слов в голове бога войны мелькнула догадка. Неужели это наследственное? Неужели дочь получила уникальный дар своей матери? Зена была единственной во всём мире, по крайней мере из тех, с кем богу доводилось встречаться, способной чувствовать появление Ареса. Сын Зевса так и не мог понять, откуда у неё этот дар, поэтому, при удобном случае да и со своих, личных соображений, винил во всём тесную связь между ними. Мол, сами Судьбы неразрывно связали их. Ведь Арес действительно был слепо влюблён в Зену. Ещё с первой их встречи. И до последнего надеялся на взаимность. Но, увы, сложилось всё не так, как хотелось бы. Воительница встретила Ганника и между ними вспыхнула любовь. Бог войны, конечно, не хотел так просто сдаваться, но после последней неудачной попытки вернуть Зену его руки опустились и он отказался от следующих действий. Правда навсегда ли?
Текущая ситуация немного напомнила Аресу о недавних, для бога, событиях, когда на месте дочери была её мать. Люди также поймали её, обвинив в том, что та не совершала. Но в том случае к произошедшему приложил руку бог войны, завертев очередную аферу, ради того, чтобы вновь обратить Зену на "правильный путь". Сейчас же он поступает наоборот - вытаскивает Микаэлу из подобного положения.
В глазах дочери Арес разглядел недоверие, в ответ же он постарался улыбнутся как можно добродушнее. Нет сомнений, что отношение девушки к отцу вполне оправдано. Во время прошлой встречи он повелся с ней, мягко говоря, не очень хорошо. Использовал как "инструмент" в очередной интриге вокруг принцессы воинов, закончившейся, как обычно, не лучшем образом. Хоть разошлись отец с дочерью, с точки зрения первого, сравнительно неплохо. Бог войны даже оставил полубогине ценный подарок в виде браслета, который накапливал заряд и позволял наследнице Ареса применять мощную силу богов. Тем не менее, с её памяти не скоро сотрётся ужасная картина собственноручного убийства матери, пусть и, так сказать, "временного".
- Пришел поиздеваться? - спросила Мика, улёгшись на пол. - На сколько мне известно, ты помогаешь всегда лишь одному человеку….себе.
Арес хотел было возразить, но не обнаружил в своем запасе ни единого аргумента. Бог войны прокрутил в своей памяти последние случаи помощи кому-либо, в том числе Зене. Но, как не смотри, в каждом случае сын Зевса преследовал свои личные интересы. Абсолютно в каждом. Пожалуй, из всего списка своих "достижений" он смог выделить только одну бескорыстную помощь Афродите, да и то мелочную. Поэтому бог войны просто промолчал.
- Спасибо, - нежным голосом молвила Микаэла, взяв яблоко у отца.
Арес пристально взглянул на свою дочь. Сейчас, в этой камере, она показалась ему такой беззащитной и несчастной, что глубоко внутри возникло желание обнять её, дабы, так сказать, защитить от всех бед. Казалось, внутри наконец проснулся отцовский инстинкт, находящийся в кромешном застое очень много лет. Но бог войны пока проигнорировал его. Все, кроме, пожалуй, Зены и Афродиты, считали Ареса бесчувственным подонком, не способным на какие-либо человеческие чувства, но это не совсем так. Были в душе сына Зевса и сочувствие, и доброта, и любовь, и честность. Правда, эти черты характера были настолько глубоко спрятаны, что проявлялись неимоверно редко и только по отношению к дорогим Аресу людям.
Мика перебирала в руках яблоко, затем подняла глаза на отца. В них бог войны увидел, или захотел увидеть, странную тоску. Через пару секунд она заговорила.
- Прости я не знаю, как к тебе относится, любить не люблю, но и ненавидеть тебя не за что. Наверно поблагодарить должна.
Арес слегка улыбнулся. Пожалуй, учитывая их предыдущий опыт общения, это были лучшие слова, на которые бог войны вообще мог рассчитывать.
- У меня было детство, без интриг и вмешательств богов, а когда я выросла твое наследие не раз помогало мне выжить, но....
За детство, пожалуй, следует благодарить мать. Неизвестно, как бы прошли молодые годы жизни Микаэлы, если бы Зене не удалось спрятать её от Ареса. Ясно только то, что они были бы намного более насыщенными. Бог войны просто не смог бы не воспользоваться дочерью ради очередной попытки вернуть принцессу воинов.
Казалось, Микаэла хотела сказать ещё что-то, но умолкла. Взгляд девушки направился куда-то в сторону. Богу войны показалось, что она растерялась и не знает, что сказать. Или знает, но не хочет...
Арес помотал головой, прислонившись к стене и скрестив руки на груди. Голос его зазвучал тихо и спокойно.
- Но ты ненавидишь мой дар за то, что он делает с тобой. А также ненавидишь то, что делаю я. Ненавидишь войну, ненавидишь убийства, ненавидишь бессмысленное кровопролитие. Но, чёрт, такова моя природа, - бог войны развёл руки в стороны, затем обратно скрестил на груди. - Кто-то же должен это делать. В конце-концов, война вещь необходимая. Мир не может существовать без войны, также как богиня любви не может существовать без бога войны, это неотъемлемая его часть. Как природный отбор. Выживает сильнейший, достойнейший. Представляешь, сколько бы наплодилось людей, если бы они не убивали друг друга? - сын Зевса сделал небольшую паузу, после чего продолжил: - Да и вообще, война не только сохраняет здравую нравственность народов, но и толкает общество на развитие. Она подобна ветру, охраняющему озера от гниения, грозящему им в случае длительного штиля. - Арес умолк, сделав задуманное лицо и потерев правой рукой подбородок. - Хм, это же чертовски умная мысль, надо будет протолкнуть её в народ.
Возможно, на некоторых бог войны производил впечатление типичного вояки, не слишком одарённого интеллектом, но на самом деле он очень умён, намного умнее, чем может показаться. Заглянув Микаэле в глаза, он продолжил:
- Не подумай, я не оправдываюсь, просто я не хочу, чтобы моя родная дочь ненавидела меня лишь за мою природу, за то, кем я являюсь. А на счёт издевательства... Как ты вообще могла такое решить? Да, меня сложно назвать примерным отцом... - тут он поймал на себе осуждающий взгляд Микаэлы. - Ладно-ладно, я ужасный отец, но как ты вообще могла подумать, что я могу издеваться над собственной дочерью, оказавшейся в беде? Я действительно пришел помочь тебе, забрать отсюда. Может, расскажешь, что произошло? Почему смертные посадили в темницу дочь бога войны? И как вообще они могли это сделать? Знаешь ли, папочке очень интересно.


Физическое состояние: В отличной форме.
Моральное состояние: Приподнятое настроение.
Одет: Как обычно.
С собой:Клинок, выкованный Гефестом.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1190
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.05.14 11:55. Заголовок: - Но ты ненавидишь м..


- Но ты ненавидишь мой дар за то, что он делает с тобой. - отец закончил за дочь ту фразу, которую девушка так и не осмелилась сказать в слух. Микаэла лишь печально подняла глаза на Ареса, а следом увела взгляд к решетке. - А также ненавидишь то, что делаю я. Ненавидишь войну, ненавидишь убийства, ненавидишь бессмысленное кровопролитие. Но, чёрт, такова моя природа - между тем продолжал он разведя руками, а затем снова сложив их на груди. И в словах его была правда, бог войны должен быть именно таким. Девушка молчаливо слушала речи бога войны, и с каждым его словом лишь убеждалась в одном, даже такому как Арес не под силу изменить свое предназначение. Ему не переделать себя, и не спроста именно на его плечах лежит бремя войны, все ее радости и печали. - Да и вообще, война не только сохраняет здравую нравственность народов, но и толкает общество на развитие. Она подобна ветру, охраняющему озера от гниения, грозящему им в случае длительного штиля. - продолжил он, но последней фразой, приковал задумчивый взгляд дочери к себе. Удивительно, зачем он рассказывает все это ей? Девушке, которая никогда не считала себя его дочерью, всегда хранила лишь одно чувство к богу войны ненависть. Но, как и тогда при первой их встречи, Мика никак не может разобрать истинную причину его появления здесь. Ну не может бог войны проникнуть чувствами к ней, спустя столько лет и прекрасно зная, как девушка ненавидит его. Поймав взгляд отца в собственных глазах, она поджала губы.
- Не подумай, я не оправдываюсь, просто я не хочу, чтобы моя родная дочь ненавидела меня лишь за мою природу, за то, кем я являюсь. А на счёт издевательства... Как ты вообще могла такое решить? Да, меня сложно назвать примерным отцом... - и вновь она соглашается с его высказываниями. Почему? Либо у Ареса есть талант отлично дурманить рассудок своих собеседников, либо он говорит искренне, но разве такое возможно? Примерный отец, услышав эту воительница взглянула на бога войны с неким осуждением, но продолжала молча слушать его монолог.
- Ладно-ладно, я ужасный отец, но как ты вообще могла подумать, что я могу издеваться над собственной дочерью, оказавшейся в беде?
- С трудом могу поверить в это - выдохнула девушка.
Я действительно пришел помочь тебе, забрать отсюда. Может, расскажешь, что произошло? - поинтересовался он.
- Ты удивительный - улыбнулась она краешком губы - идет самая большая твоя компания, война между людьми и богами - чуть мотнув головой в разочаровании тихо проговорила девушка.
Почему смертные посадили в темницу дочь бога войны? И как вообще они могли это сделать? Знаешь ли, папочке очень интересно.
Микаэла, поднялась на ноги и выпрямилась в спине. Ее негодующий взгляд устремился прямо в глаза Ареса.
- Я здесь по твоей вине - проговорила она - я здесь потому, что я дочь Ареса, бога который идет против людей войной, забирает жизни их родных, детей, лишь бы выиграть эту войну - Микаэла быстро миновала расстояние, и сейчас стояла прямо напротив Ареса. - Я не могу винить их за возможность отомстить тебе, и для них лучший способ показать войне чего она стоит, это убить его дочь - Мика отошла обратно, отвернувшись спиной к богу войны. - Я не могу винить их за это - бросила она фразу через плечо.
Микаэла всю свою жизнь уделяла свое внимание лишь матери, ее поисками были заняты ее мысли, а отец....она всегда обходила его стороной, лишь изредка одаривая ненавистью, которая жила в ее сердце. Но какова была истинная причина такого отношения? Арес и Зена были очень похожи между собой. Оба убивали, и продолжают убивать, оба любят войну и живут в ее ожидании. Куда легче обвинять во всех грехах кого-то одного, и выбор этот пал на бога войны. Внутри сжался тугой комок печали и собственного бессилия. Обида засевшая в глубине ее сердце, пожирала Микаэлу все эти годы, не находя силы на прощение родного отца.
- Эти люди жаждут мести - тихим голосом произнесла она - и что бы ты сейчас не сказал, я знаю, что должна умереть не только потому что твоя дочь, и но и потому, что моя смерть возможно спасет чьи-то жизни. Вдохновение опасна, ты и сам это прекрасно знаешь - закончила брюнетка, разминая затекшие запястья от своеобразных наручников с камнями, что лишали ее божественных сил.

Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 164
Зарегистрирован: 07.04.14
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.07.14 21:34. Заголовок: Арес внимательно сле..


Арес внимательно следил за реакцией дочери на его сова, ему было важно понять, как она относится к сказанному и в верном ли направлении он пошел. В грустном и задумчивом взгляде Микаэлы он прочёл нескрываемое согласие со сказанным, что не могло не порадовать бога войны. Основа была заложена, главное продолжать в том же направлении. Арес не рассчитывал очень быстро изменить отношение дочки к себе, тем более когда у неё такая мать, что не могло не оказать влияние на характер, но он поставил себе минимальную цель - избавиться от столь нежеланной ненависти. А бог войны привык добиваться своего. Правда, Лахесис, Клото и Атропос не всегда были с ним согласны...
Когда олимпиец завершил свою речь, Микаэла поднялась на ноги и выпрямилась. В её прекрасных глазах отец прочитал возмущение и даже злость.
- Я здесь по твоей вине, я здесь потому, что я дочь Ареса, - прозвучал её мелодический, со стальными нотками голос.
Сын Геры был согласен. Нет, не так. Он знал, что это его вина. Даже со слов бургомистра, орущего о мести богу войны за всех погибших от рук афинской армии. По неприятному стечению обстоятельств, именно в такое время им попалась под руку Мика - девушка, совсем непричастная к грехам своего отца. Даже его противница и ненавистница. При других обстоятельствах Арес попросту забрал бы её из площади, при этом ещё поджарив с десяток человек, но он понимал, что в текущей ситуации нужен иной подход. Именно его он и выбрал.
- Бога который идет против людей войной, забирает жизни их родных, детей, лишь бы выиграть эту войну, - продолжила дочь.
На это отец лишь слегка помотал головой из стороны в сторону. Ладно смертные, но неужто она этого не понимает? Мне незачем выигрывать каждую войну, незачем рваться к победе, ведь любая война - это уже моя победа. Любая смерть, кровь, убийство - мой триумф. Меня невозможно победить войной, потому, что я и есть Война! Лишь рассудок Ареса не позволил ему сказать всё вслух, это могло иметь плохие последствия.
Мика мгновенно двинулась на отца, за секунду оказавшись прямо перед ним. Если бы не стена, сын Зевса отступил бы назад. Этот напор, эта сила, этот взгляд... Она была совсем как Зена, что заставляло и боятся и восхищаться одновременно.
- Я не могу винить их за возможность отомстить тебе, и для них лучший способ показать войне чего она стоит, это убить его дочь... Я не могу винить их за это.
Я могу. Гордыня бога войны отозвалась негодованием. Эти смертные - никто, лишь игрушки, "домашние зверки". Они созданы олимпийцами, вся их жизнь зависит от милости богов, их смерть подчиняется воли бессмертных, как они вообще смеют поднимать руку на своих создателей и их детей? Ладно, война глупых человечков, поддавшихся влиянию Зены, Геракла и их сумасшедших друзей, с богами, это немного другое, тут и сам Арес не против поразвлечься, тем более, что опасаться стоит лишь этой парочки, но попытка убить дочку бога войны.... Это чересчур.
- Эти люди жаждут мести - тихим голосом произнесла Мика, - и что бы ты сейчас не сказал, я знаю, что должна умереть не только потому что твоя дочь, и но и потому, что моя смерть возможно спасет чьи-то жизни.
"Твоя смерть никого не спасёт. Если бы они тебя убили, я бы уничтожил весь город. А в придачу ещё с десяток соседних, как урок на будущее," - про себя молвил Арес, опять же решив вслух ничего не говорить по этому поводу. Сейчас не то время.
Богу войны было трудно подобрать слова. За всю свою неизмеримо долгую жизнь он ещё не оказывался в подобной ситуации. Ему очень хотелось не только спасти свою и Зены дочь, но и наладить с ней отношения, что было ой как не просто сделать. Любое лишнее слово или фраза могли свести все старания на нет, поэтому следовало быть осторожным.
Мика стояла спиной к Аресу, вероятно, задумавшись о чём-то. Бог войны окинул её взглядом, в очередной раз отметив очень изящную фигуру, красивый рельеф плеч и длинные, привлекательные ноги. Не странно, что девушке всегда доводилось "отбиваться" от толп поклонников, здесь было чем восхищаться.
Красотой явно в меня, да. Ох, если б она не была моей дочерью.... Но Арес быстро откинул лишние мысли. Он тихо подошел к Микаэле, не желая "спугнуть", затем легонько положил ей руки на плечи, почувствовав, как она содрогнулась. Он наклонил голову к её правому уху:
- Даже не думай об этом, слышишь? Я не позволю им убить тебя, хочешь ты этого или нет. В конце-концов, я твой отец.
Почувствовав, что дочь немного заёрзала, Арес убрал руки, чуть отойдя в сторону.
- Знаю, ранее у тебя не было возможности ни почувствовать моей заботы, ни поддержки, но я был в такой же ситуации. Зена спрятала тебя от меня, лишив даже самого простого права - побыть твоим отцом. Я вовсе не пытаюсь обвинять её в чём-то, я понимаю, что это, отчасти, было оправдано, ведь она всего лишь пыталась защитить свою дочь, но это не меняет произошедшего. Она просто забрала тебя у меня. Забрала дочь у отца. Это жестоко, - он взглянул на Микаэлу, вздохнув: - Всё, что я прошу, это дать мне шанс. Один маленький шанс. Разве это так много?
Арес, как бы неимоверно это не звучало, был искреннем. Да, он жестокий подонок, но и в его душе есть доброта. Правда, её настолько мало, что хватает лишь на нескольких людей, но хоть что-то...


Физическое состояние: В отличной форме.
Моральное состояние: Приподнятое настроение.
Одет: Как обычно.
С собой:Клинок, выкованный Гефестом.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1247
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.07.14 14:08. Заголовок: Еще никогда прежде м..


Еще никогда прежде молодая воительница не общалась со своим отцом так близко. Да ее воинственная натура была в восторге от сильного отца, по чьим жилам течет золотая кровь войны, но что касается здравого рассудка, то он обычно падал на колени перед мощью внутреннего я. Стимфал запомнился Микаэле, в нем было много хорошего, но и плохого было предостаточно, особенно для того, чтобы ненависть к родному отцу стала еще сильнее, однако почему она сейчас ведет с ним беседы, слушает о чем он говорит, а даже в чем-то соглашается. Внутренняя борьба с собой не прекращалась, она продолжала высказывать Аресу в лицо собственные мысли, однако в глубине души понимала, нельзя винить его во всех грехах, за каждым из олимпийцем можно было записывать проступки которые они совершают и от которых страдают люди, но по обыкновению своему, мы обычно цепляемся к тем, кто нам дорог. Обладая силой мы несем ответственность за последствия ее проявлений, а значит и бог войны и богиня охоты и все остальные олимпийцы включая их детей полукровок тоже будет нести бремя собственных ошибок и расхлебывать итоги. Проблема Ареса была лишь в том, что он принимал собственную сущность, не боролся с ней и относился должным образом, если бы бог войны каждый раз казнил себя за очередную смерть, он не был бы тем кем был рожден. Мика же полностью отрицала свою принадлежность к бессмертным, готова была провалиться сквозь землю, когда несдержанное "вдохновение" убивало, но при этом полностью задавить в себе божественную половину было невозможным. Это все равно что, разрубить себя пополам и остаться инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Ей необходимо научится принимать ту силу, которая досталась ей от могучего отца. И сейчас осознав это в собственной голове, она четко слышала его мысли.
- Ладно смертные, но неужто она этого не понимает? Мне незачем выигрывать каждую войну, незачем рваться к победе, ведь любая война - это уже моя победа. Любая смерть, кровь, убийство - мой триумф. Меня невозможно победить войной, потому, что я и есть Война! - говорил он про себя, не осмеливаясь озвучит в слух. Брови девушки лишь на секунду сошли на переносице, а внутренний голос орал во все горло - ОН ПРАВ!
"Твоя смерть никого не спасёт. Если бы они тебя убили, я бы уничтожил весь город. А в придачу ещё с десяток соседних, как урок на будущее," - вновь беззвучно произносит бог войны, а девушка отворачивается к стене не в силах смотреть в карие глаза бога. Микаэла знала насколько коварен может быть ее отец, вспомнить его подарок и многое становится ясным, но почему он пришел сейчас, зачем пытается наладить отношения с дочерью которая так ненавидит его. Может быть бог войны просто защищает свою дочь? Тяжелый выдох, сквозь который она слышит очередной мысли отца, от которых уголок губ чуть вздрагивает в улыбке.
- Красотой явно в меня, да. Ох, если б она не была моей дочерью....
- Но я твоя дочь ... - мысленно отвечает ему девушка, и в этот же момент вздрагивает от прикосновения рук Ареса к ее плечам. По телу пробежало тепло, такое как при первой встрече с Зеной. Мать обняла ее, прижимая к груди, делясь с ней своей нежностью, и говоря, что никому не даст ее в обиду. То же сейчас ощутила она с прикосновение отца. Она чувствовала его силу, силу бога, силу войны, которая пытается защитить свою дочь от гнева смертных, чьи глаза застелила пелена ненависти и злобы.
- Даже не думай об этом, слышишь? Я не позволю им убить тебя, хочешь ты этого или нет. В конце-концов, я твой отец. - проговорил Арес, а брюнетка чуть повела плечами.
- Знаю, ранее у тебя не было возможности ни почувствовать моей заботы, ни поддержки, но я был в такой же ситуации. Зена спрятала тебя от меня, лишив даже самого простого права - побыть твоим отцом. Я вовсе не пытаюсь обвинять её в чём-то, я понимаю, что это, отчасти, было оправдано, ведь она всего лишь пыталась защитить свою дочь, но это не меняет произошедшего. Она просто забрала тебя у меня. Забрала дочь у отца. Это жестоко, всё, что я прошу, это дать мне шанс. Один маленький шанс. Разве это так много? - закончил бог войны, а Микаэла обернулась. Ее голубые глаза с осторожностью поднялись к темным глаза отца. Он старался быть искренним с ней, старался быть честным, но он бог войны, и коварство всегда будет его частью.
- Ты прав, не тебе винить моя мать - тихо, но уверенно произнесла она - Уверенна, бог войны с легкостью мог найти свою дочь если бы захотел. Кем бы я стала, попади к тебе в руки? - она покачала головой. - Ты просишь шанс, но для чего? - чуть прищурив голубые глаза, Мика пыталась разгадаться замыслы бога войны. Он не приходит просто так, ему всегда что-то нужно, хотя сегодня дочь королевы могла ошибаться. - Помнишь ? - вдруг спросила она, и протянула вперед руку, на которой, изящной татуировкой красовался подарок отца. Стимфал навсегда останется в моей памяти, все те люди которых уничтожила твоя дочь, были не виновны, они просто защищали своих детей и жен от монстра с мечом в руках и с сильным отцом за спиной. Они защищали себя, от меня - с грустью сорвалось с ее губ - потому что, "вдохновение" - твоя дочь и ей не важен исход битвы. Она, как и ее отец для которого любая война - это уже моя победа. - говорила она, его же словами - Любая смерть, кровь, убийство - ее триумф. Ее невозможно победить войной, потому, что я и есть Война! Ее вдохновение, ее сила и мощь - закончила Мика, гордо выпрямившись в спине. Кажется Арес не догадывался о способности своей дочери читать чужие мысли, или же думал, что зеленые камни на ее запястьях заблокируют все способности девушки. Но рядом с отцом богом, она чувствовала в себе ту самую силу, которая дремала внутри полубогини всю жизнь, ту силу которую дочь королевы воинов так боялась выпускать. - Ты мой отец и этого не изменить, но я все равно буду пытаться - она на секунду замолчала, прислушавшись к звукам за дверями. Городские шумели, и кажется они решили поторопить время казни. - жить правильно.
Двери камеры открылись и на пороге появилось два рослых мужика, в руках которых горели факелы. Голубые глаза воительницы безразлично окинули их взглядом, и вернулись к отцу.
- ...я не хочу умирать
- Дочь Ареса должна ответить за его грехи - грозно пробурчал один из них.
- Тогда ваши дети, будут нести ответ за забранную вами жизнь, я не причиняла вам зла. - пытаясь воззвать к здравомыслию палачей. - Но если вы считаете себя в праве отнять жизнь лишь за то, что я дочь Ареса, он будет вправе отомстить вам лишь за то, что они ваши дети. Не стоит уподобляться жесткости олимпийцев. Грехи наших родителей не должны ложиться грузом на наши плечи - слова воительницы кажется не нашли отражения в головах верзил, один из них сделал шаг навстречу и с размаху нанес удар по лицу Микаэлы, от чего та слегка отшатнулась назад. Резкий выдох горячего воздуха, и руки сжимаются в кулаки. Мимолетный взгляд голубых глаз в сторону отца, после чего небесный цвет заполнила черная пелена. Это была она, его дочь, сила войты и ее вдохновение.





Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 210
Зарегистрирован: 07.04.14
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.08.14 19:27. Заголовок: После того, как Арес..


После того, как Арес завершил речь, Микаэла обернулась, заглянув своими прекрасными глазами в глаза отца. Богу войны было сложно прочитать мысли своей дочери. В её взгляде отражалось вовсе невнятное скопление эмоций, сын Зевса увидел там растерянность, недоверие, а может и любовь. По крайней мере, ему хотелось это видеть. Красавица, правда, была очень загадочной и непредсказуемой, как, прочем, и её мать, по глазах которой было вовсе не легко угадать эмоции, поэтому Арес не мог быть уверенным в своих выводах. Впрочем, с другой стороны, для Мики он отец, а для Зены... А кто он, собственно, для неё?
После короткой паузы Мика произнесла своим бархатным голосом:
- Ты прав, не тебе винить мою мать. Уверенна, бог войны с легкостью мог найти свою дочь если бы захотел.
Если бы захотел... Чтоб захотеть, нужно было знать о её существовании, а Арес в то время был слишком увлечен другими делами, сейчас он уже не мог вспомнить, какими именно, вроде, войной, поэтому оставил Зену без внимания. А потом было уже поздно - она успела спрятать дочь.
- Кем бы я стала, попади к тебе в руки? - Микаэла покачала головой.
Бог войны осознал, что его дочь права. Если бы он воспитывал её, то, пожалуй, попробовал бы отыграться за то, что Зена отошла от дел, выбрав сторону добра. Арес сделал бы с Мики новую предводительницу для его войска. Сложно сыскать лучшую кандидатуру, чем дочь Зены, в которой течёт его кровь. О, она бы отлично подошла на это место. Бог войны уже представил воительницу во главе огромной армии, сметающей всё на своём пути во имя великого и ужасного Ареса. Она была бы непобедимой, от одного упоминания её имени людей бы охватывал приступ страха. Микаэла - дочь Ареса, королева воинов и повелительница греческих земель. Но этого не случилось. И что мы имеем сейчас? Она сидит в темнице, пленена смертными, и покорно ждёт казни. Не такой должна быть судьба дочери бога войны. Да, формально Микаэла здесь из-за отца, но Арес уверен, что подобная судьба ей бы не грозила, будь она под его опекой. Впрочем, это уже не важно. Произошедшего не изменить.
- Ты просишь шанс, но для чего? - юная воительница прищурила глаза, всматриваясь в лицо отца.
Опять... Опять она думает, что ему что-то нужно, что он задумал какую-то пакость. Неужели дочь не способна поверить в искреность слов бога войны? В то, что он лишь желает быть ближе к ней, иметь возможность проявлять свою заботу, помогать, поддерживать, чувствовать её любовь и дарить ей своё тепло? Чёртова репутация не позволяет заподозрить Ареса хоть в чём-то добром? А ведь всё было именно так. Олимпиец не вынашивал никаких коварных планов, по крайней мере пока, он лишь желал избавить себя от ненависти своей самой любимой дочери и сберечь то единственное, что всё ещё связывало его с Зеной.
Сын Зевса не знал, как сказать это. Да, он хотел, но не мог подобрать нужных слов и ему что-то мешало, какая-то...гордость? Арес просто не мог представить себя, излагающего нежные и сентиментальне речи, он уже итак слегка изменил своим принципам. Но, благо, Микаэла не дала отцу ответить, продолжив:
- Помнишь ? - спросила она и протянула вперед руку, на которой, изящной татуировкой красовался подарок отца.
Конечно Арес помнил. Подобное не забывается. Этот подарок был полностью осознан, его предназначением было освобождать тёмную часть души Микаэлы, его часть, делая из неё прекрасного, пусть и жестокого воина. Олимпиец полагал, что это сослужит ей немалую пользу, и он не ошибся. Не смотря на невинные жертвы, нередко сопровождающие пробуждение "Вдохновения", этот подарок не раз помогал девушке.
- Стимфал навсегда останется в моей памяти, все те люди которых уничтожила твоя дочь, были не виновны, они просто защищали своих детей и жен от монстра с мечом в руках и с сильным отцом за спиной. Они защищали себя, от меня - с грустью сорвалось с ее губ - потому, что "вдохновение" - твоя дочь и ей не важен исход битвы. Она, как и ее отец, для которого любая война - это уже моя победа. Любая смерть, кровь, убийство - ее триумф. Ее невозможно победить войной, потому, что я и есть Война! Ее вдохновение, ее сила и мощь - закончила Мика, гордо выпрямившись в спине.
Внешне Арес остался спокойно, но у него едва не отвалилась челюсть от шока. Девушка не переставала его удивлять. Сколько ещё скрытых способностей таит в себе их с Зеной дочь? Бог войны был прав - в ней огромен потенциал, она не может закончить жизнь вот так нелепо. Кстати, об этом... С улицы чётко доносились крики толпы, вероятно, не желающей больше откладывать казнь. Медлить было нельзя, болтовню можно оставить на потом, сейчас нужно забрать Микаэлу отсюда.
Внезапно дверь камеры открылась и внутрь зашло два стражника с факелами. Взгляд девушки скользнул мимо отца, остановившись на прибывших солдатах. Арес повернулся к ним боком, отойдя на шаг к стене, он всё ещё был невидим для смертных. Через мгновение Микаэла вновь глянула на отца, прошептав:
- Я не хочу умирать...
Это было последней точкой. Бог войны уже сжал кулаки, готовясь отправить стражников к Аиду, но что-то пошло не так. Дальнейшие слова он пропустил мимо ушей. Непонятное, но знакомое чувство прокатилось по всему телу, кожей пронёсся холод. В этот момент один солдат стоял возле дочери, а второй внезапно широко раскрыл глаза, уставившись прямо на Ареса.
- Смертен! Аид побери, я смертен! - пронеслась в голове мысль, но разбираться в подробностях не было времени.
Вояка уже потянулся к мечу на поясе, но бог войны вышел из ступора. Сработал рефлекс и он, чуть подавшись вперёд, со всего размаху, ударил правой рукой противника прямо в челюсть. Тот повалился на пол, потеряв сознание и выпустив из рук факел.
- Чёрт! - вскрикнул Арес, помотав правой рукой и чувствуя непривычную богам боль. - Ненавижу быть смертным!
Была только одна вещь, которую сущность Ареса не переваривала ни коим образом - смертность. Он даже не мог объяснить, насколько сильно ненавидит и с какой брезгливостью вспоминает те моменты, когда по каким-то причинам лишался своей силы. Но судьбам, видимо, нравилось издеваться с бога войны и в этот раз они вновь не удержались.
К счастью, в своем безграничном горе, Арес вспомнил о втором стражнике, который как раз обернулся к нему. В его глазах читался тот же шок, что у товарища, сейчас пребывающего без сознания. Но этому мужчине повезло гораздо меньше... Бог войны, на время забыв о боли, выхватил свой клинок из ножен, пронзив им противника. Мужчина бросил факел, который, упав своим верхом на пол, потух.
- Не смей трогать мою дочь, - злобно прошептал Арес, перед тем как вытащить меч и бросить на пол бездыханное тело.
Вытерев лезвие об одежду трупа, бог войны обратно спрятал его в ножны. Карие глаза устремились к глазам дочери.
- Ну вот, пришел помочь, называется, - нервно молвил олимпиец, всё ещё пытаясь понять, что произошло. Тут его взгляд скользнул по "браслетах" на руках Микаэлы, заметив два зелёных камня на них, от чего в голове промелькнула ужасная догадка: - Камни Аида! Я так и знал, что он их не уничтожил.
Арес, лик которого сейчас отражал злобу и ненависть, на мгновение замолк, развернувшись к стене. Но уже через пару секунд он вновь стоял лицом к дочери, спокойно смотря ей в глаза.
- Ну что же, теперь головы отрубят нам двоим, - бог войны слегка улыбнулся, непонятно от чего. - Если ты, конечно, не изменишь решение. Мы можем выбраться отсюда, но только вдвоем.
Сын Зевса замолк, смотря Микаэле в глаза. Он ждал ответ...


Физическое состояние: В отличной форме.
Моральное состояние: Приподнятое настроение.
Одет: Как обычно.
С собой:Клинок, выкованный Гефестом.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1318
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.08.14 14:24. Заголовок: Все внутри меняется,..


Все внутри меняется, когда жизнь находится в опасности, что-то мы понимаем сразу, другое приходит со временем, а бывает и так, что понимание приходит к нам слишком поздно и вернуть ничего уже нельзя. Внутри Микаэлы шла борьба, она была вечной и казалось никогда не кончится. Девушка боролась со своей истиной с тем, что звалось "вдохновением", отвергала ее, пыталась не выпускать, совершенно не понимая, что именно эта ее часть, дает ей силу, способную принести большие победы, и именно эта часть принадлежит ее отцу, богу войны. Какой бы не была "вдохновение" сама Микаэла сделала ее таковой. Когда к чему-то относятся с недоверием и опасениями, невольно мы создаем себе врага, на которого вешаем все свои промахи, и которого боимся. Возможно прими девушка свою темную половину, она сможет, наконец, найти необходимую середину и жить без страха, но для этого ей необходим Бог войны, которого она так долго презирала, ненавидела отца лишь за его сущность, точно так же, как и ненавидела себя.
Все происходило так быстро, что девушка ни сразу поняла о том, что Арес стал смертным, каким образом и не обман ли это? Очередная уловка, чтобы подкупить доверие дочери? Девушка смотрела, как искусно ее отец, припечатал кулак в челюсть охранника, отправляя того в нокаут. Голубые глаза взглянули на мужчину в доспехах, которые был не доволен своей внезапной уязвимостью. - Чёрт! - разминая кисть проговорил бог войны - Ненавижу быть смертным! - звучало убедительно, но Мика все еще не верила в происходящее. Девушка находилась в легком ступоре, второй верзила словно позабыв о том, что перед ним стоит дочь бога войны, обошел ее направляясь прямиком к Аресу. Внутри девушки все сжалось в тугой комок, а что если ее отец и впрямь стал смертным, на сколько он искусный воин без божественных сил? Ловикм движением он достает меч и ножен, а после уверенно и беспощадно отправляет обидчика своей дочери во владения Аида.
- Не смей трогать мою дочь - прошипел Арес, вытаскивая оружие из мертвого верзилы. Пара легких движений очистили лезвие от крови, а после меч вновь оказался на прежнем месте. - Ну вот, пришел помочь, называется
- Не обязательно было его убивать - проговорила Микаэла бросив укорительный взгляд на отца, но он видимо этих слов не услышал, потому, как узнал в кандалах дочери знакомые камни. -Камни Аида! Я так и знал, что он их не уничтожил - злился бог войны, и признаться было на, что. Учитывая силу подобных артефактов, они могут навсегда стереть пантеон богов с лица земли, обрекая каждого бессмертного на смертные муки смерти. Дочь войны тяжело выдохнула, наблюдая за Аресом.
- Ну что же, теперь головы отрубят нам двоим. Если ты, конечно, не изменишь решение. Мы можем выбраться отсюда, но только вдвоем. - добавил он, поднимая взгляд карих глаз на дочь. Впервые она стоит лицом к лицу с отцом, и вот так спокойно беседует о предстоящей, их общей судьбе. Либо она спасутся вместе, и Мика научится наконец, доверять своему родному отцу, либо погибнут. Воительница увела взгляд в сторону, размышляя о том, как бы поступила ее мать и на сколько можно доверять богу войны.
- Ты жестокий, и коварный, так говорят о тебе люди - она посмотрела на Арес - Но эта не твоя смерть - выдохнула она - не сегодня и не так - девушка протянула руки вперед - поможешь? - вопросительно взглянув в глаза отца, Мика ждала пока тот разрубит цепь на ее оковах, браслеты с камнями это снять не поможет, но хотя бы руки будут свободны друг от друга. Долго ждать не пришлось, бог войны одним ударом разрубил цепь. - Молва не лжет, у бога войны отличный меч - едва заметно улыбнувшись девушка, подошла к дверям тюрьмы в которой ее держали. Из небольшого окошка было видно, как люди на площади готовятся к казни. Вооруженные каратели скоро спохватятся своих товарищей, что сейчас лежали на полу возле ног Ареса. Девушка резко обернулась на тела, а широкая улыбка невольно расплылась по лицу, когда в тусклом свете мелькнул ключ, на поясе мирно спящего верзилы. Шум за дверями не прекращался, и на разведку отправилась новая пара палачей. Вооруженные до зубов, они явно шли за пленницей, чтобы вести ее к месту казни.
- Если бежать то сейчас - поговорила она, подлетев к спящему охраннику и сорвав с его пояса ключ. - Сюда идут, и если мы бежим, обещай мне, что ни один крестьян больше не падет от твоего меча -серьезно взглянув на отца, потребовала Микаэла - Иначе я не сдвинусь с места


Балансирую на грани ....



Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://funkyimg.com/i/JFuk.jpg

С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 234
Зарегистрирован: 07.04.14
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.08.14 21:31. Заголовок: Ожидая ответа дочери..


Ожидая ответа дочери, олимпиец принялся анализировать сложившуюся ситуацию. Эти два камушка на на запястьях Микаэлы были слишком мелкими, Арес мгновенно сообразил, что проблема не в них. Они были способны подавить лишь силы того, кто их носит, да и то не полностью. Бог войны предположил, что его присутствие усилило способности Мики, из-за чего та смогла прочесть его мысли. Или же камни не блокируют эту способность. Впрочем, это не столь важно в текущей ситуации. Так как два мелких осколка не могли быть причиной потери сил Ареса, где-то рядом должен быть как минимум один крупный кристалл, который и следует уничтожить. Оставалось лишь несколько вопросов. Откуда местные взяли камни Аида? Где они их держат и как туда добраться живым? Первый вопрос можно будет оставить на потом, а вот решение двух других откладывать ни коим образом нельзя. Каждая лишняя минута промедления может стоить жизни. Но и ломиться вперёд, сломя голову, тоже нельзя.
Из раздумий Ареса вырвал голос Микаэлы.
- Ты жестокий, и коварный, так говорят о тебе люди - её взгляд встретился с взглядом отца.
На лице бога войны промелькнула едва заметная ухмылка, он был довольный подобной лестью. Да, для него упрёк в жестокости и коварстве был именно лестью. Он всегда заботился о своем имидже безжалостного подонка в глазах смертных и, стоит отметить, очень успешно. А как же иначе? Они должны трястись от страха только услышав его имя. Бог войны ведь, а не любви.
- Но эта не твоя смерть. Не сегодня и не так.
Арес, несомненно, был полностью согласен со сказанным. Во-первых, смерть ни коим образом не входила в его планы на ближайшие миллионы лет, а во-вторых - если уж и отправляться в небытие, то точно не от руки смертных. Не на их потеху, не таким позорным способом.
- Поможешь? - Мика протянула руки, ожидая, что отец разрубит цепи.
Сын Зевса немедля вытащил клинок, лёгким движением разрубив оковы. Никакой метал, ясное дело, не способен остановить клинок бога войны, выкованный в кузнице Гефеста. Это ужасающее оружие. Кто бы что не говорил, но олимпийский оружейник знал своё дело.
- Молва не лжет, у бога войны отличный меч.
Арес слегка улыбнулся. Молва... Ей далеко не всегда стоит верить. Он слышал множество различных слухов и историй, которыми оброс его клинок. Самой популярной и наиболее близкой к истине, пожалуй, является легенда о том, что тот, кто завладеет мечем бога войны, станет непобедимым. Обладатель магического клинка получит бессмертным и завоюет весь мир. Но были и настолько перекрученные да наполненные человеческой фантазией слухи, что Арес, узнав о них, долгое время не мог побороть истерический приступ смеха, ведь его клинок, получается, едва ли не живое, самостоятельное существо.
Когда оружие вновь оказалось в ножнах, бог войны выглянул в мелкое окно, которое выходило прямо на городскую улицу. Под тюрьмой уже собралось приличное количество людей с очевидными намерениями. Олимпиец уже было хотел поторопить дочь, обыскивающую охранника, которого "вырубил" Арес, но она опередила его:
- Если бежать то сейчас, - в руках Микаэлы мелькнула связка ключей. - Сюда идут, и если мы бежим, обещай мне, что ни один крестьян больше не падет от твоего меча. Иначе я не сдвинусь с места.
На мгновение Арес подумал, что его дочь шутит, издевается над ним. Нельзя требовать подобного от бога войны, это ведь....идиотизм! Но девушка была серьёзной, а её взгляд отлично подчёркивал это. Она просто не оставила отцу выбора. Правда, с другой стороны, речь в обещании шла только о мече бога войны, другие клинки, кинжалы, молнии, огненные шары и даже руки не упоминались, следовательно...
- Хорошо, я обещаю. Больше ни один крестьянин не умрёт от моего меча, - вздохнув, с грустью молвил олимпиец, скрывая внутреннюю улыбку, так и норовящую вырваться наружу. - А теперь пошли, времени мало.
Арес подхватил не потухший факел одного из стражников, а также меч, протянув его Микаэле.
- Бери, может понадобиться. Бери, я сказал, - не дожидаясь ответа, бог войны ткнул девушке в руки клинок.
Через мгновение отец с дочерью уже были в коридоре.
- К главному выходу идти нет никакого смысла, нас там уже ждёт недружелюбная толпа, - бог войны окинул взглядом коридор, поворачивая направо. - Найдём служебный, которым пользуется стража. Он дожен быть где-то в той стороне. Скорее всего, охраняется.
Покровитель солдат был неплохо знаком с подобными заведениями, а у большинства из них, помимо особенных мест заключения для наиболее опасных представителей общества, была приблизительно одинаковая планировка и сбежать оттуда, выбравшись из камеры, не составляло особого труда. Особенно ночью, когда оставалось лишь несколько стражников.
Арес и Микаэла быстро, но бесшумно двигались узкими, холодными, тёмными и мокрыми коридорами тюрьмы. Внезапно где-то позади прозвучал громкий крик, заставив бога войны бросить нервный взгляд назад. Похоже, их исчезновение уже обнаружили.
- Быстрее, - кинул он Мике, ещё больше ускоряя шаг.
Впереди показалась лестницы, ведущие на уровень выше, так как карцеры, обычно, находились в подвальных помещениях. Поднявшись по ним, бог войны и полубогиня оказались в более широком коридоре, который уже освещали факелы на стенах. Не успев преодолеть и десятка метров, они наткнулись на двоих охранников, совершающих обход или же направляющихся к карцерам. Впрочем, это было не важно. В глазах стражников читался страх, но он, тем не менее, вытянули мечи и приготовились. Арес решил сыграть на их испуге, всё равно удары клинков будет слышно. Громко рассмеявшись, ещё более шокировав людей, бог войны резко бросил факел, итак более ненужный, в ближайшего противника. Тот попытался уйти в сторону, рефлекторно прикрывая лицо. В то же время меч олимпийца с характерным звуком освободился и ножен и уже через мгновение направился в грудь солдату. Воин, успешно уклонившись от факела, успел сориентироваться в ситуации и вовремя заблокировать удар, но это ему не особо помогло. Арес успел нанести ещё тройку ударов, оттеснив бедолагу к стенке, затем ловким и сильным ударом выбил оружие из рук противника. Уже собравшись прикончить неудачливого парня, бог войны вспомнил об обещании. Слово есть слово. Поэтому вместо удара острым лезвием стражник получил мощный удар рукоятью в лицо, погрузивший его в короткий сон.
Пряча оружие в ножны, олимпиец развернулся к Микэле, которая уже справилась со своим противником. В ответ на её взгляд Арес коротко отрезал:
- Не беспокойся, жить будет. Пошли.
Из некоторых камер по бокам коридоров доносились просьбы о помощи, но беглецы их просто игнорировали. Ещё пара поворотов и им на глаза попались заветные двери, явно не ведущие в камеру. Охраны возле них не было.
- Ключи, - обратился Арес к дочке, протягивая руку.
Спустя минуту несложных манипуляций, нужный ключ был найден и дверь открылась, открывая путь на свободу. На улице было темно, молодая луна была не способна дать достаточно света, а в ближайших домах не горела ни одна лампа. Лишь вдали справа, в районе главного входа в тюрьму, были слышны крики и виден свет факелов.
- Туда мы точно не пойдём, - тихо сказал бог войны со свойственным ему сарказмом , обратно закрывая дверь на ключ. - Сейчас нас будут искать по всему городу, нужно найти укрытие, где можно спрятаться и переждать.
Арес не любил убегать от врага, не любил избегать опасности, он всегда двигался ей навстречу, но сейчас он смертный, а вот так глупо погибать вовсе не хотелось. Нужно знать, когда можно лезть в драку, а когда - не следует.


Физическое состояние: В отличной форме.
Моральное состояние: Приподнятое настроение.
Одет: Как обычно.
С собой:Клинок, выкованный Гефестом.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1337
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.08.14 23:17. Заголовок: Трудно менять своей ..


Трудно менять своей отношения к тому, к кому ты привык относится с ненавистью, чувством которое пожирает тебя изнутри заставляя заживо умирать. От него трудно избавится, особенного когда с ней в паре зажигательно выплясывает госпожа гордость. Возможно встреть Микаэла своей отца при полном параде и собственных силах, она бы просто развернулась и ушла. И дело было не только в том, что она искренне верила в свою ненависть к нему, дело было еще и в том, что ей было страшно увидеть в нем хорошее и распрощаться с уже привычным чувством, которое много лет прорастало корнями пробираясь к самому сердцу девушки. Судьбы решили свести их, снизить бога до уровня смертного и лишить его дочь сил, чтобы вместе они спаслись от смерти, которая неслась за ними по пятам. Что ж не плохой вариант раскрыть глаза Микаэле на собственного отца.
Арес обещал дочери, после чего она согласилась бежать и плена. Сунув в ее руки меч, бог войны стал двигаться к выходу.
- К главному выходу идти нет никакого смысла, нас там уже ждёт недружелюбная толпа, - осматривая коридор и поворачивая направо проговорил Арес - Найдём служебный, которым пользуется стража. Он должен быть где-то в той стороне. Скорее всего, охраняется. - девушка лишь молча кивнула в ответ, машинально прокручивая сунутый отцом меч. Однако с чужим оружием идти в бой кощунство. Едва они вырвались из узницы, голубые глаза разглядели на крюке ее боевой арсенал, которые воительница поторопилась вернуть. Меч плавно лег в ладонь, от чего на лице промелькнула легкая улыбка, ведь ее оружие было сделано специально для нее, человеком который вложил душу в воспитание юной воительницы. Ловко распихав кинжалы в привычные места, дочь Ареса оставила оружие стражника на крюке, а после двинулась за отцом.
Узкие петляющие коридоры, пропитанные сыростью и поросшей на стенах гнилью от распустившегося в некоторых местах мха. В целом это место больше походило на катакомбы, хотя внутри камеры было все гораздо приятнее. За спиной раздался шум, пропажа пленницы была обнаружена, а охрана поднята по тревоги.
- без боя не обойтись - прошептали ее губы, когда девушка мельком оглянулась назад.
- Быстрее, - торопил Арес, возвращая внимания дочери к цели их легкого пробега по коридорам темницы. Взбежав в вверх по лестницы они оказались в очередном коридоре, правда уже несколько шире. Тусклый свет факелов освещал каменные стены, и силуэты двух стражников, которые заметив беглецов поторопились остановить узников. Первым стражем занялся бог войны, а вторым его дочь. Увернувшись от разящего удара вражеского меча, девушка обернулась, со звоном скрестив лезвия с врагом. По всему телу пробежало желание схватки, однако подобная дуэль не могла принести большого удовлетворения, потому как пара скрещенных ударов, ловкий разворот и мощный удар ноги в солнечное сплетение заставил несчастного отлететь на весьма приличное расстояние. Со звоном размякший от сбитого дыхания стражник ударился о стену и отключился. Слабоватый противник для дочери войны. Пафосно, но так и было. Сражаться с теми кто не знает толка в схватке, все равно что ловить рыбу без наживки, глупо и не интересно.
Небесный взгляд голубых глаз пробежался по стражнику с которым разбирался отец, первый выглядел не важно, но при этом был жив, что уже радовало черноволосую воительницу. Бог войны держал своей слово, пока держал.
- Не беспокойся, жить будет. Пошли.
Путь на свободу продолжался. Они миновали длинные коридоры не обращая внимания на мольбы других заключенных, большинство из которых были здесь заслуженно. Добравших до заветных дверей, и провозившись с ключами некоторое время, им, наконец, удалось вырваться на свободу.
Пиршество смерти продолжалось, крестьяне готовились к казни, вот только пленница сбежала, но кажется новость разнеслась еще не по всей округе.
- Туда мы точно не пойдём, - проговорил Арес, закрывая дверь за собой.
- Похоже их пир обречен на провал - ответила Мика, убирая меч в ножны, а после согласилась с отцом на счет укрытия.
Ночные тени отлично скрывали беглецов, и только лишь зеленые браслеты, что продолжали светиться на запястьях девушки могли выдать их даже под покровом темноты. Скользнув в ближайший переулок и завернув за угол, пара остановилась, стражники и местные разыскивали беглецов, когда патруль прошел они вновь стали двигаться в поисках укрытия, хотя скрываться в городе где каждый норовит тебя поджечь, схоже садомазохизму. Пробежав еще немного бог войны и его дочь оказались на окраине.
- До леса не далеко - сканируя взглядом небольшой пустырь, который разделял их и лес - сможем добежать, можно считать спасены - прошептала Микаэла, наблюдая за стражниками, которые охраняли границу поселения. Здесь их было несколько больше чем два, а значит придется потрудиться ради спасения собственных шкур, ну или бежать быстрей гепарда. Воительница окинула весьма многозначительным взглядом бога войны.
- Вперед - рванула она с места, огибая первых стражей, и уворачиваясь от встречных ударов. Меч оставался за спиной и только лишь ловкость помогала Микаэле сейчас не проливать кровь невинных людей. Хотя в войне, как известно невинных не бывает. Любой кто держит в руках оружие и готов пустить его в ход уже виноват в том, что бойня не прекращается. Вражеский меч полоснул по плечу воительницы, заставив ту зашипеть о боли, однако ответная реакция не заставила себя ждать, схватив обидчика за запястье, она развернулась вокруг выворачивая его руку, и заставляя разжать рукоять меча, после чего выхватив оружие крепко сжала в своей ладони и развернулась, смотря стражнику прямо в глаза.
Ее раздирало желание вонзить в его пузо меч, и пустить кровь, что красным ручьем омоет ее руки теплым соком. Замерев на несколько секунд девушка пыталась принять решение, однако оно едва не стоило ей жизни. Мощный удар подоспевшего на выручку напарника, заставил темноволосую воительницу опуститься на землю.
- Смерть богам! смерть олимпицем! - кричал он занося свое оружие над головой оглушенной воительницы. - смерть их выродкам!





Балансирую на грани ....



Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://funkyimg.com/i/JFuk.jpg

С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 282
Зарегистрирован: 07.04.14
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.10.14 23:20. Заголовок: Арес любил схватки, ..


Арес любил схватки, "охоту", баталии, кровавую резню. Любил неистовой любовью, проникаясь каждой секундой подобного зрелища, упиваясь каждой пролитой каплей крови, часто принимал непосредственное участие в подобных видах "развлечения". Что уж сказать, он живёт этим. Как же иначе? Он ведь бог войны, как-никак. Есть лишь одна маленькая деталь, способствующая получению такой массы удовольствия от битв. Олимпиец, ясное дело, бессмертен, обычной мелюзге человеческой его не сокрушить, поэтому ни одна схватка со смертными воинами ничем ему не грозит, они просто не опасны для него. Но только не сейчас. Возможность умереть от руки первого встречного вояки с железякой в руках вовсе не вдохновляет и не способствует получению глубокого морального удовлетворения. Конечно, даже без божественных сил, Арес один из самых опасных противников во всём мире, его умения развивались не одну тысячу лет, с каждым днём всё больше и больше заслуживая слова "совершенные", он может в одиночку без труда разобраться с несколькими умелыми фехтовальщиками, но сам факт, само понимание, столь непривычное для богов, того, что одно неудачное движение или доля невнимательности может закончиться отправкой в Тартар, заставляло совсем по-другому взглянуть на происходящее. Кстати, по поводу Тартара. Покровитель армий и раньше подозревал, едва ли не знал, что Аид оставил часть камней, спрятав их от глаз Зевса. Он не настолько правильный и хороший брат, чтобы так просто избавить себя от столь разрушительного и опасного оружия, способного вознести его на трон Олимпа. Настораживало то, что на верховных олимпийцев, в том числе Ареса, способны повлиять лишь самые сильные, самые мощные из камней, а их было не так и много, поэтому весьма странно, что один из таких оказался в руках смертных из глухого городка. Приметив эту мысль, сын Зевса решил, что обязательно копнёт поглубже, ведь дело-то весьма тонкое...
Убравшись от выхода, Арес и Микаэла скользнули в ближайшую улицу, направившись в противоположенную толпе сторону. Олимпиец, по правде, собирался найти укрытие где-то в городе, там, куда стража навряд пойдёт, но подходящее место его глаза пока не подметили, да и похоже, у дочки были немного другие планы по этому поводу.
- До леса не далеко, - сказала Мика, когда парочка беглецов вышла на окраины Тиры. - Сможем добежать, можно считать спасены.
Хоть сын Зевса и не желал лезть в лес, он мысленно согласился, что это вполне логично. В конце-концов, город, пожалуй, сегодня обыщут с подвалов и до крыш, а вот в лес стражники навряд полезут. Уж точно не в ближайшие сутки, чего Аресу хватит, дабы продумать дальнейшие действия.
Между зеленью и беглецами оставалась лишь одна преграда - кучка вояк. Это будет не сложно. Перерезать им горлянки, посносить головы, оросить землю их кровью... Да, дело пустяковое, вот только одна проблемка - Арес дал слово, что больше ни один крестьянин не падёт от его меча. Но, с другой стороны, тут не крестьяни, а воины, да и убить их можно многими способами, не привлекая к этому собственный клинок и тем самым не нарушая собственное слово. Хоть ему и не впервой это делать, но перед дочкой как-то не удобно, что ли.
Слегка усмехнувшись, Арес мысленно сделал вывод, что его девочка, на удивление, не умеет правильно подбирать слова, дабы не было изъянов.
- Вперед, - прервал потом мыслей голос Микаэлы.
Отец и дочь рванули вперёд, намереваясь преодолеть последнюю преграду на своём пути. Разумеется, обойтись без схватки было невозможно, поэтому Арес на ходу вытащил из ножен любимый клинок, приготовившись отбивать атаки. Он, в отличии от Мики, явно не планировал пройти "без крови", да и навряд подобное было возможно.
Первый противник, по своей глупости решивший напасть на бога войны, закончил вовсе не лучшим образом. Уже с первого его движения опытный Арес понял, что бедолага не наделён талантом к сражениям и даже не умеет правильно держать клинок. Видимо, зелёный новичок, учиться. Ловко отбив выпад соперника, бог войны всего за пару ударов лишил того оружия и сильным ударом ноги в грудь отправил немного отдохнуть без сознания на холодной землице. Второй солдат оказался не настолько глуп и даже оказал некоторое сопротивление, отбив пару выпадов Ареса. Но, всё же, не справился и получил по руке острым лезвием, от чего рефлекторно отпустил клинок, впрочем, тут же вытащил кинжал другой рукой и попытался вновь атаковать олимпийца. Именно в этот момент краем глаза сын Зевса заметил, что Мика замерла возле одного из солдатов, медля с решающим ударом, а в ту же секунду на неё набросился другой вояка. Ситуация была вовсе не из лучших, ей следовало помочь. Перехватив свободной рукой ладонь своего противника, держащую кинжал, Арес резко выкрутил её, выхватил клинок и полоснул им по горлу наглеца. Кровь ручьем потекла из шеи, отправляя бедолагу в царство Аида. Тем не менее, бог войны, с его точки зрения, не нарушил своё слово, ведь оружие то не его. Резко развернувшись, олимпиец увидел, что Мика уже повалилась на землю и солдат занёс над ней оружие, собираясь прикончить. Он что-то там ещё кричал, но отца это мало волновало, он не мог позволить солдату убить дочь. Его любимую дочь. Ловкое движение и ярый ненавистник олимпийцев, с кинжалом, торчащим из затылка, повалился на землю рядом с Микаэлой. Молниеносно подскочив к дочери, Арес помог ей разобраться с последним противником.
- Потом поблагодаришь, сейчас нет времени. Пошли, - бог войны поторопил дочь, не желая сейчас выслушивать её морали, и беглецы быстро исчезли в лесу.
Спустя пару минут они, наконец, остановились. Следовало найти хорошее местечко для ночлега, да и придумать, что бы поесть. Рассматриваясь, Арес всё ждал, когда Мика упрекнёт его в нарушении собственного слова. Она была слишком похожей на Зену, чтобы просто "не заметить" подобное, а олимпиец был слишком...собой, чтобы не ждать этого и не иметь ответ.


Физическое состояние: В отличной форме.
Моральное состояние: Приподнятое настроение.
Одет: Как обычно.
С собой:Клинок, выкованный Гефестом.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1401
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.12.14 17:29. Заголовок: Каждый день, который..


Каждый день, который ты проживаешь под кредо воина, ставит твою жизнь на границу, где нет места раздумьям, здесь нужно действовать, принимать решения молниеносно, и ни в коем случае, не задумываться стоя с мечом в руках над головой врага. Это может стоить тебе жизнь. Одна ошибка, одно промедление и вот, дочь Ареса опускается на землю, совершенно выбитая из колеи. Оправдан ли такой риск и замешательство, которое теперь может стоить не только жизни самой Микаэлы, но и подвергнет безопасность бога войны, который утратил свои силы из-за дочери. Как бы девушка не относилась к нему, он не достоин такой нелепой и глупой смерти, благо сам Арес тоже не собирался отправляться на тот свет, более того, вовремя заметив слабость дочери, он бросился ей на помощь, совершенно позабыв об обещании.
- Потом поблагодаришь, сейчас нет времени. Пошли - поторопил он дочь, которая вложила свои тонкие пальцы в широкую ладонь бога войны. Обидчик был жестоко наказан за свою попытку оборвать жизнь брюнетки, которая уже проклинала саму себя за секундное промедление. Впрочем, когда беглецам удалось скрыться, время на раздумья прибавилось.
Какое-то время они шли молча. Воительница все прокручивала в голове ситуацию, решение которой стала смерть несчастного смертного, данное отцом обещание, и оправдание его действиям. Дойдя до безопасного пяточка, который вполне годился для ночлега, девушка все-таки прервала тишину.
- Ты обещал мне - с укором взглянула она на Ареса - Обещал не убивать -присаживаясь на булыжник, и доставая меч, для того, чтобы поточить его. Девушка провела точилом по лезвию оружия, и вновь вернула взгляд к богу войны. - Из всех возможных способов мне помочь, ты выбираешь самый простой, убить! - возмутилась она, а затем тяжело выдохнула, переведя взгляд к раненному плечу. - когда успели?! - пронеслось у нее в голове, впрочем, разговор с Аресом был важнее. С одной стороны совесть твердила о неправоте бога войны и о его жестокости, с другой, с другой она сама едва справилась в желание пролить невинную кровь. - ..но ты спас мне жизнь… - подытожила Мика, так и не осмеливаясь поблагодарить.


Балансирую на грани ....



Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://funkyimg.com/i/JFuk.jpg

С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 6
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет