On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
После долгих размышлений было принято решение о переезде. Ждем вас на новом адресе: http://theancientworld.rusff.ru!


АвторСообщение



Сообщение: 487
Зарегистрирован: 14.02.09
Репутация: 13
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.10.13 22:28. Заголовок: «За осколком неба»




Место событий: Эгейское море
Участники: Terra, Conan, Zoe
Сюжет: Твердые характером и непоколебимые своей стойкостью мужчины редко роняют слезы, именно поэтому мужские слезы столь редкое явление. Это слабость, которую не могут себе позволить отважные защитники женщин. Но слезы богов это нечто иное. Уже никто не помнит, из-за чего великий Зевс мог проронить свою единственную слезу, но эта крохотная капля скользнула вниз сквозь небо, где превратилась в кристалл. Застывшая, она упала в море, и долгое время лежала на дне морском, отчего приобрела необычный голубой цвет. Век спустя при землетрясении, кристалл провалился под землю, очутившись в подземном царстве мертвых. Этот кристалл, которому впоследствии дали название «осколок неба», так как именно оттуда он упал, впитал в себя могущественную силу. Оружие, в рукоятку которого вставишь эту слезу, начинало обладать смертоносной силой, оно могло убивать богов. Как не пытались бессмертные уничтожить «осколок неба», у них не получалось, спрятать его на Олимпе, под водой или в подземном царстве тоже. Этот артефакт мог находиться только на земле. Чтобы ни один смертный не смог добраться до мужской слезы, боги заточили кристалл на острове Хрустальной Бездны, который есть лишь только на одной карте. Карта это долгое время хранилось в тайном месте, но во время битвы богов и людей тайник был разграблен. Карта до острова стала известна смертным. Разграбляя один из кораблей, она оказалась в руках Конана и теперь, оказавшись в новом мире, он плывет за мужской слезой, за голубым кристаллом, за осколком неба, который поможет ему в войне против богов. Вместе с ним, помимо верной команды головорезов, плывет юная циркачка, Терра, которой киммериец спас жизнь. В вонючем трюме корабля сидит пленница, но необычная, как думает Конан. Это самая настоящая нимфа гор, Лавина, которая попала в лапы варвара. А по дороге к заветному острову сети корабля вылавливают самую настоящую русалку… Приключение обещает быть веселым, ведь не знает храбрый Конан, что остров охраняется страшным чудовищем, да и на суше полно ловушек. Никто не добирался до острова живым, ни один смертный не видел «осколок неба», посмотрим, удастся ли это Конану и его спутницам…


Трейлер к квесту



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 46 , стр: 1 2 3 All [только новые]





Сообщение: 20
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.10.13 03:10. Заголовок: Одета:Длинная льняна..


Одета:Длинная льняная юбка, топ
С собой: плащ

Странно, как порой переплетаются пути. Так легко можно вдруг поменять сторону баррикад, легко прыгнуть в гости к Аиду или вечно скитаться над водой безмолвным духом. Это можно легко, а вот выжить, порой, непросто. Иногда даже всех своих сил может не хватить, и не будь рядом кого-то смелого - здравствуй Аид.
Бледная девушка на жёсткой лежанке мучилась от беспокойного сна. Ей снился большой круглый корабль с торговцами в цветастых халатах, на которых светились ремни в серебряных бляшках. Там же на корабле команда молодых и воодушевлённых мужчин, которые хотели собрать свою команду и купить свой корабль, чтоб отправиться на поиски чего-то грандиозного. Вот они достают из тряпок и показывают красивый свиток в золотых оковках девушке в капюшоне. Так это же она - Тэрра, она сама куда-то направлялась на этом торговом судне. Она любопытно выныривает из капюшона, чтоб лучше увидеть блестящий позолоченный футляр, который так ярко отражал солнечные лучи. И грянул гром! Среди ясного и чистого неба вмиг разверзлась серость, шквальный ветер вырвался будто из под воды. Судно взлетело вверх, подумало секунду и, казалось, ринулось бежать от внезапной бури, но то было не бегство, а падение в объятие следующего водного вала. Люди бегали, кричали что-то, цеплялись за снасти. Девушка наскоро обмотала руку какой-то верёвкой, даже изобразив какой-то узел. Ещё один взлёт корабля - прямо к яростным небесам, которые громыхали раскатистым хохотом, и снова вниз. Испуганная девушка не ощутила падения, что-то хлопнуло её по голове, то и доска, то ли бочка. Да что угодно - в этой неразберихе было не понять. Обмякшее девичье тело устремилось вслед за кораблём, надёжно привязанное за руку.
А потом всё тихо и спокойно, только что-то тяжёлое мягко тянет вниз. Всё таки верёвка делала своё дело - она не отпускала девушку, даже когда обречённый корабль трескался и пустел. Даже когда намокший плащ тащил хозяйку под воду, верёвка всё ещё не сдавалась.
Кто-то вырывал Тэрру из забвения - такого тёплого, мокрого и сладкого. Призрачный свет оборвался и стало темно и больно. Через навалившийся оглушающий гул были слышны неразборчивые хриплые выкрики людей, и только один прозвучал отчётливо и громко:
- Конан! Брось её, она уже синяя!
Тэрра открыла глаза, боясь даже дышать, она, не мигая, уставилась в дощатый потолок. Сухость в горле как-то сама собой превратилась в ком. Покачивание, плеск волн вдалеке. Тэрра облегчённо выдохнула и проморгалась. Это сон, всего лишь сон.
Танцовщица решила выбраться на воздух. Слабые ноги аккуратно шагнули к двери и переступили порожек. Тут же бодрый поток ветра вместе с моросью солёных брызг радостно встретили изумлённый вскрик девушки. Да, это был корабль, но совсем не тот, который она расчитывала увидеть - продолговатое судно хищно заострялось к носу, а огромные мачты, как великаны со скрежетом крепко держали перештопанные паруса, самый верхний из которых был чёрным. Пираты - подумала Тэрра. И не было в этой мысли никакого испуга, скорее удивление. Так значит...
Конечно поверить в такое было сложно, но синяки на руке, слабость, и подсохшая рана в волосах оказались достаточными аргументами.
Девушка заулыбалась, как безумная, так она вдруг обрадовалась себе живой, что готова была полюбить даже пиратов. В конце концов они её не добили, не связывали и не трогали вроде, а значит они тоже люди!Конан, меня спас Конан, - думала девушка,осторожно огибая мачту и оглядывая палубу, где сновали матросы.
- Я что один буду вытаскивать эту чёртову сеть, вы чего жрать не хотите?! - горланил усатый дядька, перевязывая тросы покрепче, к нему поспешили ещё несколько человек.
- Кто из вас Конан? - заявила Тэрра, осторожно шагнув вперёд. Моряки вмиг затихли и пооборачивались, а секундой позже на бледную танцовщицу обрушился такой шквал хохота, что её чуть снова не унесло в море.
- Ишь ты, ожила! - довольно радостно воскликнул один из матросов.
- Это тебя зовут Конан? - с сомнением произнесла Тэрра, прислушиваясь в внутренним воспоминаниям. Тут накатил второй поток хохота.
- Ну всё, Торас, теперь тебе влетит по первое число!! .
На самом деле было не понятно кто что имеет в виду, но один из пиратов указал в сторону пристройки в другой части корабля -у кормы.
Тэрре этого было достаточно, она развернулась и отправилась в указанную каюту,а матросы ещё какое-то время со смехом переговаривались сзади. танцовщица так отвлеклась, что споткнулась об решётку на полу и почти упала на неё, едва успев подставить руки.
Оказалась, это был ход вниз, запертый на огромный замок. Внизу что-то зашевелилось и циркачка разглядела внизу красивую девушку. Это зрелище было таким шокирующим, что Тэрра отскочила от решётки как ошпаренная. Так, так, это потом, всё потом. - Старалась она выгнать мысли куда подальше. Не может же так быть, что пираты, которых ты только что была готова расцеловать, оказались ещё и работорговцами. Ну он же всё равно меня спас! - мыслила Тэрра, открывая дверь каюты и забыв даже постучать.
Из за двери к ней взметнулся молниеносный звериный взгляд огромного мужчины. Охотно верилось, что он прямо сейчас съест вошедшую нахалку, если она ещё хотя бы секунду будет молчать.
- Ты Конан? - выпалила девушка, пока никто никого не съел. Но ответ был уже не нужен - какое-то внутреннее чувство твердило, что это точно он. Тот же запах и та же звериная мощь, играющая в мышцах. Тэрра снова заулыбалась, и тут заметила на столе перед её спасителем знакомый свиток в позолоченном футляре, вряд ли таких существовало два.
- Что? Откуда это у тебя? - требовательно вырвалось из её уст. Свиток, девушка под замком. Нет, нет, нет! Не важно. Это хорошие пираты, ну пожалуйста!. Беспомощный взгляд девушки снова поднялся к лицу статного длинноволосого мужчины, почему-то казалось, что именно в нём - большом, опасном, серьёзном мужчине, всё таки должна быть хотя бы капля благородности. А впрочем, каким бы он ни был:
- На самом деле я.. просто хотела сказать спасибо.



Физическое состояние: лёгкая дезориентация и слабость
Моральное состояние: растеряна, но рада
Одет(а):Длинная льняная юбка, топ
С собой: плащ

Она звучит внутри...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 10
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.10.13 23:59. Заголовок: Где-то высоко в небе..


Где-то высоко в небесах, за горами, и густыми лесами начинается восстание, грозящее забрать на тот свет множество невинных жизней, и жизней тех, кто затеял это нелегкую войну, что очередным шрамом поранит сердца выживших. Но он привык, привык бороться с тем, что кажется неизбежным, и не посильным. Выжив однажды, ты словно теряешь страх перед смертью, и гордо задрав нос, двигаешься к ней на встречу, а стоит той, протянуть свои холодные руки, ты приседаешь, уворачиваясь от объятий вечности, и снова продолжаешь двигаться вперед. Глаза этого мужчины уже давно перестали светиться от надежд и мечтаний, его мир был тем, в котором он жил, тем с которым приходилось бороться, и многочисленные шрамы, украшавшие его лицо, были далеко не всеми, что видны глазам окружающих. Научись радоваться тому, что имеешь. И тогда ты дойдешь до такого состояния, что даже на самом краю преисподней будешь стоять, скрестив руки, и улыбаться, ощущая себя счастливейшим человеком. И не забывай о том, что все, чем ты обладает в этом мире, в день, когда ты умрешь, перейдет в руки кого-то другого. Но то, чем ты являешься, навсегда останется твоим. Он был варваром, пиратом, бороздящим водные просторы и грабившим суда, но он был честен перед самим собой, и никогда не пытался быть тем, кем не является. Грубый, и на вид свирепый брюнет сражался за правду, против рабства. Особенно теперь, когда бессмертные хотят заковать всех смертных в оковы и поставить на колени. Он положит все силы, но не склонит головы перед небожителями, возомнившими себя диктаторами жизни и творцами разума. Очередное путешествие обещало принести много полезного.
- Конан, зачем нам эта пленница? – поинтересовался один из матросов.
- Не задавай вопросов, возможно она станет не плохой наградой для пиратской команды, если очнется конечно.
- Ты ведь не собираешься брать ее на корабль?
Мужчина сделал глубокий вдох, и внимательно посмотрел на своего товарища.
- пойми женщина на корабле не к добру – пытался убедить капитана матрос.
- Кораблю безопасней в порту, но он не для этого строился – проговорил низким тоном варвар, подкидывая в руке мешочек с деньгами – и потом если ты такой суеверный, может, стоит остаться здесь? Присмотришь за местом в порту – рассмеялся мужчина.
- Очень смешно - пробормотал в ответ матрос.
- Пожалуй вместо Храброго Питта, тебя следует звать ... - смеялся Конан.
- Пожалуйста не продолжай - перебил его моряк - оставь мне хоть каплю гордости - умоляюще взглянув на капитана проговорил худощавый, но приятный на вид мужичок.
Закинув на спины мешки со всем необходимым, мужчины вернулись на корабль, который незамедлительно отплыл.
- Что делать с пленницей капитан?
- В трюм! - скомандовал варвар, и жестом приказал поднять паруса. - Потом посмотрим, что это за подарок
Пиратский корабль отчалил от берегов. Ветер был попутный, погода радовала своим поразительным спокойствием, а новая цель заставлял дышать глубже, от чего упругая и массивная грудь киммерийца неторопливо расширялась, вбирая воздух легкими. Мысли пирата были заняты лишь «осколком неба», карту к которому он приобрел совершенно случайно, но так кстати, ведь если варвару удастся найти его, смертные получат бонус в борьбе с небожителями. Сжав в руке рукоять меча, что висел на поясе, Конан возвел глаза к голубому небу.
- Вечно зовущее и вечно одинокое – подумал про себя мужчина. Раскинувшаяся на весь горизонт прозрачно - голубая диадема неба, могла заставить, кого угодно помечтать, но только не пирата. Никто в мечтах и подумать не мог, что небо осуществляет свои планы через безумства людские, приходящие в голову, когда те находятся под его лазурным пленом, и только те кто не умел мечтать, или разучился по собственному желанию, могли видеть ясно, не забивая сознание нелепыми вымыслами и несуществующем будущем. И небо и земля долговечны, ведь они существуют не для себя, возможно, путь к бессмертию есть жизнь ради других. Конечно, Конан не мог похвастаться большим великодушием, и все же он не был плохим человеком. Жестоким возможно, но не злым и фамильярным.
Трехпалубный корвет "Оскал" нос, которого был увенчан огромной головой льва с ужасным оскалом, взял курс на виднеющееся вдалеке судно. Отличное начало дня, а уж начав его с разгрома очередного белопарусника, вообще обещает быть отличным до самого захода солнца. Морского льва, что был капитаном "Оскала" знали многие суда, и, завидев лишь его черные паруса, стремились уйти от преследования, но не сегодня. Сегодня видимо был не их день, корвет без труда нагнал белопарусник, и штурмом взял корабль. В живых оставались лишь пленные и рабы, которых перевозило судно, однако в этот раз варвару пришлось потратить силы на спасение какой-то сумасшедшей девчонки, что привязала собственную руку к кораблю. Подумать только! Сама себя едва ли не обрекла на смерть. Один из моряков завидев, что Конан пытается вырвать эту несчастную из рук смерти, прокричал о бесполезности затеи, но варвар не сдался. Отвязав узел, он буквально вытащил блондинку с того света, и забросив к себе на плечо, словно мешок, стал пробираться обратно к "Оскалу". Меч безжалостно вспарывал животы тех, кто еще пытался сражаться и отбиться от пиратов. А когда с врагом было покончено, вся команда, радостно ликуя, разбирала награбленное. Еду и вино, относили вниз, мертвых выбросили за борт.
- Теперь вы свободны, удачного плавания! - кричали пираты выжившим рабам и пленным, оставшимся на том корабле, паруса которого окрасились в алый цвет.
- Очередная дама - пробурчал Питт.
- Заткнись - отрезал Конан, и передал девчонку в руки моряку. - Унеси ее куда-нибудь
Питт проверил дыхание несчастной, а после унес с глаз капитана.
Путь продолжался, паруса снова трепал попутный ветер. Команда, как и прежде, занималась работой на корвете, и рыбалка была одним из любимых занятий. Что может быть лучше, чем ужин со свежей рыбой. Конан тем временем был в каюте, и внимательно изучал карту, совершенно не ожидая, что к нему так бесцеремонно ввалиться спасенная им девушка.
- Ты Конан? - выпалила она, мужчина лишь молча поднял взгляд карих глаз, отмечая про себя, что та весьма складная и на мордашку ничего, да и цвет лица не такой сине-зеленый, как пару часов назад.
- Что? Откуда это у тебя? - с толикой требовательности проговорила она, а варвар, молча, одним движением свернул карту, и поднялся с места, во весь свой огромный рост. В несколько шагов он преодолел расстояние между ним и спасенной блондинкой, а после, прищурив глаза посмотрел на ту сверху вниз.
- Любопытство еще никому не приносило пользы - спокойно, но вместе с тем довольно определенно проговорил мужчина.
- На самом деле я.. просто хотела сказать спасибо - Конан поднес руку к лицу девушки, и приподнял ее взгляд на себя, притянув ту за подбородок.
- Конан! - буквально таки влетая в каюту, и припечатывая незнакомку к груди варвара, кричал матрос. - Выйди на палубу, скорее! - после этого он тут же исчез, а капитан, с кривой улыбкой вновь посмотрел на даму.
- Дождись меня и мы продолжим - рассмеялся он отлепив от себя светловолосую красотку, и поднялся к команде.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 40
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.13 06:27. Заголовок: Внешний вид: выгляди..


Эта война изменила всех. Никто не остался прежним. Битва оставила шрам в каждой душе, в каждом сердце. Нежные и добрые глаза Зои изменили свой взгляд. Теперь она знала, кто она и какое место занимает в этом мире. Всю жизнь, что она прожила среди людей, она была отбросом, рабыней, об которую вытирали ноги, преступницей и воровкой, которую хотели убить персидские солдаты. Но война все изменила, расставила по местам и Зои заняла положенное ей место. Она выступила на стороне богов, на стороне своих создателей, своих родителей, которых она некогда потеряла. Она дочь сирены, дочь богов и теперь ее глаза холодные, как глубокие воды океана.
Жестокая и кровавая война не закончилась даже сейчас, когда вызвала невероятный переворот. Они в новом мире, чужом и неизведанном, но таком похожем на их родной. Однако даже случившееся не заставило богов и людей отступить, они продолжают убивать даже здесь, биться за право власти друг над другом. Эта война не закончится никогда…
В последнее время Зои обитала в Эгейском море рядом с другими сиренами. Ее приняли в многочисленную семью с огромной радостью. Сирены и раньше пытались забрать к себе свою заблудшую сестру, но тогда Зои лишь испугалась их, а сейчас она была счастлива. Море стало ее домом и лучше чем здесь, она нигде себя не чувствовала. Посейдон стал ей отцом, а Амфитрита матерью. Они любили ее, несмотря на то, что в девушке текла не только кровь сирены, но и человеческая. Они приняли Зои, и за это она была благодарна им и верна.
Каждый день был по-своему особенен. Вместе со своими сестрами Зои любили выплывать на поверхность, ложиться на гладкие камни и греться на солнце. Сирены смеялись, расчесывали свои длинные волосы и вплетали в них цветы. Но если на горизонте показывался корабль, прелестницы превращались в холодных убийц. Они срывались с камней и мчались к кораблю, что посмел забрести в эту гавань. Многие из них теперь покоятся на дне морском, но больше всего русалки любили убивать мужчин. Это приносило им неистовое наслаждение, как будто они за что-то мстили. Зои не понимала этого, она не испытывала ненависти и не хотела топить корабли, но быть в семье, значит подчинятся ее правилам. Пока новоиспеченную сирену не заставляли топить корабли, но она понимала, такой день когда-нибудь наступит.
Каким-то невероятным образом русалки вселили в некогда скромную и стеснительную Зои уверенность в себе. Они показали, как она прекрасна и что может сводить мужчин с ума одним только взглядом. Но главным оружием сирен был их голос… Только став одной из них, Зои поняла, почему ее голос вызывал в мужчинах страсть и теперь она училась пользоваться этим даром. Одной лишь песней она могла заставить корабль уйти с курса и следовать за ней, одним лишь напевом могла заставить моряка отправится на дно морское, одним лишь неистовым криком она могла убить. Удивительно, какая сила все это время жила в ней…. А она даже не подозревала об этом.
Этим утром, когда ничего не предвещало беды, Зои собирала ракушки. Она хотела сделать для Амфитриты прекрасное ожерелье, достойное богини. На поиски она отправилась одна, устав от девичьего смеха своих сестер. Иногда хотелось побыть наедине с собой и это, пожалуй, был тот самый случай. Искусная сумка, сделанная из водорослей и жемчуга, уже была наполовину полной, когда к Зои подплыл дельфин. Эти существа были сами добрыми и веселыми, русалки очень любили с ними играть. Дельфин требовал внимания, отвлекал сирену и, в конце концов, Зои сдалась. С веселым смехом она погналась за ним, а, догнав, схватила за плавник. Дельфин задорно засвистел и защебетал, унося ундину вперед. Они игрались, ничего не замечая вокруг, проплывали через водоросли, заплывали в подводные пещеры… Все казалось таким беззаботным и безопасным, как вдруг… Все произошло слишком быстро. Зои почувствовала, как ее хвост в чем запутался, а при попытке вырваться, она еще больше спуталась в сетях. Да, это были именно сети, в них угодила неопытная сирена. В панике она стала метаться, пыталась высвободиться на свободу, но все ее старания были тщетны. Дельфин плавал рядом с ней и плакал, он чувствовал свою вину. В конце концов, он покинул пойманную сирену. Зои не знала, отправился ли он в дальнейшее плаванье или все же за подмогой, но его удаляющейся крик убивал в ней надежду на спасение. В попытках высвободиться, ундина окончательно ослабла и в итоге ее поглотила тьма…





Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: растерянность, испуг
Одет(а): рыбий хвост и чешуя на груди.
С собой: ничего
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 55
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.13 22:27. Заголовок: Одета: так С собой: ..


Одета: так
С собой: все отнял Конан


События последних дней спицами в колесе мелькали перед глазами. Голова кружилась от переизбытка эмоций, и, что самое ужасное, это сказывалось на силах ореады. Она была подавлена, как никогда, и не верила уже ни чему и ни кому. Знакомый ей мир рухнул, эта чудовищная война стала для невинной души потрясением, от которых обычно не оправляются. Что станет с созданием света и красоты, если бросить его среди насилия и смертей, заставить убивать во имя одной из сторон? Бессмертная не могла противиться воле Зевса, но она любила людей и не представляла, как можно применять против них силы! Да что там людей, Лавина даже животных и птиц не обижала! Часть гармонии, часть природного равновесия, она скромно жила в горах, пока Аполлон не похитил ее ожерелье. День обнаружения пропажи, полагаемый ею как благословение, очень скоро перестал быть таким: девушка столкнулась с миром смертных и вскоре стала понимать, почему боги их недолюбливали. Злые, надменные, люди гнались за не принадлежащей им властью, делили ее между собой, погрязая в самых низших проявлениях эгоизма и меркантильности. Пресловутые "воины света" убивали, императоры убивали, простолюдины и артисты убивали, да еще и воровали в добавок. Все это поначалу было ореаде в новинку, она оправдывала каждый такой увиденный поступок, пока пелена не спала с ее наивных глаз и не открыла истину: все смертные способны на подлость к ближнему своему. Но и тогда Лавина не перестала верить в добро и покровительство Зевса. Объединившись с Цезарем и Наджарой, она сумела найти свой артефакт, но в тот момент грянула война, и выбор перед каждым божеством встал простой: присоединись к уничтожению своих бывших последователей или стань изгнанником в родной семье. Раскол подобно молнии располосовал стан олимпийцев на две непримиримые стороны. Каждая набирала сторонников, чтобы выступить против братьев и сестер... Все это было слишком сложно для понимания существа, прожившего неисчислимое количество лет в уединении, но говорят, что дети куда проницательнее и видят много больше, чем взрослые. Лавина была ребенком, видела мир в розовом свете и верила в нерушимую силу Зевса, Геры и его сыновей, но вместе с тем, познакомившись с миром людей и найдя там друзей, не хотела причинять им боль. Громовержец так и не смог заставить ее взять в руки оружие - Лавина укрылась в горах и наблюдала оттуда за битвой. А потом этот взрыв, крики.... и тьма.
На некоторое время нимфа потеряла сознание, очнувшись же, не узнала окружающий ее пейзаж. Он напоминал прежний мир, но что-то изменилось. Зло витало в воздухе, натягивая небесные струны до предела и грозя вот-вот пролиться огненным дождем на головы безумцев, осмелившихся нарушить законы бытия. Поблизости никого не было, девушка оказалась одна посреди каменистой пустыни, над которой еще кружились остатки пепла. Но самое ужасное было в том, что ожерелье пропало. Лавина не знала, осталось ли оно в старом мире или было уничтожено взрывной волной, и это повергло ее в шок. Столетия она берегла как зеницу ока часть короны Кроноса, реликвия делала ее свободной.... А кем она стала сейчас? Со временем ореада, конечно, поймет, что это к лучшему: теперь никто не сможет ей приказывать, но пока пустота заполняла душу девушки. Безысходность и отчаяние отражались в карих глазах, что некогда лучились солнцем, отраженным в горных стремнинах. А в связи с этим силы, данные богами, ослабели настолько, что теперь Лавина мало чем отличалась от смертных.
Все еще оглушенная, нимфа добралась до какого-то селения, где жили люди... И еще там рядом было море. Настоящее, темно-синее, с опасными волнами и холодным соленым ветром. Море, которое бессмертная так и не увидела в старом мире, слышала лишь рассказы заблудившихся путников о его несравнимой ни с чем красоте и притягательности. Что было дальше? Дальше в прелестной темноволосой головке все смешивалось: люди, похожие на пиратов, черноволосый великан, нависающий над ней, а затем опять темнота.
Второй раз Лавина очнулась уже в трюме - сыром холодном помещении, где ужасно пахло крысами и затхлостью и при сильной качке волны проникали через щель между рассохшимися от времени досками, заполняя каморку соленой водой. Если бы сейчас девушке дали зеркало, она бы ужаснулась: грязная, в разорванной одежде, с растрепанными волосами она никак не походила на порхающую меж скал певицу. Но рядом не было никого, кто мог бы оценить красоту пленницы, лишь изредка красные бусинки глаз поблескивали в полумраке и тихое шуршание подбиралось ближе, но вряд ли из-за эстетических соображений и чувства восхищения прекрасным.
Лавина пробовала кричать, но никто ее не услышал. Решетка над головой оставляла маленькое пространство для воздуха, постоянно топали тяжелые сапоги, бегая взад и вперед, можно было расслышать и далекие крики. Но к ореаде никто не приходил. Измученная и продрогшая, девушка забилась в самый угол и поджала под себя ноги, чтобы хоть немного согреться. Мозг соображал с трудом, и бессмертной ничего не оставалось, как погрузиться в тревожный сон, надеясь, что ей все-таки расскажут, в чем смысл ее нахождения здесь.
Разбудил Лавину шум шагов. Но не матросов - их несчастная уже отличала - а кого-то другого, похожего на девушку или подростка: настолько невесомы они были, что выдавал их только скрип досок. Вдруг человек наверху споткнулся и упал прямо на решетку, чем вызвал нешуточное волнение у пленницы. Ореада успела разглядеть копну светлых волос и удивленные глаза. Губы ее против воли попросили помощи, но эти несколько слов едва слышала сама Лавина: настолько похожи они были на мышиный писк, чем на членораздельную речь. Незнакомка наверху скрылась, и нимфа обреченно вздохнула: ей не выбраться отсюда.

________________________________________
Физическое состояние: хорошее
Моральное состояние: миролюбива и радостна, готова к новым приключениям.
Одет(а): так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.


Ав от voploti
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 34
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.11.13 04:31. Заголовок: - Любопытство еще ни..


- Любопытство еще никому не приносило пользы.
С этим высказыванием можно было поспорить. Любопытство или, назовём это, любознательность толкают человека к развитию. Благодаря любопытству дети пытаются потрогать горящие угли, а хищные зверята пробуют кровь принесённой тушки, хотя и те и другие ещё сосут молоко матери. Это ли не польза? Вслед за любопытством всегда следует опыт - положительный он или отрицательный это не такая уж большая разница.
Вероятно Тэрра отвлеклась, потому как пират вдруг оказался гораздо ближе чем был. Девушка успела только вдохнуть, как последовал сильный толчок в спину, после чего расстояние между ней и огромным варваром исчезло совсем. Танцовщицу обдало дурманящим запахом мужского пота. Она никогда бы не стала спорить, что он ей совсем не нравится - мужчины есть мужчины, а Тэрра есть Тэрра, и она давно не строила иллюзий на свой счёт.
- Дождись меня и мы продолжим - звучало как приговор и танцовщица, как ведьма перед палачом не смела его оспаривать. Уголок её губ приподнялся, а глаза зажглись каким-то другим упрямым светом, и этот новый взгляд смело устремился к карим глазам мужчины.
Как хорошо, что он всё таки ушёл. Раскрасневшаяся девушка только теперь выдохнула и помотала головой, чтоб избавиться от лишних мыслей. Конечно она хотела продолжить беседу и много чего ей было интересно в истории этого корабля и этого мужчины, но хорошего понемногу.
- Ну и горячие же эти пираты -оправдалась Тэрра самой себе. И вот сейчас что-то ёкнуло в груди.
Пираты. Кто захочет иметь с ними дело? Грязные и грубые оборванцы, бороздящие моря в поисках поживы и лишних смертей, воспевшие беззаконие бездомные морские скитальцы, но почему-то именно про них сложено столько сказаний и легенд. И как вы думаете в кого играла в своё время маленькая Тэрра? Уж точно не о принцессах думала она, беря на абордаж соседние крыши. Не о высоких замках, и не о принцах, пусть и на коне. Она росла на улицах и дралась с мальчишками, угоняла корабли, отвязывая коз от колышков и воруя золотые слитки с яблонь в дворцовых садах. И не важно, что вечером козы разбредались по домам, а яблоки не были золотыми. Было так весело.
И вот теперь. Да я же на пиратском корабле!!! - Наконец-то осознала танцовщица, и с этой мыслью испарились последние ошмётки страха перед вольным морским народом. Не время было сидеть на месте, нужно было скорее наружу, на палубу, где громко галдели моряки. Тэрра с усилием толкнула дверь, и знакомый ветер с солёными брызгами вновь поприветствовал путешественницу. Босые ноги её пробежались по влажным прохладным доскам к левому борту, где толпилась команда. Девушка заметила Конана и хотела ещё что-то спросить у него, стремительно приближаясь, она заметила, но не успела среагировать на мелких рыбёшек, которые рассыпались по палубе. С лёгким вскриком танцовщица опрокинулась в руки ближайшему стоящему, а это между прочем был здоровый лысый мужик с татуировкой на пол черепа. Матрос сначала возмутился, но увидев , что на него свалилась симпатичная девчонка, золотозубо заулыбался. Тэрра была ошарашена таким близким знакомством с местным населением и поспешила вырваться из рук вояки, но сразу этого не получалось. То ли этот бедолага давно не трогал женщин, то ли чего. Он просто с дурацкой улыбкой на лице не отпускал рук с талии девушки, которая барахталась почти на весу. И опять её спас Конан, который неизвестно почему обернулся в этот момент. Девушка тут же оказалась на свободе, а здоровяк куда-то сразу исчез. Тэрра скрылась за спиной киммерийца, и лишь потом выглянула из-за неё.
- Мать моя крестьянка!
Бывает, живёшь полжизни, как обычный человек, а потом раз, и сказки, одна чудесней другой, врываются в твою жизнь. И всё, теперь не жалуйся на заурядность бытия.
У борта на палубе среди рыбёшек и водорослей лежала русалка, обёрнутая в сети! Настоящая!
Такая красивая.... да? - танцовщица игриво подтолкнула в бок варвара и присела на корточки. Ни одна русалка не останется неизученной!. Почти у самого лица Тэрры лежал потрясающий хвост, который постепенно переходил в девушку, что пребывала без сознания. Она излучала холод и пахла обычной рыбой, но всё же как она прекрасна. Мягкие волосы с цветами в них живыми локонами распластались по палубе и телу, а каждая чешуйка блестела, и создавалось впечатление, что вся русалка состоит из драгоценных камней.
Разглядывать пришлось недолго, потому как любопытную Тэрру скоро вытеснили назад. Расстраиваться по этому поводу девушка не собиралась, на сегодня и так много впечатлений. Она отошла на середину судна и уселась на одну из бочек.
-Ла-ла-ла-ла - на ум пришла старая песенка, которую кто-то когда-то пел.
- хэй-хэй, волна за волной,
волна за волной, прибой морской ревёт!
Хэй, на небе луна,
на небе луна удачу пирату несёт!
- негромко напевала Тэрра, а потом почуяла, что сзади кто-то шевелится. Опять она не заметила этот люк в полу и теперь сидела в метре от него.
Тэрра посерьёзнела, вздохнула и заглянула через решётку. Чёрт. Девушка была там, она на самом деле там есть - комочек в углу с огромными глазами.
Тебе холодно? Ты хочешь есть? - спросила Тэрра у незнакомки.
Ну это ни в какие рамки!
Эй! - окликнула танцовщица проходящего матроса. - Ей нужна тёплая одежда
- Капитан не давал такого указания.
- Где ваш капитан? - сердито осведомилась девушка и чуть не поперхнулась, когда ей указали ответ. Конан, это снова был он.
Да будь он хоть трижды капитаном! Пришлось идти к нему через весь корвет, Тэрра тронула варвара за руку, чтоб обратить на себя его внимание, обольстительно улыбнулась, придвинулась и встала на цыпочки, чтобы негромко сказать на ухо:
- Я знаю, что это не моё дело. Но той, что сидит в трюме нужен плащ, вода и хлеб, иначе она будет полезной только для морских рыб и некрофилов




Физическое состояние: лёгкая слабость
Моральное состояние: растеряна, но рада
Одет(а):Длинная льняная юбка, топ
С собой: плащ


Она звучит внутри...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 22
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.11.13 22:47. Заголовок: Нет ничего прекрасне..


Нет ничего прекраснее женщины на суши, и нечего хуже прекрасного пола на корабле, и чем дальше, тем больше проблем. Если они присутствуют на корабле - это к удовольствию перед несчастьем. Конан вышел на палубу, не торопясь, двигаясь к месту скопления своей команды, взгляд которой, мягко говоря, был ошарашенным. И дело совершенно не в том, что следом за капитаном на палубу поднялась светловолосая девушка, любопытство которой было слишком велико, а в том, что моряки вытащили в сетях. К счастью для девушки, киммериец во время взглянул в ее сторону, чем спас ее, возможно честь. Варвар многое видел в своей жизни, и врят ли что-то или кто-то могло его удивить, однако, видимо на свете еще оставалось непознанное и удивительное.
- Это женщина - пробурчал один из морских волков
- Нееет, это рыба! - прохрипел второй.
- Это рыбаженщина - заржал третий, и этот легкий смех подхватила вся команда, и только лицо брюнета озарила легкая, кривая улыбка. Питт слегка пихнул Конана в бок, и явно с издевкой отметил - Это уже третья! Не потонуть бы, из-за них
- Сплюнь - ответил Конан, глядя на друга сверху вниз.
- Мать моя крестьянка! - следом раздалось из-за спины варвара. Конан даже не обернулся прекрасно понимая кто, это говорит. - Такая красивая.... да? - восторженно произнесла блондинка, подтолкнув мужчину в бок, а после она присела на корточки, изучающе глядя на существо лежащее без сознания.
- Русалка - проговорил Конан, когда любопытную гостью оттащили назад. Мужчина чуть склонил голову на бок, присел на корточки, руки свесил с колен вниз, а после молча просканировал взглядом рыбку угодившую в их сети.
- Поужинать ей врят ли удастся - шутил боцман.
- Деликатес! - подхватил штурман, но варвар продолжал, молча осматривать русалку. Его рука решительно, сняла сети, а после осторожно отодвинула мокрые волосы с лица девушки. Она была жива, об этом свидетельствовала едва колыхающаяся грудь нимфы.
- Слишком хороша, чтобы стать обедом - но и эти слова пролетали мимо ушей капитана "Оскала", что был так увлечен уловом. Питт разогнал любопытных по местам, а после вернулся к Конану.
- Что будем с ней делать?
- Я пока не решил - монотонно проговорил киммериец.
- Не оставлять же ее на палубе - разводил руками тот.
Варвар устало потер переносицу большим и указательным пальцами правой руки.
- Не знаю, я никогда прежде не встреча ничего подобного. Она без сознания, и неизвестно, чего ждать от русалки, когда она очнется.
- Даааа, я же говорил тебе, бабы на корабле к беде - выдохнул он, переводя взгляд с капитана на русалку - И вот начало наших бед, лежит перед нашими глазами. Я слышал русалки еще коварные и жестокие существа
- Да, брось ты, посмотри на нее, что может сделать такая, как она, отлупить нас хвостом?! - не выдержал Конан и слегка рассмеялся.
- Я не отказался бы - подхватил Питт.
Варвар поднялся во весь рост, размышляя о том, куда можно поместить случайную гостью, да так, чтобы не случилось беды. Хотя беда и так уже охватила этот корабль целиком, едва они посадили на него первую из женщин, за которой притянулась вторая, а теперь еще и это, морское создание, от которого совершенно не знаешь чего ожидать. Моряки уже давно изголодались по женским телам, и подтверждение тому, было приставание к спасенной Конаном блондинке, не исключено, что подобное может повториться.
- Если ты не против, я предлагаю унести ее вниз, в трюм
- Не думаю, что сажать обеих в одну клетку это правильно решение
- Эту я, конечно, же, посажу ее за решетки напротив - усмехнулся Питт, поднимая русалку, и перекинув ту через плечо, словно мешок, потащил вниз.
День не задался с самого утра, поэтому размышлять о спокойном его завершении было бы глупо. Буквально через пару секунд, как только Питт удалился вниз с уловом, к Конану подошла блондинка. Осторожно ее рука притронулась к мужчине, на, что тот резко развернулся, свирепо заглядывая в глаза той, но кажется незнакомку это не напугало. Напротив она мило улыбнулась, а после привстала на носочки, шепча капитану на ухо: - Я знаю, что это не моё дело. Но той, что сидит в трюме нужен плащ, вода и хлеб, иначе она будет полезной только для морских рыб и некрофилов. Конан усмехнулся, и тяжело выдохнул.
- Я кажется, тебе говорил, что любопытство не приносит пользы - он замолчал - Как тебя зовут женщина? - схватив ее за плечи, спросил варвар, смотря в глаза блондинки.
Тут вернулся Питт, доложив о том, что морская гостья благополучно устроена в нужном месте.
- Хорошо - отвлекся брюнет - Отнеси нашим гостям еды, воды и теплых одеял - проворчал киммериец, а после вернул взгляд к той, что до сих пор находилась в его руках. - Посмеешь и дальше совать нос, куда не следует - он приблизился к ней, и остановившись в паре сантиметров от ее лица, добавил. - Для тебя найдется место в трюме. Будь хорошей девочкой, не испытывай мое терпение

***
Верный друг капитана, собрал необходимый провиант, и спустился вниз. Сначала он зашел в камеру русалки, ибо лучше это было сделать, пока она безсознания, и оставил там поднос с едой, кинув рядом пару одеял, после чего, зашел ко второй. Незнакомая ему девушка тряслась от холода, и сидела в углу, сжавшись в комок.
- Капитан приказал накормить тебя и согреть - он широко улыбнулся, и протянул к той руку. - Еду я принес, а как согреться ты можешь выбрать сама - смеялся Питт, подшучивая над запуганной девчонкой, которая наверняка подумала, что злобный пират посмеет прикоснуться к ней и воспользоваться. -успокойся, здесь вы в безопасности. - с этими словами, он протянул несчастной одеяла, а после вышел из клетки, заперев на замок.








Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 44
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.11.13 17:28. Заголовок: Свободная дочь океан..


Свободная дочь океана попалась в ловушку, в сети, которые предназначались даже не ей. Судьба сыграла с ней в злую шутку, и любые попытки вырваться изначально были обречены на провал. У Зои не было ничего, чем можно было бы разрезать крепкие нити невода, а усталость и паника сделали свое дело, они лишили чувств и без того испуганную сирену. Прекрасная ундина оказалась на палубе пиратского корабля, где ее пристально рассматривали и насмехались, прежде чем кинуть в трюм, как какую-то вещь. Какое-то время Зои находилась без сознания, за это период чешуйки на ее хвосте и груди стали сохнуть без влаги. Словно по волшебству они стали исчезать, оставляя на своем месте гладкую бронзовую кожу. Пушистые ресницы задрожали в преддверии, и вот сирена медленно открыла глаза. Мысли пока еще путались, словно непослушный клубок нитей, и Зои никак не могла понять, где она находится. Вместо ясного голубого неба она увидела потолок, сделанный из деревянных досок, а вместо бесконечного простора моря, которое на горизонте соединяется с небесами, ее окружают стены, такие же деревянные как потолок. Потому как быстрее Зои начинала осознавать происходящее, ее изогнутые брови отчетливее сходились на переносице. Она знала это место, не это именно, но в подобном помещении ей уже приходилось бывать. Спертый воздух, плавная качка и топот ног над головой, могли означать только одно…
- О нет… - Прошептали губы сирены, и она резко приняла сидячее положение. Она на корабле! В трюме! Все еще отказываясь верить собственным глазам, Зои посмотрела на свой хвост и зажала рот ладонью, чтобы сдержать крик. Хвоста не было, лишь две стройные ножки. Столь невероятное превращение не было для девушки шоком. Она была сиреной всего лишь наполовину, а значит, могла принадлежать, как океану, так и суше. Зои знала, что у нее появляются ноги тогда, когда последняя капля соленой воды высыхает на ее теле. Это означало, что она уже достаточно давно находится здесь, вне моря. Коснувшись пальцами волос, она ощутила лишь легкую влагу, непослушная копна была практически сухой. – Нет-нет! – Воскликнула Зои, чуть ли не рыдая. В панике она вскочила на ноги и стала метаться по крохотной камере трюма, словно дикая птица, заключенная в клетку. Ладони скользили по шершавой поверхности стен, пленница пыталась уверить себя, что все это лишь иллюзия, обман, плод ее разыгравшегося воображения. Губы неустанно повторяли одно и то же слово, а разум отказывался верить в случившееся. Но это был не сон, она действительно находилась на корабле, закрытая в трюме, как невольница. Пальцы обхватили холодные железные прутья, а взгляд устремился по лестнице вверх, где был люк, сквозь решетки которого она могла увидеть крохотный кусочек голубого неба. Зои смотрела на свободу, что теперь была у нее отнята, ее снова посадили под замок. Прошлое больно кольнуло своим воспоминанием, и по щеке сирены скатилась слеза. Она снова рабыня и, похоже, от этого клейма ей не убежать. Черная метка под волосами не позволяла ей забыть о том, кем она была до того, как ее приняло море. В чистом и безграничном море она свободна, а на суше презренная беглянка. Зои думала, что здесь, в новом мире, все будет по-другому, но она ошибалась. Мир изменился, а вот люди остались прежними. Краем глаза сирена заметила какое-то движение в темноте. От неожиданности она отскочила назад, ведь все это время девушка думала, что находится в трюме одна. Запутавшись в собственных ногах, сирена рухнула на пол, пальцы впились в мягкую ткань одеяла, которое тут же прикрыло нагое тело пленницы. Страх сковал крохотное сердце Зои, глаза расширились от испуга, но взгляд продолжал всматриваться в темноту.
- Кто ты? – Дрожащим голосом спросила сирена, рисуя в своем воображении страшные догадки. В соседней камере могло томиться все, что угодно, начиная от гадкой крысы до кровожадного чудовища. Впрочем, грязный и отвратительный матрос тоже мог бы найти там место. Но все предположения были ошибочными и разбились на мелкие кусочки, как только на тусклый свет вышла девушка. Волнение и страх моментально отступили. Зои не увидела в этой маленькой, хрупкой красавице угрозу, скорее она была такой же пленницей, как и сама сирена. Ее одежда была грязной и порванной, шелковистые волосы спутались в темный ком, а на чумазом лице сверкали большие испуганные глаза. Без сомнения, незнакомка была такой же невольницей, как и Зои, иначе чтобы она забыла в трюме да еще в таком виде? – Как тебя зовут? – Ласковым голосом спросила сирена, подползая к прутьям своей камеры. Свобода и дикость не убили в персиянке сострадание и доброту. Ей захотелось поддержать эту девушку, ведь им обоим сейчас приходилось нелегко. Незнакомка напротив выглядела такой испуганной и жалкой, что собственный страх и волнения отступили. – Куда плывет этот корабль? Они хотят продать нас в рабство? – Пыталась делать предположения Зои, совершенно не догадываясь, что может этими самыми догадками только напугать пленницу. Она снова подняла взгляд вверх, где сквозь решетки люка было видно, как бегают по палубе моряки. Чужое присутствие подтолкнуло сирену на мысль, что она должна бороться за свою свободу. Конечно, она может плакать и биться в истерике, но слезы не помогут ее положению. – Нам надо выбраться отсюда, и кажется, у меня есть план…





Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): обнажена
С собой: ничего

by стюар
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 57
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.13 22:35. Заголовок: Terra, ты не могла с..


Скрытый текст


Шум на палубе проникал сквозь потолок тесного чулана, где томилась Лавина, но пленница не реагировала: все возможные способы выбраться она уже перепробовала - не думайте, что ореада была глупа. Нет, она, как и любое существо, сражалась за свою жизнь, но, подавленная и запутавшаяся во внутренних переживаниях, не находила достаточное количество энергии для противостояния банде Конана. Да и что может сделать хрупая девушка, даже пребывай она в душевном равновесии? Лавина не воин, что толку от бессмертия, когда к нему в комплект не даны волшебные силы? Магия девушки опиралась на силы земли, а ее не наблюдалось на многие мили вокруг, кусочек горной породы и тот был отнят! Поэтому черноволосой нимфе оставалось уповать на Провидение и на то, что боги рано или поздно вспомнят о той, кто служила им верой и правдой.
Незнакомка, увиденная раньше, очутилась около решетки и участливо взглянула в сумрак клетки:
- Тебе холодно? Ты хочешь есть?
- Да... - прошелестела Лавина и сама удивилась, насколько слабо прозвучал ее голос. По подсчетам, в трюме ее держали несколько дней, кормили... Вот это как раз припомнить и не получилось, так как ореада отказывалась от еды и пила только воду, которая тонкой струйкой стекала по внутренней обшивке корабля. По-видимому, бочка на палубе имела утечку, иначе пленница бы умерла от жажды. Привыкшая к одиночеству Лавина не тяготилась отсутствием собеседника, но не приспособившаяся к переживаниям смертных, не могла сложить воедино события, свидетелями которых стала, не могла различить свет в кромешной тьме, что не отпускала ее с появления нового мира. Состояние это походило на блуждание в лабиринте, где за каждым поворотом тебя ожидает еще несколько ходов, но лишь один ведет наружу. Как найти его, как не потеряться раньше, чем глаза вновь увидят солнце, а легкие вдохнут прохладный воздух горных вершин?
- Ну это ни в какие рамки! - возмутилась девушка наверху и потребовала у матроса одежду. Лавина восхитилась ее смелостью, незнакомка чем-то напомнила ей Наджару: решительная, волевая, бесстрашная. "Она тоже верит в Свет?" - с любопытством подумала бессмертная, так и не постигнув суть загадочного учения восточной воительницы.
Но через несколько минут дверь наверху распахнулась, и по лестнице спустился матрос, с кряхтением втаскивая в трюм ношу странной формы. Свет на миг заиграл на чешуе будущей сокамерницы и Лавина опешила: перед ней была русалка! Лично нимфа не встречалась с созданиями моря, но слышала о них многое - как, впрочем, и большинство обитателей земли. Похвастаться поцелуем сирены мечтали все моряки, но счастливчикам, получившим его, с тех пор уготовано место среди стаи разноцветных рыб и липких водорослей в царстве Посейдона. Гадая, скольких несчастных ее новая знакомая утащила за собой, Лавина наблюдала, как распахнулись двери клетки и затем закрылись, отрезая дочь моря от ее родной стихии. Матрос ушел, но вскоре вернулся, в этот раз уже по душу второй пленницы. "По душу ли только?" - задрожала девушка. Мысль об изнасиловании не приходила в ее невинную головку, но мысль об убийстве вполне могла появиться. Мужчина был таким крупным, с бугристыми руками, что, казалось, мог с легкостью сломать Лавину пополам, но он ограничился тем, что отдал ей одеяло. Рядом опустился и поднос с едой.
- Успокойся, здесь вы в безопасности, - рассмеявшись, моряк запер решетку и удалился на палубу. "Тогда почему мне так страшно?" - ореада кое-как пригладила волосы и попробовала еду, оказавшуюся очень даже неплохой, но в этот момент заметила некое движение в соседней камере. Хвост, занимавший почти все пространство, съежился и начал уменьшаться, пока не превратился в две стройные ножки, не отличимые от ног самой Лавины. "Она бессмертна!" - с радостью подумала брюнетка, и ее эмоции можно было понять: две половинки божественного вмешательства в творения Природы могли соединиться и явить собой внушительную силу. В любом случае, теперь у Лавины было, с кем поговорить. Ей не терпелось познакомиться с русалкой, но она предусмотрительно не выходила из угла, пожирая глазами ту.
Сирена пришла в себя и заметалась по клетке.
– Нет-нет! - едва не плакала дочь океана, тряся железные прутья, и Лавина шевельнулась, желая утешить незнакомку, но неосторожное движение оказало обратный эффект. Девушка отпрянула и, потеряв равновесие, рухнула на пол.
- Кто ты? – почувствовав страх в голосе, нимфа поспешила успокоить соседку и, подняв ладони, вышла из темноты.
- Ты не ушиблась? Не бойся меня, я такая же пленница, как и ты, - тихо проговорила она. - Ты в порядке? Меня зовут Лавина, и я ореада - нимфа гор. А ты настоящая сирена, да? Как тебя зовут? - с восторгом спросила в свою очередь девушка, несмотря на несомненно жалкий вид, если смотреть со стороны.
Собеседницы подвинулись ближе к решетке, и теперь их отделял небольшой коридорчик, образованный пересечением балок.
- Куда плывет этот корабль?
- Не знаю... - ответила Лавина, но следующий вопрос по-настоящему испугал ее. - В рабство? Ты думаешь?? - потеря ожерелья и так была неволей, но бессмертная видела во дворце Цезаря рабов и успела кое-что узнать об их участи. Себе бы она такую не хотела... "Я была игрушкой в руках богов, а теперь стану ею и в людских руках? Где же Зевс, где Аполлон, где они все, почему бросили меня здесь? Почему позволили такому прекрасному созданию, как сирена, очутиться в руках пиратов?" - опечаленное, но доброе сердце думало не о себе, но и о других, этого не смогла изменить война. Быть может, наша сущность никуда не уходит, а засыпает на время, чтобы сделать нас сильнее, подготовить к переменам? Лавина не могла сказать, что была сильна, совсем нет, но она противостояла богам, не согласилась убивать ради них - для кого-то в этом и заключалась сила. Ореада над этим не задумывалась, она мыслила понятиями "здесь" и "сейчас", ведь те, кто не может умереть, никогда не думают о будущем. И сейчас она едва не плакала от слов второй пленницы, ей было так жаль их обеих...
– Нам надо выбраться отсюда, и кажется, у меня есть план, - внезапно заговорила Зои, и Лавина вытерла слезы.
- Я пробовала, решетки слишком крепкие. Сломать их не удастся...

________________________________________
Физическое состояние: хорошее
Моральное состояние: миролюбива и радостна, готова к новым приключениям.
Одет(а): так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.


Ав от voploti
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 77
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.13 04:58. Заголовок: Лавина , нужно было ..


Скрытый текст


Интересно, как Зевс создавал людей. Сделал он сначала мужчину или женщину? Появилась ли только пара, или в одно мгновенье образовались несколько общин, которые позже переросли в полисы. Все ли они были взрослые или молодые. Мужчины и женщины. Одни вечно не понимают других, и лишь единицы подходят близко к этому пониманию. Тэрра была далека. Ей нравились мужчины, нравилось находиться в их обществе. Искуснейшие мастера, гордые воины, харизматичные торговцы, да даже обаятельные воришки и простодушные крестьяне - по большей части мужчины, так уж повелось. И танцовщица была абсолютно не против такого мира, но это не значило, что она могла всех их понять. Может их и не нужно понимать. Просто принять?
- Я кажется, тебе говорил, что любопытство не приносит пользы .
Опять она сделала что-то не то, хотя хотела оказаться полезной. Разве ей кто-то объяснял, куда можно смотреть и где можно ходить? Что плохого в искреннем любопытстве и желании помочь, пусть и советы оказались неуместными.
Пират резко схватил девушку за плечи и потребовал её имени. Под большими жёсткими пальцами варвара кожа девушки побелела, а по телу пробежался всплеск бодрости. Тэрра качнулась, ветер смахнул светлую прядь на лицо , но даже упавший локон не помешал танцовщице грозно взглянуть в глаза мужчины.
-Тэрра - серьёзно ответила она, ещё не решив как отнестись к такой наглости. Все попытки найти ответы в глазах собеседника шли прахом. Он был слишком непроницаем и самоуверен.
Вернулся человек, который относил русалку в трюм, Конан отвлёкся, чтоб отдать ему приказ, точь в точь повторяющий слова Тэрры. Девушка опешила и дёрнула плечом, но оно ещё находилось в руках киммерийца. Оказывается её идея была не слишком плохой, раз сам капитан одобрил. Когда он снова обратил внимание на Тэрру, она ещё раз дёрнулась, но снова осталась в лапах варвара.
Чем больше он пытался казаться страшным хозяином бессердечных головорезов, тем меньше боялась Тэрра его и этого места. Может быть это и самоубийство, но свободолюбивая танцовщица с вызовом смотрела вперёд. Она всегда так себя вела, когда кто-то пытался действовать силой, а тем более когда этим кем-то был мужчина! Как пытались лапать её подвыпившие горожане, как пытались распоряжаться заказчики торжеств, как ловили работорговцы, как только она отправилась путешествовать. Почему-то все они добивались желаемого только силой и угрозами, и Тэрра не понимала шуток на тему свободы.
В мыслях циркачка уже отбилась от Конана, дала пару оплеух, и только то, что он вытащил её с того света, спасало его от четвертования. А в реальном мире ничего не менялось, и Тэрра продолжала грозно смотреть в лицо спасителя.
-Посмеешь и дальше совать нос, куда не следует ... Для тебя найдется место в трюме. Будь хорошей девочкой, не испытывай мое терпение .
Так значит по таким законам здесь живут.
Тэрра опустила глаза и перестала брыкаться. Нет, ей не было страшно, просто в душе всё упало.
-Кажется у тебя только две клетки - разбитым голосом произнесла растрёпанная девчонка ,- Что же ты меня туда не бросил, пока я была без сознания? Как ту русалку. - совсем тихо закончила она.
Его лицо было так близко, его дыхание горячо гладило щёки, но Тэрра сейчас забыла, что ей нравится запах мужского пота и что мужчина напротив неё необычайно красив и близок. Она о чём-то думала, а потом вновь подняла глаза и спокойно сказала:
Конан.. Спаситель мой. Поначалу ты показался мне бравым пиратом,.. а теперь всё больше походишь на обычного работорговца.
Может быть хватка варвара ослабла, а может в Тэрре появилась какая-то сила, но девушка без усилий выбралась из рук темноволосого капитана и, отвернувшись, устремила взгляд к горизонту.
Откуда взялась эта война? Как великие боги могли её допустить? Видимо не настолько они велики. Видимо не любили они своих "любимых" несовершенных созданий. Люди стали ещё более жестокими, у них появилось столько врагов из тех, с кем никогда не воевали. Как знать на какой стороне был вот этот кентавр, тихий фавн или любимая богиня. Все под сомнением. И как на этом пиратском корабле - все сомнения - в трюм. Мир изменился, перевернулся, никто никому никто. Отчего-то мир всегда становится невозможным. Что-нибудь всегда идёт не так. Находится мотив обидеть, потом убить, потом отомстить, потом найти отомстившего и наказать,а потом сойти с ума и переубивать всех вокруг. И на каждом этапе человек наивно полагает, что вот ещё шаг, один маленький шаг и, ему станет легче, и он, непременно, остановится. А сам шагает и шагает..
Тэрра отошла к носу судна и не раздумывая запрыгнула на самый край, где под острым углом смыкались левый и правый борта. Дерево было скользким и холодным, но достаточно широким, чтоб уместить миниатюрные ножки лёгкой танцовщицы.Попутный ветер беспощадно толкал в спину, спутывал волосы в огромный ком и грозился оборвать длинную юбку. Всё качалось и брызгалось, кивал высоким волнам и хватал зубами пену штевень с вырезанной страшной мордой. И не было восторга сильнее, а ощущения свободы ярче. Ещё одна робкая и нерассказанная мечта оказалась исполненной, и она стоило того, чтобы щикотать нервы у пиратов. И не важно что ей за это будет. Ухватившись за один из натянутых канатов и выпрямившись во весь рост, Тэрра походила на третий косой парус на носу огромного корвета - самый маленький и самый упрямый.






Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: упоение...
Одет(а):Длинная льняная юбка, топ
С собой: плащ


Она звучит внутри...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 31
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.13 23:04. Заголовок: Спасенная им девушка..


Спасенная им девушка, дерзкая и своенравная, это стало ясно лишь при одном взгляде в ее глаза, между тем варвар спас ей жизнь, и сам посадил на свой корабль, стоит ли винить ее за это? Конечно, нет, но раз уж ты гостья на корабле веди себя прилично, будь тихой и не суйся, куда не просят. Так нет же, женщины их любопытство всегда шло впереди них самих. Все, что им знать не следует они любым путем будут пытаться докопаться до правды, хотя сами, не знают, нужна ли она им. Конан был дикарем, однако никогда не опускался до уровня бандитов и мародеров. Вид у него был грозный, но внешность и тяжелый нрав не все составляющие личности. Капитану не понравилась выходка девушки, которая посмела при его людях говорить о пленных. Мужчина не считал девушку в трюме пленницей, нет, она находилась там, потому, что варвар не знал, что делать с ней, коль уж ему ее вручили, и потом самое безопасное место на корабле для женщин было именно там, как ни странно. В трюм спускался либо капитан, либо его верный друг Питт, третьего не дано, ведь ключи есть только у них. Вопрос в чем же тогда безопасность? Дамы изолированы от пиратов корабля, что многие годы не испытывали женских ласк, и Терра убедилась в этом лично. Если бы она не была спасена брюнетом, и Конан во время не обернулся, неизвестно, что с ней сделал бы его товарищ. Импульсивный дикарь не смог сдержать раздражения, и схватил девицу за плечи, слегка тряхнув.
- Терра - серьезно произнесла она в ответ на вопрос, а после попыталась вырваться из крепкого хвата капитана корабля. Что ж, попытка была не плохой, но провальной. Когда Питт получил свое распоряжение, он удалился, оставив варвара наедине со спасенной им девушкой. Он счел необходимым в очередной раз вбить в ее голову, чтобы не совала нос в его дела.
-Кажется у тебя только две клетки - с толикой грусти произнесла она, а Конан чуть усмехнулся.
- А ты проныра.
- Что же ты меня туда не бросил, пока я была без сознания? Как ту русалку. - едва слышно закончила она. Мужчина тяжело вздохнул, продолжая смотреть в глаза блондинки.
- Ты слишком мало знаешь. Я не бросил тебя к ним, только потому, что ты человек, а они нет - проговорил он - Война никого не обошла стороной, оставляя след в каждом сердце. Границы расставлены - закончил мужчина, а пока он говорил, ни один мускул на его лице не дрогнул. Серьезное и уверенное выражение лица, которому не возможно было не верить. Но все, что случилось дальше, не поддавалось каким- либо объяснениям.
Конан.. Спаситель мой. Поначалу ты показался мне бравым пиратом,.. а теперь всё больше походишь на обычного работорговца. - после ее слов руки мужчины отпустили хрупкие плечи, и девушка с легкостью высвободилась из широких ладоней. Варвар пронаблюдал, как Терра прошла к носу корабля, явно размышляя о чем-то своем.
- Ты ошибаешься - тихо сказал он, не зная, услышала ли его слова блондинка, а после развернулся и направился в трюм.
Корабль шел полным ходом, ветер надувал паруса, неся корвет вперед, команда, как и всегда, работала слаженно без ошибок. Погода радовала, однако настроение у варвара было испорченно.
- Питт был прав, какого черта я взял с собой эту несчастную - думал он про себя, спуская в трюм, дверь которого, была заперта на замок. По пути вниз варвар размышлял, что эти две отлично сгодятся для обмена, у него есть то, что нужно богам, возможно у богов есть то, что необходимо ему. Ключ вошел в дверной замок, издав глухой щелчок, и дверь трюма открылась, впуская дневной свет в темное помещение. Тяжелые шаги, и вес варвара заставляли половицы скрипеть.
- Я пробовала, решетки слишком крепкие. Сломать их не удастся...
- Не стоит и пытаться - ответил Конан, подойдя к решетке, где сидела нимфа. Следом обернулся к камере с русалкой. Его взгляд пробежался по оголенным ногам испуганной красавицы. Мужчина чуть прищурил глаза, а следом стянул с бочки, какое-то старое платье, и швырнул его русалке. - Прикройся, а то не дай бог, мои моряки увидят тебя в таком виде - он усмехнулся разводя руками - сложно будет винить их в возникших желаниях - брюнет вновь посмотрел на нимфу.
- Все гадаешь, зачем ты здесь? Не бойся, пока ты здесь, с тобой ничего не случится, но ты моя страховка, и при случае я воспользуюсь ей, если боги начнут шалить - он чуть улыбнулся, и взглянул на русалку через плечо. - Тебе просто не повезло, а у меня теперь целых две любимицы богов







Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 47
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.11.13 13:48. Заголовок: Пост согласован с Ко..


Скрытый текст


Море нежно покачивало пиратское судно на волнах, словно колыбель с засыпающим младенцем. Солнце неспешно подходило к зениту, и беспощадно одаривало мир своими лучами. Но те, кто был в море, не замечали жалящий зной. Легкий морской бриз ласково поглаживал кожу, заботливо снимая ощущение жара, а ветер игриво надувал паруса, заставляя корабль мчаться вперед. И все было бы прекрасно, если бы не две девушки, томящиеся в трюме. Неволя для них была хуже смерти, ведь они дети природы, любимые дочери океана и снежных гор. Но безграничные просторы свободы теперь заменяли стальные прутья, вместо пения хотелось рыдать, а неизвестность перед будущим с каждой секундой убивала хрупкую надежду, что изнывала в маленьких сердцах.
Зои не ошиблась в своих предположениях. Девушка, разделявшаяся с ней трюм, действительно была такой же невольницей, как и сама сирена. Она представилась Лавиной, красивое и утонченное имя. Как выяснилось следом, оно не могло принадлежать простой смертной, у двух пленниц оказалось намного больше общего, чем могло показаться на первый взгляд. Лавина была нимфой и не просто нимфой, а ореадой гор. Сквозь решетки своей темницы Зои с любопытством и уже совершенно по-новому рассматривала свою новоиспеченную сестру. Конечно, кровного родства между ними не было и не могло быть, но они обе не принадлежали ни к обычным людям, ни к всемогущим богам. Кроме сирен, Зои никогда раньше не видела подобных себе существ, да и образованием ее никто не занимался, поэтому о разновидности нимф она тоже ничего не знала. Однако Лавина выглядела, как обычный человек, разве что красота ее была неземной, а кожа белой, как вершины гор. В взгляде или голосе не проскальзывалось того высокомерия, что присуще всем бессмертным. Во фразах слышалась откровенная наивность и простата любопытства, что не услышишь в речах гордых богов. Все ли нимфы такие, как она?
- А ты настоящая сирена, да? Как тебя зовут? – с нескрываемым восторгом спрашивала Лавина, словно впервые увидела сирену. Ее глаза светились радостью, как у ребенка, впервые увидавшего цирковое представление.
- Не совсем… какая-то часть. – Уклончиво ответила Зои, опуская взор. Она не любила вспоминать, что является не чистокровной дочерью океана. Люди, что живут на суше, всю жизнь делали из нее рабыню, она думала, что хоть в море найдет свой дом, но как, оказалось, даже в воде есть те, кто не считал ее полноправной сиреной. Впрочем, в море Зои чувствовала себя намного комфортнее, чем на суше. В воде она начала новую жизнь, стала свободной, и никто не мог ее пленить. До этого дня. – Меня зовут Зои.
Представившись друг другу, и обменявшись теплыми улыбками, невольницы как будто прониклись настоящей дружбой. У них было много общего, но помимо этого, была еще и главная цель – вырваться на свободу. К сожалению, Лавина не знала, куда следует этот корабль, а возможное рабство ее и вовсе напугало. Зои до боли закусила губу, она не хотела пугать свою единственную союзницу, но не понаслышке знала, что такое рабство и если именно это им уготовано, то бояться нужно. Невероятное желание вырваться из клетки заставляло мозг работать с невероятной скоростью. Дальнейшие действия придумывались на ходу. Почему-то Зои не сомневалась, что Лавина во всем ей поможет, ведь она так же желает вдохнуть запах свободы, как и сама сирена. Ундина успела лишь сообщить ореаде, что у нее есть план и хотела поделиться им, но внезапно скрипнула дверь.
- Я пробовала, решетки слишком крепкие. Сломать их не удастся... – Вытирая слезы, проговорила Лавина, не услышавшая тихого вторжения в трюм. Послышались шаги, Зои повернула голову в сторону лестницы и увидела яркий свет, лившийся сверху. В страхе, она попятилась назад, пока не уперлась в стену. Тем временем, огромная фигура уже спускалась по лестнице. Сирена задрожала, опустилась на пол и прикрыла свою наготу одеялом. От волнения у нее закружилась голова, взрывающиеся звезды ослепили.
- Не стоит и пытаться, - послышался низкий мужской голос совсем близко. Кем бы не был этот человек, но он слышал, о чем говорили пленницы. Постепенно белые пятна рассеялись, и Зои увидела высокого мужчину. Ее бросило в дрожь, сердце остановилось, а потом опять глухо застучало, мешая сделать даже вдох. Он был огромным, словно гигант, мощная фигура возвышалась над хрупкими девушками, как бронзовая статуя Зевса. Полуобнаженный, мужчина словно демонстрировал свое тело, пылающее львиной силой. Длинные темные волосы влажными волнами опускались на его плечи, хмурое непроницаемое лицо исполосовано шрамами, но они не портили той дьявольской красоты, которой обладал незнакомец. Никогда раньше Зои не видела людей, подобных ему. Вся его сущность внушала страх, но темный взгляд из-под грозно нахмуренных бровей сковывал душу первобытным ужасом. Сирена застыла под его леденящим взором, не в силах даже дышать. Она готова была находиться сейчас где угодно, лишь бы не здесь, лишь бы не сгорать под пламенем этих глаз. Страшное оцепенение спало, когда ей в лицо бесцеремонно бросили какую-то тряпку. Зои не сразу поняла, для чего она, но ей напомнили о наготе, которую она до сих пор пыталась скрыть. Невероятный стыд охватил сирену, что итак чувствовала себя совершенно беззащитной перед этим гигантом, а теперь и вовсе ощутила всю свою незначительность. Непослушными, дрожащими руками невольница натянула на себя грязную тунику, прислушиваясь к речам мужчины, чье внимание теперь было обращено к Лавине.
- Все гадаешь, зачем ты здесь? Не бойся, пока ты здесь, с тобой ничего не случится, но ты моя страховка, и при случае я воспользуюсь ей, если боги начнут шалить, - смысл этих слов с трудом начал доходить до сознания Зои. Так вот в чем причина их заточения. Этот человек, кем бы он ни был, держит их тут лишь потому, что они имеют ценность для богов. Он желает использовать их, как предмет переговоров или торговли с бессмертными. Как же это бесчеловечно… Сирена подняла голову. Ее все еще окутывал страх, но помимо него теперь появилась и ненависть. Она не ошиблась, когда выбрала сторону богов, люди слишком жестоки и циничны, они готовы пойти на всё ради своей жизни. В них нет и капли сострадания… Мужчина повернул голову и его взгляд вновь соприкоснулся с глазами Зои, но в этот раз она не оцепенела, взирала на него с диким упрямством, совершенно неприсущим ей.
- Тебе просто не повезло, а у меня теперь целых две любимицы богов, - самодовольно и, пожалуй, слишком самоуверенно заявил гигант. А сирена… сирена лишь коварно усмехнулась, плавно поднимаясь на ноги, и прижалась спиной к стене.
- Ты прав, - сладким голосом проговорила Зои, в женской лукавости наклоняя голову в бок, - но ты забыл, что не совсем простые любимицы богов находятся в твоем трюме. – Темные глаза девушки сверкнули, она горделиво вздернула подбородок, прогоняя остатки страха. Перед ней всего лишь человек. Каким бы сильным и огромным он не был, он остается смертным, а она сирена, дочь океана, умеющая сводить мужчин с ума. Прикрыв глаза, Зои замурлыкала чарующую музыку, что невидимыми нитями стала приближать к гиганту и проникать в его уши. Дурманить рассудок, гипнотизировать, очаровывать и подчинять… Безудержно ласкать струны его души. - Вы столь близки, и это так опасно, - пропели губы, и сирена распахнула глаза. – Но разум, верно, утонул в дурной крови, вы ненавидите меня столь страстно, - протянула соблазнительница, протягивая руку к мужчине и зазывая его к себе, - в полшаге стоя от любви. – Под бешенное стучание собственного сердца, Зои наблюдала, как мужчина начинает терять силу воли, как его сердце окутывает страсть к певице, чей голос настолько прекрасен, что заставляет забыть обо все на свете и окунуться в невиданные грезы небытия. Рука гиганта сама собой потянулась к поясу и извлекла из складок ключ, ведь теперь он желал оказаться рядом с этой прекрасной обольстительницей. Словно во сне он открыл камеру и стал приближаться к сирене, а она продолжала петь и зазывать. – Ваши глаза… так сверкают желаньем мести… против и за, ваша честь и мое бесчестье, - мужчина оказался так близко, что Зои чувствовала запах его тела. Она пыталась бороться с этим дурманом, старалась не бояться и петь, используя все свои силы на полную мощь. Но ей было страшно… она не понимала, как ее голос звучит столь уверенно и ровно, когда в душе она так напугана. Рука плавно скользнула вверх, ладонь коснулась щеки, нежно лаская… - Как же давно размотали боги эту нить, только вино одно это велит забыть. – Зрительный контакт не прерывался, пальцы продолжали ласкать щетинистую кожу, а вторая рука уже выкрадывала ключ. Не отводя взгляды, Зои бросила заветный ключ в сторону Лавины, в надежде, что та не растеряется и поймет, что нужно делать. Голос сирены мог дурманить только мужчин, над женщинами он не имел ни какой власти. Ореада слышала только красивую песню, но не пылала такой страстью, в ловушку которую попал гигант. - Когда б на то случилась ваша воля, гореть бы, верно, мне на медленном огне... Вы ненавидите меня - до боли, и это весело вдвойне. – Протянула Зои, как следом раздался звук удара. Темные глаза мужчины закатились, и он с грохотом рухнул к ногам сирены. Еще несколько секунд дочь океана в панике часто дышала, вглядываясь в тело мужчины, а после подняла взгляд и увидела испуганную Лавину. Ореада ударила его чем-то по голове, и он потерял сознания, но действовала она скорее на инстинктах, чем осознанно.
- Бежим, - крикнула Зои, схватив девушку за руку. Времени было слишком мало, отступать назад уже поздно. У них есть лишь один шанс вырваться на свободу и его необходимо использовать. Оставив обманутого мужчину валяться на полу камеры, невольницы бросились к лестнице. Обе были настолько напуганы, что все это казалось просто сном, кошмаром, который вот-вот должен закончиться. Но это были не чары Морфея, это была реальность. И вот они уже стоят на палубе… Ветер развивает их волосы и одежду, море так близко…. Пираты с растерянностью взирают на беглянок и весь мир кружится. Еще секунда и они могли бы снова оказаться в пленницах, но Зои вновь начинает петь, намного громче, чем раньше, чтобы все мужчины на этом судне могли слышать ее голос. – Там, где вода ласкает небеса, ты без труда увидишь паруса. Отражаются волны в чистых глазах, губы безмолвны, полночь на часах. – Матросы замерли. Чары сирены не смогли обойти их стороной. Так же как и гиганта, их разум ослабел перед голосом русалки. С божественным обожанием они смотрели на темноволосую девушку, чье тело было облачено в грязную тунику, но в ней они видели не оборванку, а красавицу, что пленила их сердца. Лишь одного не учла и не заметила Зои, на носу корабля стояла девушка, над которой ее чары были не властны. Она стояла и смотрела, как голос сирены превращает храбрых мужчин в рабов страсти, готовых отдать все, ради единственного поцелуя. Ундина рванула в сторону, увлекая за собой Лавину, но пальцы ореады внезапно выскользнули из ладони. Схватившись за перила, что отделяли от свободы, от моря, Зои вдруг обернулась, встревоженный взгляд коснулся хрупкого силуэта…
- Лавина, быстрее! Они убьют тебя, когда придут в себя! Скорее, дай мне руку… Умоляю, прыгай в море, я помогу тебе.

Слова песни использованы из песни Канцлер ги - Вы ненавидите меня





Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего

by стюар
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 63
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.13 22:04. Заголовок: - Не стоит и пытатьс..


- Не стоит и пытаться, - суровый голос из-под потолка заставил обеих девушек вздрогнуть и отпрянуть к стенам темницы. Яркий свет залил полутемное помещение, и в его сиянии капитан-киммериец выглядел богом, сошедшим с одной из фресок древнего храма. В одной руке его дрожал пучок молний, что по приказу мысли разлетятся в стороны, пригвождая сердца врагов к сырой земле, в другой пылало сосредоточие небесного огня, и весь облик окружала мощь, неведомая сила... Тем удивительнее было чувство, что вызывал его не бессмертный, коих Лавина видела на Олимпе и знала по именам, нет, мужчина был человеком из плоти и крови! И пусть на самом деле в руке его был зажат фонарь, а не огненный шар, общая картина подействовала на впечатлительную ореаду, подавила и без того угнетенную волю. Плечевая мышца пирата превосходила по размеру обе хрупкие руки девушки, ростом же она доставала ему едва до середины могучей груди. Это был волк, скаливший зубы в глухом рычании над добычей, и нимфу обуял ужас. Сейчас она могла рассмотреть мучителя: он стоял в проходе между клетками и заслонял собой все свободное пространство. Игра тусклого света и косых теней обостряла черты лица, неровные шрамы виделись паутиной боли и ненависти, покрывавшей смуглую кожу, а глаза... Бездонные, как море в шторм, глубокие, как коралловые пещеры на океанском дне, они пронзали насквозь, вынимая душу вместе с безрассудной мыслью о побеге. Лавина не знала мужчин, а потому даже предположить не могла, что и этот гигант может быть нежным с той единственной, которая украдет его сердце...
Зои не менее ошеломил облик варвара, который, усмехнувшись, поведал пленницам, что участь их незавидна: одна станет выкупом в сделке с богами, а другая.... Скорее всего ей придется еще хуже, чем ореаде, ведь никаких определенных планов у Конана на нее нет.
- Ты потерял в войне кого-то, раз хочешь договориться с богами, используя меня? - Лавина робко подошла к решетке и посмотрела на мужчину. Сражение унесло многие жизни, и их не вернешь сделками и торгом, - девушка понимала это. Она не знала, зачем заговорила - вдруг это вызовет гнев пирата? - голос ее дрожал от страха за свою судьбу и судьбу сирены, но любопытство и сострадание все же перевесили. Ореада напоминала лань, которая с доверчивым взглядом карих глаз подходит к охотнику, чтобы пожевать его смешную кожаную шапку и через миг биться в ловушке, затягивая петлю все туже вокруг шеи. Зои знала больше о жизни, поэтому хладнокровно встретила взгляд киммерийца, восхитив в очередной раз новую подругу своей силой духа. Русалка не боялась, она планировала что-то... Спустя миг с ее губ полилась песня необычайно красоты, и мужчина застыл на месте как околдованный.
- Вы столь близки, и это так опасно, - пропела сирена, распахнув до невозможности красивые глаза. – Но разум, верно, утонул в дурной крови, вы ненавидите меня столь страстно в полшаге стоя от любви... - рука протянулась к пирату в приглашении стать частью песни, познать объятья дочери моря, такие заманчивые и обольстительные, ведь в них таились тайны самой стихии... Волк превратился в ягненка и уже двинулся к русалке, когда Лавина сообразила, что все дело в магии. Но рано или поздно песня должна была закончиться, поэтому действовать необходимо было незамедлительно. Зои вытащила ключ из широкой ладони Конана и кинула его ореаде. Та сумела поймать его и, повозившись, открыла замок. Тут взгляд ее упал на деревянный брусок, забытый кем-то из матросов под лестницей. Пока русалка завершала очередной куплет, Лавина добежала до заветной цели и каким-то чудом не только сумела поднять ее, но и обрушить со всей силой на затылок пирату. Помогло ли собственное волшебство или сыграл роль инстинкт самосохранения - мужчина качнулся и с грохотом упал на доски трюма, заменяющие пол. При виде содеянного нимфа задрожала и выронила дубинку, не веря, что смогла причинить вред живому существу. Однако Зои не дала ей опомниться и увлекла наверх по лестнице, туда, где маяком сияла свобода. Ступенька за ступенькой, и вот оно, солнце, вот он свежий бриз и растерянные, непонимающие взгляды матросов...
– Там, где вода ласкает небеса, ты без труда увидишь паруса. Отражаются волны в чистых глазах, губы безмолвны, полночь на часах, - вновь запела певица, но уже увереннее и громче, и несчастные помощники Конана замерли, в их взглядах засквозило обожание. И действительно: чарующий мелодичный голос скрыл из вида убогую одежду пленницы, облек ее в радужный наряд властительницы разума, подчинил и стер все желания, кроме одного - обладать этой сладкоголосой жемчужиной с бронзовой кожей и темными волосами... Прервав напев, Зои бросилась к бортику, но, засмотревшись на солнце нового мира, Лавина споткнулась от неожиданного рывка и выпустила пальцы сирены из своей руки.
- Лавина, быстрее! Они убьют тебя, когда придут в себя! Скорее, дай мне руку… Умоляю, прыгай в море, я помогу тебе, - заглушая шум ветра, прокричала та, и ореада со всех ног бросилась к подруге по несчастью, не думая о том, что не умеет плавать...

________________________________________
Физическое состояние: хорошее
Моральное состояние: миролюбива и радостна, готова к новым приключениям.
Одет(а): так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.


Ав от voploti
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 81
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.11.13 02:33. Заголовок: Вот она свобода. Лёг..


Вот она свобода. Лёгкое одиночество и красота мира вокруг. Ни грусти, ни скуки, только умиротворение и спокойствие, наполненность любовью к жизни. Жизнь, текущая по венам, выступающая румянцем на щеках, ощущения: холода и голода. Полёт мысли, что может нарисовать ещё тысячи прекрасных миров, сочинить тысячи историй и пройти сотни дорог в одно лишь мгновение. И живая человеческая несовершенность, забывающая сны и нарисованные миры, заставляющая болеть мышцы наутро после хорошей тренировки и голову наутро после хорошей пьянки. Человеческая несовершенность, которая всегда пытается преградить путь и кричит изо всех сил, что ты всего лишь человек! И слава тем, кто горд быть Человеком, для кого голос несовершенства внутри - лишь побуждение быть лучше, сильнее и прекрасней.
Иногда у людей есть шанс начать всё с начала, с нового и чистого листа. Тяжело расставаться со старым, особенно если когда есть, что терять. По настоящему можно терять только любимых людей и плоды собственного труда - это самое тяжёлое. Как бы там ни было - настал новый мир, так похожий на привычный, но это не он. Наступило новое время от которого поведёт своё начало новая история, и про какого-нибудь царя когда нибудь скажут - он начал правление в двухтысячном году с крушения миров. Или как-нибудь по другому назовут. Здесь и сейчас у нового мира ещё нет названия, он только что родился, только открыл глаза. И что же он увидит, кровь и резню, страх и неверие? Какими будут его первые слова? Неужели "война" достойное слово, чтобы быть первым. Неважно как он родился - в радости или горе - мы породили его, каждое живое существо, кто сумел выжить. Только нам решать, каким станет новый мир, и хотя бы во имя мёртвых, не совершать ещё раз такой кровавой ошибки.
Заворожённая Тэрра наблюдала за новым миром широко раскрытыми глазами, она встретила его в море, что продолжало расстилаться на многие мили вокруг. В своих мыслях ей было так хорошо, что в голове начала звучать прекрасная музыка, сливающаяся с плеском воды и хлопаньем парусов. Огромное пространство, залитое светом, играющем в пене волн, мерно покачивалось, баюкая маленький кораблик. Только чайки громкими криками пугали равномерное шелестение, а идеальный водный пейзаж нарушали только далёкие рифы, что еле виднелись над поверхностью, как каменные короны подводных королей.
Тэрра очнулась, когда рифы стали заметно ближе, и как ни странно - они не стали смещаться вбок относительно судна, нос указывал прямо на них, и хоть места для манёвра было ещё предостаточно и в точности пиратских карт не приходилось сомневаться, ощущение какого-то подвоха кольнуло в груди. В это же время до ушей донёсся прекрасный женский голос, сложенный в песню. Танцовщица к такой ситуации была на столько не готова, что только обернулась и замерла. Она видела всё будто бы в замедленном движении - из трюма, люк которого был распахнут, вырвались на свет две девушки. Одна из них показалась Тэрре знакомой - та, что пела - ровно, громко и чувственно. И очень странно было видеть, что в отличии от голоса, такого ровного, величественного и неземного, в глазах её ярилась ненависть или паника, что трудно отличимы с первого взгляда. Обе девушки бросились к борту, будто единственным их спасением было покончить с жизнью, так и не доставшись грязным пиратам.
Русалка! - вдруг узнала Тэрра, которая и не догадывалась, что у этих существ каким-то образом могут быть ноги. Всё резко встало на свои места и заслушавшаяся было циркачка вдруг поняла, что не одна она здесь заслушалась. Пираты, как каменные изваяния застыли на своих местах. Тысячи мыслей пробежались в голове и ни одну не удалось схватить за хвост, и немного обескураженная танцовщица ещё толком не зная, что делает, мельком взглянула на приближающиеся рифы и резво спрыгнула на палубу. Неслышно проходя мимо парализованного помощника капитана, который обычно всегда возмущался, Тэрра без труда вытянула кривую широкую саблю из ножен у его пояса. Если бы не лёгкое замешательство среди девушек, они бы наверное успели.
Куда собрались, девочки? - скорее удивлённо, чем угрожающе произнесла Тэрра, однако скорее угрожающе, чем удивлённо вытягивалось лезвие сабли, направленной к шее русалки. Она выглядела уверенной и воинственной, не то, что вторая пленница, на которую циркачка наверное бы не решилась поднять клинок - в её огромных удивлённых глазах дрожал огромный по детски бесконечный страх. В первую секунду они не прыгнули, во вторую тоже, и Тэрра придвинулась к борту, оттесняя беглянок назад.
- Если продолжишь петь - я тебя свяжу, и рот замотаю - растерянно, но убедительно понизила голос танцовщица. От продолжительной паузы пираты зашевелились, но всё ещё топтались на местах, как сонные мухи.
- Меняйте курс, там рифы! - крикнула Тэрра мужчине, саблю которого держала.
- Не забывай кто.. - начал вяло мямлить пират, но закончить не успел, потому что на его челюсть со всей дури обрушился маленький кулачок новоиспечённой воительницы, что резко отпрыгнула в сторону.
- Рифы прямо по курсу! -что есть мочи рявкнула она и вернулась на место. Сейчас всё или ничего.
Кажется, подействовало, бывалый пират очнулся и над головами раздался могучий свист. На палубе всё пришло в движение - кто-то куда-то бежал, перецепляли канаты, карабкались по мачтам, звучали команды, цепью расползающиеся во все стороны, но для Тэрры это было непонятным гулом, она думала только о том, что одной бедой стало меньше, но это не все беды на этом корабле. Глубоко дыша, девушка старалась крепко сжимать саблю, которая оказалась очень тяжёлой, острый конец её уже не был так воинственно поднят.
- Присядьте... пожалуйста. - Тэрра кивнула на огромную связку канатов, лежащую поблизости. Танцовщица смотрела на двух девушек, что сбились в кучку, и в голове мелькали слова Конана о приоритетах и людях.
- Ты тоже не человек? - растерянный вопрос предназначался обладательнице испуганных глаз, но Тэрра попыталась взять себя в руки и уже более бодро произнесла - Меня зовут Тэрра. Это на случай, если вы захотите проклясть мой род. Простите, что всё так... А где Конан? Что вы с ним сделали? - во всей этой беготне, в которой пираты на время забыли о женщинах, танцовщица совсем забыла о капитане. И он не заставил себя долго ждать. Из трюма он возвысился как гора - стальная и серьёзная, из под тёмных спутанных волос не спеша текли капли крови, но это ему похоже не мешало, и Тэрра была несказанно рада, что он жив. Да, у него скверный характер, но это не повод быть убитым.
Пока Конан не успел приблизиться, Тэрра решила сказать ему всё, что успеет. Ребёнок в душе танцовщицы не желал сдаваться и мечтал о вечном мире. Если что-то пойдёт не так, то она хотя бы скажет Аиду, что очень хотела как лучше. Или кто там теперь принимает усопшие души? Опираясь на увесистую саблю и стоя между морем и неземными девушками, рассмотреть получше которых так и не удалось, она старалась, чтоб голос не задрожал в обращении для всех на этом корабле.
- Конан, я возвращаю тебе долг. Но теперь тебе придётся меня выслушать. Русалки сильны, и кто знает сколько их ещё в этих водах. Что будет, ели запоют они? На твоём корабле чудесные создания в гостях, неужели для них не найдётся приличной каюты и одежды? Да, во всём виновата война, но откуда ты можешь знать, на какой стороне я была? Или они? Многие люди ушли на сторону богов, а некоторые боги спустились на землю и сражались плечом к плечу с обычными людьми. Может хватит? Один мир мы уже разрушили, война не может длиться вечно...



Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: упоение...
Одет(а):Длинная льняная юбка, топ
С собой: плащ


Она звучит внутри...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 32
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.11.13 11:31. Заголовок: Конан находился в тр..


Конан находился в трюме собственного корабля, а за решетками по обеим сторонам варвара сидели девушки. Каждая из них была прекрасно по-своему. Нимфа, миловидная брюнетка со светлой кожей и яркими глазами, на вид совершенно безобидная и хрупкая, вторая же...ей удалось удивить льва, еще на палубе. Никогда в жизни, Конан не видел живой русалки, конечно, существовало множество сказаний, рассказов очевидцев, рисунков, в конце, концов, но вот, чтобы так, увидеть это создание природы собственными глазами с чешуйчатым хвостом, было впервые. Какого же было его удивление, когда перед взором вместе хвоста, оказались стройные ножки. Невероятно! Однако все свои эмоции, варвар искусно скрывал. Война есть война, друзья лишь те, кто на твоей стороне, а обе его пленницы, принадлежали к той стороне, против которой воевал киммериец. Сложно описать его чувства, когда вместо испуганного взгляда русалки, он увидел упрямство в ее глаза. Признаться - это нравилось варвару. Миловидная внешность и перчинкой в характере, интересное сочетание.
- Ты прав, - сладким голосом проговорила она, чуть наклоняя голову в бок, - но ты забыл, что не совсем простые любимицы богов находятся в твоем трюме.
Конан прищурился, и теперь уже развернулся к дерзкой девчонке полностью, оставляя за спиной хрустальную нимфу, что испуганно притихла в решетками. Едва варвар собирался ответить, как русалка запела, заставляя мужчину безотрывно смотреть в ее кофейные глаза, точно такого же цвета, как и его собственные.
Вы столь близки, и это так опасно, - уже с первой ее фразы, по телу растеклось приятное спокойствие. - Но разум, верно, утонул в дурной крови, вы ненавидите меня столь страстно - продолжала петь она, чуть вытянув руку к льву, что с завороженным взглядом смотрел на прекрасное создание с чарующим голосом. Конан, чуть мотнул головой, словно пытался, стряхнув наваждение, окутавшее его слух и глаза. - в полшаге стоя от любви. - песня продолжалась, чем лишала воли варвара. Взгляд его помутнел, а разум сдался под натиском прекрасного голоса. Мужчина сократил последнее расстояние до клетки, вытащил ключ от камеры, и открыл замок клетки. Ничто не волновало его кроме ее божественной красоты, этого голоса и песни, которую он желал слушать вечность.
Позабыв обо всем варвар, лишенный собственной воли, готов был отдать все, лишь бы она была рядом с ним. Конан стоял так близко, что их тела едва ли не соприкасались друг с другом, массивная грудь, медленно колыхалась от глубокого дыхания.
- Как же давно размотали боги эту нить, только вино одно это велит забыть. - ее рука ласково, коснулась щеки киммерийца, а по телу пробежал легкий, приятный ток. Конан уже не принадлежал себе, и не отвечал за своим слова и действия.
- Ты прекрасна - прошептали его губы, когда рука осторожно прошлась по плечу красавицы.
- Как же давно размотали боги эту нить, только вино одно это велит забыть. - продолжал струиться ее голос серебряным водопадом, завораживая все сильнее, когда ее легкие касания приносили немыслимое наслаждение. При всем своем росте, силе, и свирепости, он был пленен женщиной, чья красота была несравнима даже с богами, голос звучал словно золотая арфа в покоях богатого царя. Эта женщина должна принадлежать ему и только ему. Однако, стоило мужчине чуть сжать в своих руках ее хрупкие плечи, как сильный удар по голове, отправил его в забвение на некоторое время.
Варвар буквально таки рухнул на пол, оглушенный ударом, от которого мгновенно оправиться, к сожалению не возможно. Пока Конан был без сознания, еще какое-то время образ прекрасной ундины стоял перед его глазами, а песня ласкала слух, однако же, когда дурман прошел, и варвар очнулся от сладостного сна, гневу его не было предела. Не сразу, конечно. Сначала он открыл глаза и осмотрелся, пленницы сбежали. Рука невольно коснулась затылка, а пальцы прошлись по ссадине, из которой сочилась кровь. Сквозь зубы раздалось глухое рычание, когда варвар поднялся на ноги. В пару шагов он преодолел расстояние до дверей трюма, и резким толчком руки открыл дверь, которая звонко ударилась о бочку стоявшую позади. Взгляд карих глаз пробежался по матросам, взгляд которых был затуманен, следом он перевел взгляд на беглянок, которые сидели возле скрученных канатов, пойманные...Террой.
Конан прищурил глаза, переводя взгляд на блондинку, а затем неторопливо стал приближаться.
- Конан, я возвращаю тебе долг. Но теперь тебе придётся меня выслушать. - опираясь на саблю, начала говорить девушка, и варвар решил дать ей возможность высказаться.
Русалки сильны, и кто знает, сколько их ещё в этих водах. Что будет, ели запоют они? На твоём корабле чудесные создания в гостях, неужели для них не найдётся приличной каюты и одежды? Да, во всём виновата война, но откуда ты можешь знать, на какой стороне я была? Или они? Многие люди ушли на сторону богов, а некоторые боги спустились на землю и сражались плечом к плечу с обычными людьми. Может, хватит? Один мир мы уже разрушили, война не может длиться вечно... - на одном дыхании проговорила она. Правда в словах женщины, безусловно была, кроме того, Терра действительно спасла их корабль. Варвар несколько секунд молча, наблюдал за испуганными глазами девушек, что несколько минутами ранее пытались бежать, а между тем, на корабле раздался шепот недовольства.
- Конан - раздался голос Питта из-за спины. Товарищ хотел донести до своего капитана, что недовольства команды обоснованны, и вполне логичны. Эти две девицы едва не погубили их жизни, и сейчас неплохо было бы их наказать, а еще лучше убить, чтобы оградить себя от дальнейшей опасности.
- Да, бабы на корабле не к добру - подумал про себя варвар, а после обвел строгим взглядом представительниц противоположного пола. - Пошли - приказал, он, давая понять, что лучше сейчас не злить его еще больше. Отдав распоряжение команде, Конан и направился в свою каюту, уводя за собой девиц. Когда же четверка оказалась в каюте капитана, варвар захлопнул за собой дверь. Неторопливо он прошел вперед к своему столу, а после развернулся лицом к дамам, складывая руки на груди.
- Что ж, вы едва не потопили мой корабль, вместе со всей командой - начал он, сурово глядя на двух беглянок Зародили сомнения среди моих матросов - продолжал он - что мешает мне перерезать вам глотки и освободиться от всех проблем?! - варвар нахмурил брови, размышляя над дальнейшей судьбой девиц. - Я не потерплю дальнейшего беспорядка на своем корабле, поэтому могу предложить вам два варианта - он оттолкнулся от стола и подошел вплотную к нечеловеческим созданиям. Его взгляд прошелся по испуганной нимфе, а затем плавно перешел на сирену.
- Дивно поешь - низко проговорил он, повторяя ее же жест и проводя рукой по щеке ундины, а когда пальцы ласково спустились к по подбородку, варвар резко схватил его двумя пальцами. - Либо вы сидите тихо и не лезете на рожон, либо .... - он отпустил русалку, и перевел на свой тяжелый меч, что стоял в углу, однако совсем не далеко от женщин. - отправлю вас обеих обратно в трюм, без воды и еды, оставляя на развлечения матросам, которые от таких красавиц не откажутся получить ласку и тепло - закончит киммериец, и в каюте на несколько секунд повисла тишина. Конан молча, гулял взглядом по каждой женщине, что стояла перед ним. Каждая из них была красива, и между тем они были такими разными. Нимфа, наивная и напуганная прелестница, дитя природы. По ее взгляду можно было понять, что она совершенно невинна. Никогда не убивала, никогда не причиняла боли, однако из-за войны, теперь может насладиться зрелищем, полным боли и страданий. Русалка, сначала варвар отнесся к ней, как к удаче, пойманной в сети, в итоге эта женщина едва не стала проклятьем для его корабля. И Терра. Киммериец спас ей жизнь, взамен девушка спасла пиратов, и это было достойно уважения, если бы Терра была мужчиной, Конан разделил бы с ней вино, но что предложить женщине? Кроме жарких поцелуев и животной страсти, однако, брать женщин силой варвар не привык, поэтому придется ограничиться банальным "спасибо", но чуть позже. Сначала он решил вопрос с беглянками.
- И так девушки, что вы решили?







Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 49
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.11.13 21:02. Заголовок: Свобода, она была та..


Свобода, она была так близко. Запах моря уже дурманил голову, а теплый бриз обволакивал тело. Необходимо было лишь перепрыгнуть через борт, и она окажется в море, в своей родной и такой любимой стихии. Зои переборола собственный страх, заставила себя быть сильной, и сейчас ее ничто не должно было остановить. Однако она была не одна. Именно Лавина заставила сирену стать мужественной и взять на свои хрупкие плечи план побега. Ореада оказалась настоящим сюрпризом, еще никогда Зои не встречала кого-то, кто был бы наивнее ее самой, пугливее и добрее. Оказавшись в пленницах, кто-то из них двоих должен был стать сильным, чтобы спасти сразу две жизни. Сирена взяла это на себя. Она не знала, были ли у подруги по не счастью какие-либо способности, что пригодились бы им на пути к свободе, да и времени на это не оставалось, поэтому Зои воспользовалась своими талантами. Она запела, очаровывая льющейся песней всех мужчин на корабле. Матросы были не в силах противиться ее голосу, как не смог и тот гигант, что теперь валялся в трюме. Поделом ему, поделом им всем! Никто не имеет права отбирать свободу у тех, кому она предназначена с рождения. Слишком долго Зои была игрушкой в человеческих руках, чтобы снова стать рабыней, уж лучше смерть. Пальцы впились в деревянный бортик, взгляд сорвался вниз, к спокойному и приветствующему ее морю. Всего лишь один рывок и она будет там… Но совесть не позволяла ей бросить непутевую ореаду. Сирена обернулась, волосы взлетели и ударили по лицу. Лавина отстала, но теперь со всех ног бежала к Зои. Девушки взялись за руки, им оставалось лишь прыгнуть, однако их медлительность стоила им долгожданной свободы.
- Куда собрались, девочки? – прозвучавший женский голос оказался столь неожиданным, что дочь океана обернулась на него, так и не успев перелезть через борт. И в это же мгновенье она почувствовала угрожающий холод клинка на своей шее. Глаза округлились и теперь с непониманием взирали на совсем юную девчонку. Поворот оказался слишком непредсказуемым, Зои даже подумать не могла, что на этом корабле среди этих бесчестных пиратов окажется женщина, на которую ее чары не подействуют. Незнакомка с длинными светлыми волосами взирала на двух беглянок с неприкрытым удивлением, однако направленная на сирену сабля очень четко выражала ее намерения. Зои дернулась в последней попытке вырваться к морю, посчитав, что у светловолосой не хватит духа кого-то убить, но кончик оружия сильнее надавил на нежную кожу русалки. Ей пришлось отступить. Незнакомка медленно стала оттеснять беглянок от борта, преграждая собой дорогу к морю. Зои остановилась, крепко сжимая пальцы ореады в своей ладони. Подбородок горделиво вздернулся, в глазах сверкнул огонь.
- С дороги, - выкрикнула сирена, не собираясь прощаться с морем и свободой, - или это судно отправится ко дну. Благоразумнее отпустить меня.
- Если продолжишь петь - я тебя свяжу, и рот замотаю, - пригрозила светловолосая, не опуская сабли. Если бы Зои умела убивать взглядом, то эта девица давно бы уже была на том свете. Кто она такая, чтобы вставать перед сиреной на пути к морю? Корсарка, вот ее имя. Морская разбойница, ничего не знающая о чести и доброте. Столь юная и хрупкая, что не будь у нее в руках сабли, еще бы неизвестно было, кто кого бы связал. Люди умеют причинять лишь зло, в этом Зои снова убедилась сегодня. Но сабля была не у нее, а значит, ей придется отступить. Сирена сжала челюсти, пытаясь совладать с отчаяньем, перевела взгляд на Лавину, но от той не было совершенно никакого толка. Напугана, молчалива и, похоже, никаких талантов, что смогли бы им помочь, у нее нет. Это тупик. Зои отпустила руку ореады и стала наблюдать за тем, как матросы постепенно начали приходить в себя. Пробуждаясь, словно от сказочного сна, они расплачивались дезориентацией и легкой головной болью. Следом должна была последовать агрессия, что обрушилась бы на сирену, но незнакомка с саблей начала отдавать команде приказы. Впереди был риф и если срочно не изменить курс, корабль разобьется. Зои бы не капли не сожалела. Но пираты, под руководством этой белокурой бестии стали бегать по палубе, спасая судно от гибели. Сирена с холодным, безразличным взглядом наблюдала за этой суетой.
- Присядьте... пожалуйста. – Попросила или приказала незнакомка. Удивительно, что она знает о таком слове, как «пожалуйста». Разве не силой и обманом пираты привыкли добиваться своего? Зои бросила взгляд на связку канатов, куда указала разбойница, и качнула головой, отказываясь выполнять просьбу. Дрожащее лезвие сабли уже пугало не так сильно, похоже, девушка с трудом удерживала в своих пальцах рукоятку. - Ты тоже не человек? – Обратилась она к Лавине, а Зои с тоской посмотрела на море. Теперь оно казалось ей таким далеким, хоть и было так близко. Сердце сжималось от одной только мысли, что она не сможет снова почувствовать на себе его прохладу, не сможет быть свободной и быть среди своих. Она снова пленница, которой хотят навязать свою волю. - Меня зовут Тэрра. Это на случай, если вы захотите проклясть мой род. Простите, что всё так... А где Конан? Что вы с ним сделали?
«Конан? Кто такой Конан?» Сирена нахмурилась и прищурила глаза. Какая-то странная корсарка им попалась. То угрожает, то просит прощения. Саблю держит не так уверенно, как хотела бы сама, но приказы команде отдает уверенно. Создавалось впечатление, что она либо совсем недавно выбрала жизнь морской волчицы либо вовсе была не одной из них. Что бы там не было, она безжалостно отняла свободу у тех, кто так в ней нуждался. Теперь хотелось и ее лишить воздуха, чтобы она поняла какого это. Былая храбрость и упрямство исчезли в момент, когда из трюма выбежал гигант. Взгляды всех троих девушек устремились к нему, но почему-то именно Зои испытала нечеловеческий страх. Ей захотелось спрятаться, исчезнуть, или даже самой напороться на саблю, лишь бы этот мужчина к ней не приближался. Слишком очевидно было, что гнев его падет именно на сирену, ту, что обманула его своим голосом, а заодно и всю команду. Конан, а это видимо был именно он, напоминал разгневанного зверя. Из глаз летели искры злости, губы искривил кровожадный оскал, а мышцы на его груди и рука угрожающе вздувались. Зои испуганно сглотнула, часто моргая от ужаса, и вжала голову в плечи. Заметив беглянок, его взгляд, кажется, стал еще страшнее. Словно хищник на охоте, мужчина медленно стал приближаться. Зои уже отсчитывала последние удары своего сердца, когда вдруг дорогу пирату перегородила Тэрра. Она начала что-то говорить про возврат долга и угрозы, что могут создать появившиеся на зов русалки. Сирена была слишком напугана, чтобы внимательнее вслушиваться в ее слова. Ей даже показалось, что корсарка просить этого гиганта быть более вежливым, предоставить гостьям каюту и одежду. Нет, ей все это чудится, разве могут пираты называть своих пленниц гостями и относится с уважением к кому-то кроме себя? Однако Тэрра действительно пыталась донести до Конана, что война отняла у них всех итак слишком много, и нельзя допускать ее продолжения. Не уже ли она умоляла о мире? Бронзовый гигант какое-то время сверлил девушек взглядом, а потом после услышанной долгой тирады сказал всего одно слово…
- Пошли.
Это была не просьба, а приказ, и голос, полный злобы, говорил о том, что лучше его послушаться. Зои ошарашено захлопала глазами, она явно ожидала больше слов, и как-то странно, что Конан даже не попытался удушить ее. Мужчина развернулся и направился прочь с палубы, Тэрра и Лавина последовали за ним. Сирена осталась стоять, как бы она не боялась этого гиганта, она не собиралась подчиняться ни его, ни чьим-либо другим приказам. Однако стоило ей обернуться, как она увидела разгневанные взгляды матросов, обращенные на нее. Что-то подсказывало, что ничего хорошего от них лучше не ждать. Уж они-то точно не будут ласковыми после всего, что она с ними сделала. Испуганно пискнув, Зои со всех ног кинулась за Конаном и девушками. Довольно быстро она догнала удаляющуюся компанию, и вскоре мужчина открыл перед пленницами дверь своей каюты. Сирена прошла внутрь и осмотрелась, это определенно была каюта капитана. Конан не был похож на предводителя пиратов, но лидерства ему было не занимать. Одним взглядом может напугать до седых волос. Каюта была просторной и Зои предпочла отойти подальше, дабы лишний раз не рисковать.
- Что ж, вы едва не потопили мой корабль, вместе со всей командой, - сурово начал Конан, сложив руки на груди. - Зародили сомнения среди моих матросов, что мешает мне перерезать вам глотки и освободиться от всех проблем?! – Сирена сжалась, ей явно не нравилась эта идея. - Я не потерплю дальнейшего беспорядка на своем корабле, поэтому могу предложить вам два варианта, - с этими словами мужчина начал приближаться к беглянкам. С каждым его шагом, Зои чувствовала, как ее сердце останавливается, как уходит от страха душа. Ей совершенно не хотелось слушать, как он собирается перерезать ей глотку и о других вариантах ее же убийства, она лишь мечтала, что все это окажется сном, кошмаром и ей нужно лишь проснуться. Но это был не сон. Сирена слишком ярко чувствовала его взгляд на себе. Не обращая внимания на дрожь в коленках, девушка с вызовом подняла на мужчину глаза.
- Дивно поешь, - низким голосом проговорил Конан, коснувшись ее щеки. Это прикосновение напугало, вызвало новую дрожь, более сильную, как будто из его пальцев сочилась кислота.
- Могу спеть на бис, - выдохнула Зои, но не с тем бесстрашием, каким хотелось. Пальцы гиганта ласково пробежали по коже, а затем грубо схватили подбородок, причиняя боль. Девушка сморщилась и дернулась, желая вырваться, но хватка была слишком сильной.
- Либо вы сидите тихо и не лезете на рожон, либо .... – продолжил пират, отпуская сирену. Дочь океана тут же отшатнулась от него назад, взирая со страхом и ненавистью. Он даже представить себе не мог, на что способна испуганная и разозленная женщина. - отправлю вас обеих обратно в трюм, без воды и еды, оставляя на развлечения матросам, которые от таких красавиц не откажутся получить ласку и тепло.
Угроза отчетливо дошла до сознания Зои. Сидеть в трюме без еды и воды было не так уж и страшно, а вот быть изнасилованной всей пиратской командой, вот это уже наводило ужас. Губы девушки задрожали от разыгравшегося воображения, что в ярких красках рисовало ей исход отказа от сотрудничества, но и становиться игрушкой в руках Конана она не хотела. Он же хочет использовать их против богов, даже не считает их за людей! Как можно идти с ним на какое-либо соглашение? Он пират, злодей, самый настоящий варвар! Держит в плену против воли и еще что-то предлагает. Зои до боли прикусила язык, чтобы с него не сорвалось все, что она обо всем этом думает. В море ее учили быть мудрой, но прекрасная сирена так и не смогла постигнуть столь сложную науку. Она была молода и темперамента, ей не хотелось признавать поражение, не хотелось проигрывать даже сейчас, когда ситуация была безвыходной. И не станет. Зои все равно добьется своего и будет свободна, чего бы ей это не стоило. И если для этого необходимо стать хитрой, что ж, она станет такой. Ей позволят спокойно перемещаться по кораблю, возможно не сразу, но позволят, и тогда ей будет гораздо проще сбежать, чем пытаться это осуществить, находясь запертой в трюме.
- И так девушки, что вы решили? – После некоторого времени Конан потребовал ответ. Зои подняла на него взгляд, в котором искрилась вся ненависть, которую она испытывала к этому мужчине и всей его команде, включая Тэрру.
- Песня спета, - проговорила сирена, - куда бы не шел этот корабль, ему предсказана смерть. Очень скоро ты и вся твоя команда окажется на морском дне. Ты уже слышишь вой? Это ветер перемен.





Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего

by стюар
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 65
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.13 00:09. Заголовок: Ореаде так и не приш..


Ореаде так и не пришлось узнать, насколько быстро море сомкнет свои воды над ее головой, так как пока матросы разевали рты и фантазировали, как сожмут сирену в объятьях, нашлась одна душа, успевшая взять ситуацию под контроль. Ее Лавина видела сквозь щель в оконце, но тогда ее глаза выражали сочувствие, а сейчас, глядя на лезвие сабли, застывшее у горла Зои, девушка вспомнила в который раз, что люди - зло. Неужели она всегда будет наивно верить в обратное и оправдывать их действия? Война должна была заставить нимфу повзрослеть, но этого не произошло: создания света, как и творения тьмы, не могли изменить свою сущность. У них не было присущей людям двойственности характера, оттого не было необходимости выбирать свой путь между добром и злом. Искренние и доверчивые либо же жадные и порочные - другого бессмертным не дано, а ведь Лавина даже не относится к богам, в которых еще можно найти время от времени проблески человеческих эмоций! Она всего лишь нимфа гор, бесполезное создание, балласт, из-за которого обе пленницы лишились шанса на спасение, но разве могла она быть иной? Случается, что недостатки оборачиваются достоинствами, вдруг и Лавина сгодится на что-либо? Не стоит недооценивать людей - это она уже поняла, но и бессмертные тоже были способны на сюрпризы. Где не пройдет лев, там всегда проберется мышка, а если у этой мышки есть магия, то игра может резко поменяться.
- Куда собрались, девочки? - спросила незнакомка, и ореада честно призналась:
- В море, - но Зои не была столь же покорна:
- С дороги, или это судно отправится ко дну. Благоразумнее отпустить меня, - "все верно, к чему ей я?" - с грустью подумала Лавина, но когда сабля плотнее уперлась в шею русалки, она не сдержалась:
- Не трогай ее! Она ничего тебе не сделала, окажись ты на ее месте, ты мечтала бы о побеге! Так почему ты останавливаешь нас? - некое подобие гнева промелькнуло в ее словах, но делать резкие движения она побоялась из опасения, что светловолосая пассажирка снесет кому-нибудь ненароком голову, так как сабля едва заметно подрагивала в ее руках - от волнения или от желания убить дитя моря, проверять не хотелось. Лавина видела, как погибали боги, бессмертные по определению, и себе и своей новой подруге участи такой не хотела. Жажда жизни - вот что отличало ее от многих. Нимфа лицезрела, как растут и дышат горы, как шепчет свои тайны река, как вздыхают в рощах животные, она поддерживала эту созидательную энергию в своих владениях и сама была ее частью. Война показала ей смерть в самом неприглядном виде, и девушка мечтала больше никогда этого не видеть и, тем более, не участвовать в этом.
Незнакомка привела в чувство матросов, и те забегали по реям, меняя курс. На какое-то время про троицу забыли, чем воспользовалась хозяйка положения.
- Присядьте... пожалуйста, - наряду с обнаженным оружием слово вежливости было явно лишним. - Ты тоже не человек? - как-то растерянно спросила она, после чего представилась: - Меня зовут Тэрра. Это на случай, если вы захотите проклясть мой род. Простите, что всё так... А где Конан? Что вы с ним сделали?
- Нет, я не человек. Но разве только из-за этого нужно нас ненавидеть? - наивно спросила ореда. - Я Лавина...
В этот миг дверь трюма с грохотом распахнулась, и появление капитана мгновенно спутало мысли брюнетки. Не ограниченный теснотой корабельных балок, он на добрых два метра возвышался над пленницами, и взгляд его выражал отнюдь не благодарность за пробитый череп. Пробежав глазами по мощным рукам, Лавина представила, с какой легкостью он задушит их, и в ужасе отступила. Зои тоже испугалась, очевидно, представляя что-то подобное, но тут путь пирату преградила Тэрра. Неизвестно, что за отношения сложились между этими двумя и как долго вообще они были знакомы, но речь блондинки звучала убедительно и, что самое удивительное, бесстрашно! Она заступилась за беглянок, и капитан, не перебивая, внимательно слушал. Гипнотизирующие черные глаза перебегали по очереди на всех трех девушек и, возможно, метнули бы молнии похлеще Зевсовых, но тут вмешался матрос, и Конан - ореада предположила, что это гиганта так звали, раз о нем интересовалась Тэрра, - произнес одно лишь слово. Скорее, даже приказ, но для Зои и Лавины в нем сосредоточилась возможная надежда на отсрочку ожидаемой участи.
- Пошли, - зло бросил мужчина и затопал по палубе. Моряки проводили сирену опасливым взглядом, после чего, вздохнув принялись за свои дела, однако их красноречивые переглядки сообщали о том, что этим вечером потребуется не одна бутылка рома для полноценного рассказа о произошедшем.
- Прости, что подвела... - виновато шепнула Лавина ундине. - Как бы я хотела быть такой смелой, как ты!... - она вздохнула, переведя взгляд на море, вновь исчезавшее за перегородками судна.
Гигант впустил девушек в каюту и закрыл за ними дверь.
- Что ж, вы едва не потопили мой корабль, вместе со всей командой, - сурово начал Конан, сложив руки на груди. - Зародили сомнения среди моих матросов, что мешает мне перерезать вам глотки и освободиться от всех проблем?! Я не потерплю дальнейшего беспорядка на своем корабле, поэтому могу предложить вам два варианта, - он медленно приблизился к бессмертным, и Лавина вжалась в стенку, чувствуя кожей шершавые доски. Пока что внимание пирата было направлено на Зои, и когда его грубые пальцы схватили точеный подбородок той, ореада не на шутку перепугалась. "Он убьет нас, разорвет на части!" - заметалось испуганное сознание, при всем при том, что путей к бегству как не было, так и не появилось, но паника уже начала сжимать осьминожьими щупальцами трепетное девичье сердце. Меж тем, Конан продолжил:
- Либо вы сидите тихо и не лезете на рожон, либо .... - он отпустил русалку и недвусмысленно указал на меч в углу, - отправлю вас обеих обратно в трюм, без воды и еды, оставляя на развлечения матросам, которые от таких красавиц не откажутся получить ласку и тепло.
Лавина не совсем понимала, что он имеет в виду, но вряд ли ее голос будет иметь какое-нибудь влияние в споре двух сильных личностей - а Зои могла за себя постоять, это читалось вызовом в ее карих глазах, да и о жизни она знала куда больше, поэтому ореада предоставила ей судить, какой из вариантов предпочтительнее. Сама она последует любому ее решению.
- И так девушки, что вы решили? , - поторопил их капитан.
- Песня спета, - ответила Зои после паузы. - Куда бы не шел этот корабль, ему предсказана смерть. Очень скоро ты и вся твоя команда окажется на морском дне. Ты уже слышишь вой? Это ветер перемен.
Нимфа могла предположить, что дочь океана не согласится, но такой дерзкий ответ превосходил ее ожидания, поэтому она вмешалась, беря на себя ответственность за будущие действия всей троицы:
- Мы не будем лезть на рожон, но и ты сдержи свое слово, не запирай в трюме, - вдохновленная примером Зои, Лавина сначала выпалила, а потом подумала, и внутри у нее все сжалось от страха. Но если две пассажирки ведут себя непочтительно, стоит ли ей выбирать другую политику? Тэрра показала, что с мужчиной можно говорить нормально, кто знает: возможно остаток путешествия пройдет в более комфортным условиях, и смелость беглянок будет вознаграждена.

________________________________________
Физическое состояние: хорошее
Моральное состояние: миролюбива и радостна, готова к новым приключениям.
Одет(а): так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.


Ав от voploti
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 93
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.13 22:10. Заголовок: Слова сказаны на мно..


Слова сказаны на много дней назад и вперёд. Обнажены клинки, а слова сказаны. Как одинокий путник, достигший вершины самой высокой горы, светловолосая циркачка с радостью пройденного пути и трепетом перед высотой, всё ещё опасной, смотрела на мир за гребнем горы. И тот мир был Он. В эту минуту он был похож на прекрасного бога битв, который не хочет останавливаться, обуреваемый азартом ярости и крови, готов съесть все маленькие людские души, которые посмели возомнить себя воинами. Лицо искажено, и он совсем не похож на того обольстителя, что усмешливо предлагал продолжить беседовать. Нет, сейчас он был бог, которому трудно было бы перечить. Против такой силы есть только свет, и она светила! Пыталась. Босоногая корабельная гостья ждала ответа, а он, восхищая своей опасностью, держал напряжённую паузу, достойную искуснейших актёров.
А потом он сказал идти, и нельзя было остаться на месте. Тэрра шла за ним, улыбаясь своему наплыву восхищённости. Удивительно, как меняются люди, когда не думают, как они выглядят. Надежда на лёгкий исход маленькой любопытной девчонкой тянула за подол танцовщицу вслед за пиратом, и она не обращала внимание на котят, царапающих взглядами спину.
По дороге к каюте девушка заметила на себе взгляд одного из мужчин - того самого помощника капитана. Он был хмур и явно хотел что-то сказать, и в его лице тоже была заметна частичка божественной красоты - она пряталась в засаленных волосах, в выцветшей щетине, в скупых тонких морщинах, выскобленных на огрубевшей коже солёным ветром. Он получил свою саблю гардой вперёд от самозванки, что даже опустила голову. Питт ничего не сказал, только приняв саблю, стал сразу протирать её кусочком тряпочки, будто стараясь как можно быстрее избавиться от женских следов на своей любимице. Тэрра и не ждала другого, ведь если кто-нибудь без разрешения взял бы поносить её ноги, она, вероятно, тоже была бы недовольна.
Вернувшись в женскую цепь, тянувшуюся позади Конана, циркачка первой прошмыгнула в открытую дверь. Жилище капитана, где она уже так беспечно побывала. Грубая мебель из массивного дерева напоминала своего хозяина, такого же грубого и массивного. Он и сейчас не стал изменять себе сея угрозы перед котятами, которые и так его боялись. Но у всех всегда есть выбор. Тэрра выбрала жизнь себя и пиратов взамен не своей свободы. Бесчестно? Вполне может быть. Однако дело сделано, стоить ли мучить фантазию неслучившимся будущим. Выбор был сделан и тогда на палубе с раскиданными сетями, где диковинную находку не убили на месте за её сестёр, которые по слухам погребли под курганами волн множество людей и богатств, чьих-то то отцов и чьих-то кровных врагов.
Теперь выбор предстоял и сирене, очевидный выбор без выбора. Силой кипел местный бог , перекипевший и сваренный вкрутую. Пролита ненависть случайными каплями через край, а слова - сказаны. Чья-то другая ненависть, вылезшая из кокона страха, разлетается уродливыми крылатыми насекомыми, залетающими в рот. Выкашляй, не говори вслух. Но нет. Она шипела и показывала когти, кашляя куском шерсти-ненависти в голос. И в этот момент она была подстать богу. Этому самому. Выдержавшая взгляд бронзовая статуя, с гордо поднятой головой и расправленными плечами, на которые какой-то безумец накинул грязное мятое тряпьё, отнимающее у взора все прекрасные линии силуэта. Воздух даже затрещал от противостояния сильных особ, и не в силах ждать исхода сражения Тэрра перевела взгляд в сторону.
Я Лавина... - Вспомнился нежный голос. Неизвестно в прямом или переносном смысле она имела в виду, предложение не было закончено, поэтому циркачка поняла буквально. Вглядевшись в черты прелестницы, она представила горы, рассыпающиеся тёмными каменными потоками локонов с точёных плеч, и снежные овалы лиц у вершин. И силу, которая спит, чтоб однажды обрушиться мощным неконтролируемым потоком, сминающим всё на своём пути.
Тэрра улыбалась, она не могла не улыбаться, когда вокруг столько прекрасного. Однако её улыбка так не вписывалась в тяжёлое густое молчание, что она решила не искушать судьбу, и прежде, чем Конан ответил, пискнув дверью, выскользнула наружу. Однако и здесь улыбка её была не совсем уместна, потому что со всех концов корабля угрюмыми волками моряки поглядывали в сторону капитанской каюты. Пряча тихую улыбку, циркачка поднялась на верхнюю палубу в кормовой части корабля, и устремила взор в удаляющийся горизонт. И тихо начала петь:
-Так поют не все даже там, где ложь не успели изобрести.
Так поют не по годам, а по векам в одной горсти.
- гробовое молчание повисло над кораблём, десятки злых глаз устремились вслед светловолосой , кто-то даже взялся за оружие. Она спиной чувствовала это напряжение и угрозу, но отчего-то ей нравилось рисковать невпопад.
-Так поют, потому что не могут не петь,
Как не могут не петь птицы.

Слишком живы были раны обманутой псевдо любви для этих вооружённых до зубов мужчин, но что теперь - совсем не слушать песен?
-Знаешь, так поют, если перед глазами смерть
или жизнь через край готова литься.
- не спеша повествовала девушка, развернувшись лицом к слушателям пиратам. Ничего страшного не случилось, не повторилось, и головорезам стало стыдно за свой секундный испуг перед девчонкой. Половина из них, плюнув, отправилось на дальнюю сторону корабля в поисках полезного дела. Кое-кто, как и старина Питт - предпочли держать незваную гостью в поле зрения. А кому-то её пение понравилось.
- Пой, девочка, пой, девочка Иштар,над ураганом своих гитар,
Над синевою высокогорной своей души смелой..
Пой, девочка, пой, девочка Иштар, вся эта боль не больше, чем дар,
Вся эта боль тебе для любви, чтобы ты о ней пела..
- повысила голос Тэрра, со снисходительной улыбкой наблюдая за кучкой энтузиастов, что пододвигались к ней, недвусмысленно подмигивая. Самым смелым оказался уже знакомый ей здоровяк с татуированым черепом, отодвинув товарищей он выступил вперёд со скалящейся улыбкой и протянул руки. Его игра была принята, правда с немного изменёнными правилами. И новоиспечённая партнёрша его опустилась в глубоком реверансе.
- Но не воюй...Сгинешь в бою...Неблагодарное дело... .
Под хриплые усмешки матросов здоровяк, одетый в кожаные штаны и жилет, не спеша и вроде бы ненавязчиво пытался поймать танцовщицу, но её босые ноги кружились вокруг его сапог, и она сама всё время ускользала, лишь невесомо и случайно касаясь собеседника по танцу то волосами, то тканью юбки. Она танцевала с ним как с королём, вырисовывая уважительные па, продолжая песню, слова которой были не так уж важны. Изгибы рук летали изысканно и плавно. Кружево танца медленно плелось, и по прошествии куплета в глазах великана зародилась задумчивость. Почему-то ему стало не смешно, он что-то ощущал, чего сам ещё не понял. Потихоньку примеряя к себе правила игры, мужчина подал руку даме, а она ответила, не покидая его больше. И он стал её королём. На несколько невесомых минут. Без шелков и без притворных улыбок. Мощный, высокий и необъятный, безымянный тёмный дух, сияющий шрамами, как орденами отваги, он сам был резким причудливым заморским узором в ткани движений как и рисунки на его зацелованной солнцем коже.
- Но не воюй.. Скучно в раю...Гори, пока не сгорела.- танцовщица выпустила руки и снова опустилась в реверансе. Оставив мужчину наедине со своей задумчивостью, она устремилась взглядом к солнцу, которое начало склоняться к закату.



Послушать песню
текст песни (с) Екатерина Болдырева – Девочка Иштар



Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: упоение...
Одет(а):Длинная льняная юбка, топ
С собой: плащ


Она звучит внутри...
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 34
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.11.13 14:07. Заголовок: Конан - он был не л..


Конан - он был не лощеным красавцем с хорошими манерами, скорее на оборот, один лишь его внешний вид мог вселять страх в незакаленные жестокостью сердца. Изувеченный шрамами, под два метра ростом мужчина, в глазах которого, кажется, постоянно искрит огонь, мощный мужчина с пронзительным взглядом. Он был груб и порою даже слишком, не выбирал слов, когда общался с женщинами. Да и времена настали не самые лучшие. Две империи, две державы разошлись по разным берегам, собирая силу для новой войны, что возможно принесет победу одной из них, но какой ценой? Разве можно проявлять милосердие к тем, что принимают сторону богов, стремившихся лишить люд воли и свободы? Нет, Конан был не готов проявлять понимание к тем, что с такой дерзостью поднимают на него свой взор, всем своим видом показывая свое превосходство. Серене удалось лишить его разума одной лишь песней, но этого вполне достаточно для того, чтобы мужчина имел право ненавидеть ее за это. Их страх, это плата за попытку, превратить его в раба, не способного приклонить колени по собственному желанию. Кто они без своей силы? Обычные, напуганные девицы, что пытаются всем своим видом доказать обратное. От взгляда варвара не ускользнула красота каждой из них, но внешность обманчива, за безумной красотой, тонким станом, и прекрасным голосом, сидит тьма, зараза, ожидающая момента, чтобы в очередной раз попытать счастье и поработить смертных. Он не допустит этого, пираты хоть и были разбойниками по своей сути, каждый из них, готов был пожертвовать собой ради жизни товарища.
- могу спеть на бис - выдохнула ундина, но уже не с таким бесстрашием, что порадовало киммерийца.
- я и не сомневался - прищурив глаза, коротко ответил мужчина, заметив, как Терра просочилась в приоткрытую дверь, покидая каюту. Видимо слова варвара не были столь убедительными, а чувство самосохранения напрочь отсутствовало в этой легкомысленной девчонке. Мысленно Конан выругался, но выражение лица его осталось таким же каменным и суровым. Взгляд карих глаз, прошелся по второй девушке, что боялась так открыто, и вот вот готова была вжаться в стену каюты, слиться и раствориться, лишь бы не видеть свирепого капитана, который пытался сдержаться и не убить обеих на месте. Никто бы не сожалел, однако он этого не сделал. Почему? Может дело в том, что варвар был, не так жесток, как казалось?
-Нет пощады, тем, кто силою своей не человеческой пытается подмять под себя мир - думал он, сверля взглядом обеих. Конан ждал от них подчинения, полного, беспрекословного, но понимал, что даже если они согласятся, все равно будут пытаться либо покинуть корабль, либо уничтожить всю команду. Ведь такова их сущность, порабощать и убивать, ничто не могло изменить его мнения. Слишком много смертей и горя приносила война. Киммериец с самого рождения был избранником правды, вот только он по своему усмотрению выбирал способы борьбы за нее. Да, жестокий, но понятие войны уже означает страдания, боль и жестокость по отношению к врагу.
- песня спета - вновь заговорила русалка, привлекая внимание варвара. Он в очередной раз поднял на нее свой точеный и свирепый взгляд. куда бы не шел корабль, ему предсказана смерть. Очень скоро ты и вся твоя команда окажется на морском дне. Ты уже слышишь вой? Это ветер перемен - закончила она. Киммериец склонил голову на бок, полной грудью втягивая воздух, от чего ноздри на мгновение стали чуть больше обычного.
- Вот оно, что - он наигранно поджал губы выражая некую досаду. - Что ж, вынужден сообщить тебе плохую весь - он выпрямился во весь рост, глядя на женщину, чья кожа сияла, словно песок под ночной луной - ты находишься на этом корабле - проговорил он - и так же отправишься к морскому дьяволу, вместе со мной - выдохнул он ей в лицо, и хотел было еще что-то сказать, но едва слышный голос второй пленницы, заставил варвара оторвать взгляд карих глаз от ундины.
- Мы не будем лезть на рожон, но и ты сдержи свое слово, не запирай в трюме - хорошая попытка показаться смелой.
- похоже, твоя напарница готова принять мои условия - он чуть улыбнулся, отступая от женщин к своему столу. - А теперь, дамы, я позволю себя объяснить вам кое-что . Инциденты подобные случившемуся не нужны были варвару на корабле, ни к чему подкреплять мнение матросов об убийстве этих двух особ, которые уже доставили киммерийцу массу хлопот.
- Идет война, и вы ее участники, как и любой кто, дышит, или ходит по этому миру. Я не убил вас сразу, потому что, не знал, на чьей вы стороне, однако, благодаря сладкоголосой серене, отчетливо понял - он безразлично взглянул на обеих - вы так же коварны и жестоки, как боги, что хотят поставить на колени весь мир, и вознестись над ними словно короли! Ты лишила меня воли, замутив сознание, подчинив себе словно раба. Так чем же ты лучше меня? - улыбка, что появилась на его лице, была скорее злой, чем доброй. - приятно смотреть, когда человек не способный противится, зависит от тебя верно? Выбрав сторону богов, вы невольно соглашаетесь с порабощением людей, я против такого расклада - мужчина взял веревку со стола и неторопливо прокрутил ее в руках. Его взгляд метнулся к более сговорчивой особе. - Если нарушите обещание - он выдержал паузу, мельком взглянув на русалку [ b] - обе сгинете - с этими словами, варвар вышел из каюты, закрывая дверь на замок снаружи. Окна были надежно запечатаны, а кроме капитана в каюту никому не попасть. Киммериец дал девицам время подумать, вскоре он вернется, чтобы увидеть их покоренный взгляд, и смирение. Терра, ему нужно было поговорить с этой легкомысленной блондинкой, которую на свою голову спас. Поднявшись на палубу, он пробежался взглядом от кормы до носа корабля, а когда заметил, как эта девчонка любезничает с одним из матросов, поморщил нос.
- Женщина! - раздался громкий голос капитана - ко мне! - он жестом подозвал блондинку к себе, а моряк, что отбивал каблуки сапог в танце, подтолкнул ее к капитану. Через несколько секунд Терра стояла возле варвара, что взирал на нее с высоты. - не заставляй меня думать, что я зря вытащил тебя с того света - пробормотал он. Его грудь плавно вздымалась, а взгляд, опущенный на танцовщицу, не был уже таким суровым. - Ты позволила себе, командовать моими пиратами, просишь меня о снисхождении к этим двум проклятым, что свалились на мою голову, а потом пляшешь на палубе, отвлекая матросов от работы - очередная пауза повисла в воздухе - хватит ли того, что ты спасла мой корабль и команду, чтобы закрыть глаза на остальное? - вопрос был скорее риторическим, чем требовал ответа. В глазах варвара блеснул странный огонек, а губы исказились в легкой улыбке. - Один лишь капитан остался без услады - в неодобрительном жесте он качнул головой, возводя карие глаза к голубому небу. - веди себя тихо и не мозоль глаза пиратам - он перевел взгляд на одного из своих приятелей, что буквально таки раздевал взглядом блондинку. - боюсь когда-нибудь я могу не успеть появится во время и спасти твою легкомысленную голову - улыбнулся варвар.
Время ужина приближалось, да и проверить девиц не мешало бы. Окликнув Терру, он всучил в ее руки поднос с едой, и пропустил вперед. Варвар открыл засов каюты, придерживая дверь, чтобы танцовщица смогла войти, а когда та поставила поднос на стол, киммериец безо всякого стеснения уселся за свой стол. Он выдержал небольшую пауза, насытившись их взглядами, а после подвинул поднос на середину стола.
-ешьте, мне не нужны трупы на корабле, куда приятнее смотреть на ваши милый мордашки




Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 52
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.11.13 21:29. Заголовок: Они считали ее храбр..


Они считали ее храброй. Смелой и отважной. Той, что могла с презренным взглядом дерзить двухметровому гиганту, той, что пошла на отчаянный поступок, чтобы спасти свою жизнь и получить свободу. Да, они считали ее храброй, и Зои сама хотела бы так думать, но это была ложь, а врать самой себе очень сложно. Это была лишь маска, которую сирена опрометчиво примерила на свое лицо. Взяла на свои плечи миссию, что изначально была обречена на провал. Просто сглупила, посчитав, что она ничем не хуже тех отважных воинов, про которых слагают столько легенд. Никто, кроме самой Зои, не знал, как болезненно сжимается ее крохотное сердце в груди, как дыхание замирает от одного только взгляда на разгневанное лицо капитана, а коленки дрожат так сильно, что невозможно унять этот трепет. Она боялась, и прекрасно это знала. В далеком прошлом, скрываясь от персидских солдат и пряча в складках своего платья ценный кинжал, Зои повстречала на своем пути много отважных людей. Они защищали ее, помогали и в испуганных кофейных глазах выглядели настоящими героями. Они даже не подозревали, что тайно беглая рабыня ими восхищалась и хотела быть похожей на них. Каждый из них пытался научить ее жизни, ведь тогда Зои совершенно ничего о ней не знала. И вот сегодня, сирена вдруг решила попытаться осуществить свою давнюю мечту, стать одной из тех, кто помогает слабым, стать хоть немного похожей на Ганника, Иолая и Стейна, которые однажды спасли ее собственную жизнь. Не вышло. Кого она пыталась обмануть? Зои осталась прежней испуганной рабыней, что дрожит от одного единственного взгляда. И так будет всегда.
Сирена опустила голову. Ей было слишком сложно смотреть в глаза Конана, такого огромного и сильного, способного без особого труда свернуть ей шею. Наверное, зря она кидалась пустыми обещаниями о гибели корабля, зря пыталась казаться сильной. Сидеть в трюме пленницей теперь уже не виделось такой плохой перспективой. По крайне мере, там ее не пытались убить, не угрожали саблями и не обжигали ненавистными взглядами. Там она была в безопасности, до поры до времени. И все же ей удалось навести страху на своих пленителей. Быть может не такого большого, как хотелось бы, но все же удалось. От взгляда не укрылось, как наполнилась грудь Конана воздухом, как расширились его ноздри от стремительного вздоха, и как сверкнули темные глаза. Этот человек не умел показывать страха, да и неизвестно испытывал ли его когда-нибудь вообще, но сейчас его гнев был вызван волнением, что скользкой змеей заползло в подсознание от услышанной угрозы. Они все так мало знали о сиренах, ведь эти существа так неуловимы и загадочны. Ни один человек не знает, на что способны дочери моря, а значит, нельзя было полностью опровергать произнесенные слова. Зои не смотрела на Конана, сидела, как и прежде, склонив голову, и слушала, как это гигант, ничего не знающий о морских прелестницах, угрожает ей морским дьяволом, к которому она отправится вместе с этим кораблем. Он даже не понимал, что оказаться в объятиях морской пучины, не важно живой или мертвой, уже будет для нее счастьем и наградой. По крайне мере, она умрет в своей стихии, а не здесь, задыхаясь от заключения.
- Мы не будем лезть на рожон, - послышался тонкий голосок ореады и взгляды моментально порхнули к ней. Даже удивленный взор Зои устремился к девушке, как будто желая собственнолично убедится в услышанном, - но и ты сдержи свое слово, не запирай в трюме, - Лавина была напугана. Совершенно неожиданно, казалось бы, даже для самой себя, она выпалила эту фразу, пытаясь защитить их обеих. Понимало ли это испуганное наивное создание, что только что спасло жизнь сразу двоим? Себе и сирене. Лавина моментально пришла в себя и растеряла былую храбрость, снова задрожав под испытывающим взглядом Конана. Зои закусила губу, вновь опуская взгляд в пол. Сопротивление и храбрость тут были бесполезны. С особым злорадством бронзовый гигант упрекнул сирену в том, что ее подруга более благоразумна, а потом вдруг решил что-то объяснить. Он долго разглагольствовал по поводу войны, про то, что все они ее участники, а потом подтвердил догадки Зои. Конан мог и не знать, не признаваться самому себе, но он был напуган. Он боялся ореаду и сирену, чьих сил в полной степени не знал. Двухметровый гигант, настолько огромный, что смог бы обнять своими сильными руками целый мир, боялся двух хрупких женщин, считая, что они коварны и жестоки. Как могло ему вдруг привидится, что эти две дрожащие девушки, желают поставить на колени всех смертных? Ответ последовал незамедлительно. Гордость Конана была ущемлена, он видел себя беззащитным рабом перед льющимся голосом сирены и считал ее злом во плоти. Пожалуй, подвиг Зои был не напрасным, по крайне мере теперь, капитан пиратов с настороженностью к ней относится, не зная ее истинной натуры.
- Так чем же ты лучше меня? – спрашивал варвар, перечислив все свои обманчивые доводы.
- Я спасала свою жизнь, - тихо молвила в ответ сирена, все так же не поднимая головы, - я не дралась с тобой, и не воевала. Не ты оказался мои пленником, это твои сети стали для меня погибелью. Вместо того, чтобы отпустить, ты сделал меня своей пленницей, чтобы торговаться моей жизнью с богами. Я не была участницей войны, ты вынудил меня бороться за свою жизнь. – Зои медленно подняла голову и, пересилив себя, заглянула в темные глаза варвара. – А как бы ты поступил, оказавшись на моем месте?
Сирена замолчала, выжидая долгую затянувшуюся паузу, а затем опустила голову, не выдержав тяжелого взгляда. Конан мог и не говорить, но она знала, что окажись он на ее месте, он не стал бы сидеть в трюме. Приложил бы все усилия, чтобы вырваться из плена, вновь стать хозяином своей судьбы. Только у него была бы физическая сила, меч, а у сирены был лишь ее голос. Она воспользовалась им, как любой другой, кто бы оказался на ее месте. Конан ничего не ответил, лишь в очередной угрозе схватил моток веревки и стал приближаться к испуганным пленницам. Лавина задрожала с более сильной волной, Зои угадывала в этом трепете свой собственный страх. Она прикрыла глаза, задерживая дыхание перед неизбежным.
- Если нарушите обещание, обе сгинете, - громом прозвучали слова варвара. Приговор. Он так и не связал их, лишь вышел из каюты, заставив вздрогнуть от резкого удара двери. Зои и Лавина остались одни. Сирена даже не заметила, когда из комнаты выскользнула Тэрра. Одни. По ушам слишком больно стучала звенящая тишина, а воздухом невозможно было дышать, он был наполнен страхом. Страхом двух девушек, что были совершенно не так коварны и жестоки, как считал Конан. Они были просто напуганы. Зои медленно подняла голову, скользнув безразличным, совершенно пустым взглядом по каюте. Ее новая тюрьма, очередной трюм, в котором она заперта. Так сложно сдержать слезы, они так норовят вырваться на волю, показать свой сверкающий блик, слабость. Взор остановился на Лавине. Зои ошибалась на ее счет. Ореада могла преподносить сюрпризы тогда, когда от нее этого совершенно не ждешь. Сирена помнила, как заступилась за нее эта девушка там, на палубе, когда острие сабли угрожающе царапало кожу. Она смогла найти в себе храбрость защитить Зои, пускай и только на словах. Это уже был подвиг. По крайне мере, в глазах сирены Лавина уже была героем. Конечно, это не помогло, что такое слова против острой сабли, готовой вот-вот снести твою голову с плеч? Она так же помнила, как ореада вдруг извинилась перед ней, когда им пришлось идти за Конаном в его каюту, и восхитилось храбростью Зои. Лавина, как и другие, не смогла распознать маску, так плотно надетую на лицо сирены. Тогда она ей ничего не ответила, и не собиралась говорить сейчас, хотя в очередной раз была приятно удивлена храбростью этой хрупкой девушки, что смогла одними словами спасти их жизни. Конан пожалел их только благодаря Лавине. Ореада не знала, что в пору было восхищаться ей, а не сиреной, ведь знай Зои, что все так выйдет, она не стала бы ждать вторую пленницу, она не задумываясь прыгнула бы в море, навсегда покидая этот корабль без каких-либо угрызений совести. Храброй и благородной в этой комнате была Лавина, а не она.
Русалка вздохнула и медленно, практически неслышно двинулась вдоль каюты. Она не пыталась найти путь к свободе, та была от нее закрыта, хорошо запрятана. Пленница, и сейчас Зои пыталась смириться со своей новой, но такой знакомой участью. Она коснулась пальцами иллюминатора, провела по стеклу и заглянула дальше, где волновалось море. Запах родной стихии теперь был для нее недоступен, она могла лишь издали любоваться ею. Волны ударялись о борт корабля и в пенном безумии отступали. На первый взгляд море было спокойным, но лишь та, что провела там много времени, знала, что это предупреждение. Некогда белоснежные облака постепенно окрашивались в темные цвета, сгущались. Ветер становился сильнее. Грядет шторм и скоро ливень бед упадет на все живое. Зои отступила назад. Убрала руку от стекла, обняв себя за плечи, как будто в приступе холода. Быть может ее слова были и не настолько пусты. Ни она, так шторм загубит этот корабль. Русалка отвернулась от моря и хотела было сделать шаг, как взгляд за что-то зацепился. Карта. Сирена нахмурилась, приблизившись к столу. На деревянной поверхности так безрассудно была раскинута карта, отчетливо говорившая о планах пиратского корабля. Наверное, Конан не хотел бы, чтобы этот пергамент попался на глаза пленниц, но опрометчиво забыл о ней, приведя девушек сюда. А теперь, когда его не было, Зои пыталась во всем разобраться. С жадностью она рассматривала пожелтевшую бумагу, пальцем проводила по пунктиру, но как бы не старалась, не могла понять, куда ведет эта карта. Нарисованный крохотный кристалл возле креста, что означал окончание пути, что-то напомнил сирене. Она не могла вспомнить, где видела уже подобный рисунок, и чтобы он мог означать, как вдруг…
- Осколок неба… - прошептала Зои, поднимая взгляд. Ее глаза распахнулись так широко, что невозможно было скрыть тот ужас, который в момент испытала ундина. – Он хочет найти осколок неба!
Мир вдруг закружился перед глазами. Девушка отпрянула, как будто обожглась, губы отчаянно хватали воздух, но его вдруг стало катастрофически мало. О божественном кристалле она узнала совершенно случайно, да и не должна была узнать вовсе. Бессмертные всегда очень хорошо скрывали то, что могло бы стать им угрозой, прятали от всего мира и старались забыть, чтобы даже воспоминания не могли привлечь беду. Но Зои узнала эту тайну и теперь была ее хранительницей, ведь даже Посейдон не знал, что любознательность сирены завела ее слишком далеко. Ее наверняка бы уничтожили, ведь никто не мог поручиться, что русалка сможет сохранить этот секрет, а ее смерть дала бы хорошее обещание. В любом случае, Зои знала не так уж и много. Знала, какую силу в себе хранит этот кристалл и как опасна дорога к нему. Как же эта карта оказалась у Конана? Знают ли боги, что этот гигант на пути к их погибели? Сирена наверняка бы задохнулась от всплеска чувств, что пробудила в ней эта карта, как вдруг она услышала шаги. Взгляд метнулся к двери, в каюту вот-вот кто-то зайдет. Ундина рванула к дальней стенке, подальше от стола. Она опустилась на пол, обняла колени и спрятала свое лицо за волосами, склонив голову. Замок оглушительно щелкнул, дверь распахнулась и внутрь вошла сначала Тэрра, а за ней и Конан. Зои боялась поднять голову, но запах еды ворвался в ее ноздри. Желудок предательски откликнулся, негромко заурчал и тут же был оглушен, когда девушка сильнее прижала колени, причиняя самой себе боль.
-ешьте, мне не нужны трупы на корабле, куда приятнее смотреть на ваши милый мордашки, - самодовольно усмехался гигант, развалившись на стуле перед столом. Можно было подумать, что он, в самом деле, хочет накормить голодных созданий, если бы не постоянные издевки, струящиеся из его рта. Они пленницы и давно пора уже смириться с этим. Зои осторожно повернула голову и взглянула на Лавину, что сидела рядом с ней. Едва заметный кивок подбородком и слабая улыбка лучше всяких слов говорили ореаде, что она может утолить свой голод, если хочет. Сама же сирена не собиралась подходить к столу. Там, на подносе, так благоухала вкусно приготовленная рыба, что попала в одни и те же сети вместе с ундиной. Она просто не могла вкусить эту пищу.
- Я не голодна, - смиренно проговорила Зои, чтобы ей не пытались запихнуть в рот кусок. Впрочем, она сильно сомневалась, что кто-то будет заставлять ее есть, но лучше сразу избежать конфликта, который мог возникнуть из-за ее строптивости.

Les Friction – Who Will Save You Now






Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего

by стюар
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 67
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.12.13 20:03. Заголовок: Я прошу простить мен..


Скрытый текст


Четыре судьбы, сведенные вместе Случаем и Войной. Четыре разных мира, прячущие в своих глубинах сокровенные тайны. Четыре личности со своими слабостями и сильными чертами характера. Лавина вдруг осознала, что все они в симбиозе дают вечное противоборство основных мирополагающих элементов. Ореада в силу своего происхождения и спектра владений была землей - спокойной, терпеливой, доброжелательной. Конан, несомненно, представлял собой огонь. Такой же буйный нрав, вспыльчивость, горячая кровь, что бежала по венам и отдавалась стуком богатырского сердца в широкой груди. Зои была водой: притягивала взгляд красотой и голосом, но могла вмиг смести все на своем пути, превратиться в шторм, накрыть высокой волной корабль со всей командой, пустить ко дну и оставить на растерзание морским тварям. А Тэрра, Тэрра, конечно, - воздух. Непокорная, свободная, она невесомыми шагами брела по миру и нигде не оставалась подолгу... К чему приведет союз всех четырех стихий? К незабываемым приключениям точно. Лавина не знала, каков курс у корабля, но с тех пор, как она спустилась с гор, каким бы каламбуром это не звучало, ее мир расширился и из черно-белого, вернее, сине-серо-белого, превратился в разноцветный, скроенный из лоскутков ярких оттенков и разных текстур. Бессмертной не присущи были тяготы душевные, с беззаботной легкостью она забывала их и надеялась на лучшее.
Конан вел диалог с русалкой, и Лавина тоже хотела ответить на несправедливый упрек в сторону божественной сущности пленниц, но Зои опередила ее. Никто не выбирает, кем родиться, разве девушки виноваты, что не относятся к смертным? С таким же успехом Конана и Тэрру можно обвинить в том, что они люди. Словно прочитав мысли брюнетки, танцовщица грациозно выскользнула в щелку двери, пренебрегая всеми запретами и предостережениями капитана. Лавина не уставала поражаться тому, какими разными, непредсказуемыми могли быть жители этого мира. Война ничего не изменила - каждая душа оставалась загадкой, таящей в себе массу сюрпризов.
Покорность ореады пришлась по душе Конану, но похоже, ему не терпелось услышать это из уст сирены, раз он запер их в каюте. Бессмертная не видела логики в этих действиях, но решила, что Зои скорее всего, ее нашла.
- Когда мы перестанем быть нужны пиратам, думаю, они отпустят нас, - нимфа ободряюще посмотрела на подругу, полагая, что та все же пытается найти выход, хотя на самом деле, Зои скорее металась от безысходности по крошечной каморке, где даже окна - и те запирались на засов, чем от желания всеми силами избавиться от ига разбойников. Хуже нет, чем отрывать ребенка от матери, создание - от его стихии. Они не предназначены для утех равнодушной публики, что за потертую монетку хочет поглазеть на невиданное существо. Жестоки не боги, жестоки люди. И даже сражаясь на стороне небожителей, Лавина видела безысходность в глазах своих собратьев, желание вернуть утерянную веру, пусть и ценой немалой крови. Бессмертные так же цеплялись за жизнь, потому как неверие для них - что смертельный яд для человека: лишает сил и жажды жизни, отнимает каплю за каплей, пока глаза не закроются навек. Со своей сторожевой башни всегда виднее, тут не поспоришь, и, сражайся ореада на стороне людей, она разделяла бы позицию тех... Но все равно люди жестоки. Это у них в крови.
Но для Лавины Зои по-прежнему была дерзкой, отважной и уверенной в себе, она готова была пойти за ней, так как не находила в себе ни сил, ни смелости выйти вперед и указать направление. Она боялась ошибиться, боялась обидеть кого-либо, боялась за всех и сразу - за светловолосую бунтовщицу, за девушку-русалку, за команду в преддверии скорого шторма... А разве может быть лидером тот, кто так доверчив и так наивен, кто не знает мира и готов раскрыть душу первому встречному? Нет, вести должен тот, кто даже перед лицом смерти не теряет самого себя и не склоняется в поклоне перед мучителем, кто с одинаковой уверенностью сжимает меч и вместе с тем поднимает отставшего или израненного долгой дорогой. Зои осталась на корабле ради Лавины, если бы не нимфа, она сейчас была бы свободна. И бессмертная не забудет этого и обязательно вернет долг. Не потому что обязательство тяготило ее, нет. Потому что ей очень хотелось помочь этой красивой сирене с грустным взглядом вернуться домой, в родную стихию, которая единственная осталась неизменной в новом мире.
Зои подошла к столу и склонилась над картой. Брови ее были нахмурены, а палец обводил контуры морских путей, пока извилистая линия не привела к чему-то, что, по-видимому, являлось целью путешественников.
- Осколок неба… Он хочет найти осколок неба! - с ужасом прошептала ундина, и вначале Лавина не поняла о чем речь, но потом ее осенило:
- Ты говоришь про Слезу Зевса? Про ту, что канула бесследно во тьму Тартара? Но ведь это значит, что... - не договорив, девушка пораженно замолчала, не осмеливаясь произнести это вслух. Давным-давно от опьяненного амброзией Аполлона, который коротал ночи после пиров в компании нимф, она услышала эту историю, ведущую начало от сотворения мира, но и подумать не могла, что спустя века окажется так близко к далекой легенде! Лавина знала не много, только что Зевс когда-то обронил эту слезу и что она, закалясь в долгом полете в подземное царство, стала оружием, способным убить богов. Сказка в очередной раз грозила стать былью, и для двоих пленниц сей расклад грозил самыми плачевными последствиями. Но не успели они полностью осознать происходящее, как дверь распахнулась - Зои едва успела отскочить от карты - и в каюту вошел поднес, затем Тэрра, а замыкал процессию Конан. Он предложил пленницам поесть, но должного отклика этот призыв не нашел. Сирена отказалась есть рыбу - оно и понятно, а Лавина без пищи в принципе могла обходиться, так как была бессмертной и ела скорее по привычке, приобретенной за время общения с людьми. К тому же после новости про Осколок Неба есть как-то не хотелось совершенно.
- Мы не едим рыбу, - развела руками она, надеясь, что капитан не разгневается. Серьезно, должен же он понимать, что его пленники не обычные люди, и что ром и вяленое мясо, как и пойманная рыба, - еда не для них.

________________________________________
Физическое состояние: хорошее
Моральное состояние: миролюбива и радостна, готова к новым приключениям.
Одет(а): так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.


Ав от voploti
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 104
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.13 05:22. Заголовок: Воздушные замки так ..


Воздушные замки так прекрасны. Можно представить себе всё, что угодно - новые дороги и новые знакомства. Куда плывут пираты? Кто же может знать кроме них самих. Морские волки не так страшны на земле, где находят временное пристанище, женщин и вино, снасти для судна. Плывут ли они к большой земле или на пути ещё вереница удачных купцов и неудачных жильцов? Неизвестно. Это прекрасно, когда твоё воображение может представить всё, что душе угодно, но ещё прекрасней в это же время наслаждаться тем, что происходит здесь и сейчас. Наша жизнь всегда здесь и сейчас, только один момент. Бесконечно длинный меняющийся момент.
- Женщина! - громогласно объявил голос в спину, будто кто-то посреди улицы обнаружил прячущуюся ведьму. -Ко мне! - уже было достойно верного пса, и Тэрра подняла бровь в изумлении. Руки татуированного великана развернули недавнюю партнёршу по танцу и подтолкнули к хозяину. Ну не обижаться же на того, кто за всю жизнь пробыл королём всего пару минут, и которого тут же безоговорочно свергли и потребовали королеву. Танцовщица оказалась перед варваром и открыто смотрела на него снизу вверх. Кажется он немного оттаял, бормоча о бессмысленности её спасения. И вот так с каждым ударом сердца он понемногу становился тем же обольстителем. Уставшим обольстителем с засохшими каплями крови на шее.
- Ты позволила себе, командовать моими пиратами, просишь меня о снисхождении к этим двум проклятым, что свалились на мою голову, а потом пляшешь на палубе, отвлекая матросов от работы - ... - хватит ли того, что ты спасла мой корабль и команду, чтобы закрыть глаза на остальное?
Почему-то Тэрра слышала комплименты, а не упрёки, да и голос Конана не выражал такой уж враждебности. Слух уже незаметно стал привыкать к оттенкам его речи и можно было различить холод и тепло. Сейчас было тепло и циркачка так же тепло улыбалась, ответив собеседнику лёгким пожиманием плеч. Она не оценивала свои поступки или проступки, кому как угодно, а потому и не соизмеряла их, так что уж пусть он сам решает, что делать.
- Один лишь капитан остался без услады.- серьёзно проговорил мужчина, и только полоумная поверила бы его печальной серьёзности. Тэрра наклонила голову и коварно улыбнулась:
- Я могу станцевать и для тебя - кажется промурчала не девушка, а серые чертята, искрящиеся в её глазах. В самом деле, какая разница где и когда танцевать! Но пират как будто не услышал её, смотря в сторону:
-веди себя тихо и не мозоль глаза пиратам ... боюсь когда-нибудь я могу не успеть появится во время и спасти твою легкомысленную голову
Тэрра не могла не рассмеяться, поняв, что этот огромный, расписанный шрамами пират пытается заботиться о ней. Лёгкий смех ручьём звенящих колокольчиков пролился на собеседника.
Очень трудно сидеть на месте и ничего не делать, тебе ли этого не знать. Что же ещё мне делать здесь? - улыбаясь спросила светловолосая бестия - Ты капитан и командуешь кораблём и командой, а я танцовщица... и клятв верности тебе не давала, в отличие от них. С тихой улыбкой закончила она.
Видимо по приказу, которого Тэрра не заметила, принесли поднос с едой. Кучка запечённых рыбёшек пахла так обворожительно вкусно, что во рту тут же выделилась слюна, а желудок обморочно крякнул. Когда этот поднос, минуя Конана, оказался в руках девушки, та сочла это величайшим благословением богов. Но тут благословение богов куда-то улетучилось, вместе со скрипом открывающейся двери и мягким подталкиванием Конана в спину. Поднос пришлось поставить на стол, за которым чуть позже по хозяйски расположился пират.
Что-то было не так, и танцовщица не сразу поняла что именно. Пленницы тихо сидели в дальнем углу каюты, это зрелище так разнилось с картиной, что была буквально минут десять назад. Страшно было подумать, какими путями, какими словами добыто тихое смирение и покорный взгляд. Тэрра задумчиво обошла стол и, прошелестев юбкой, с ногами вспорхнула на лавку, рядом со стулом капитана. Даже сидя на пятках, она была намного ниже киммерийца и могла только выглядывать из-за его плеча.
Его фразу про милые мордашки она отнесла и к себе, и без промедления схватила верхнюю рыбку из увесистой миски на столе. Как сирота в голодный год она с невинными глазами уже успела уплести бОльшую часть наивкуснейшей маленькой жертвы, оставив в руках только скелетик и хвостик, как отозвалась из угла русалка.
- Я не голодна. - печально объявила она, стараясь на смотреть почему-то помутневшим взглядом в сторону стола.
- Мы не едим рыбу.-разъяснительно развела руками вторая пленница.
Тэрра перестала жевать, немного подумав о поедании рыбы, она нашла свою совесть чистой относительно этого и даже обрадовалась, что возможно ещё хотя бы пара рыбок тоже достанутся ей. Ничего удивительного, что эти создания не едят рыбу, может вторая тоже русалка. А что они едят.. водоросли?
- Тут ещё есть хлеб- откусив нежно хрустящий хвостик, предложила циркачка- Пара прекрасных рассыпчатых, вероятно пресных лепёшек из муки скверного помола, лучшие в этом море! - радостно продекламировала она и, вытерев пальцы о край стола, подняла хлеб с подноса, и положила его подальше от рыбы, поближе к девушкам. Тэрра кивала им, подтверждая свои слова, а миску благоухающей рыбы подвинув поближе к ним с Конаном. Он есть не спешил, как и пленницы, ну а танцовщицу уговаривать не надо было, она с аппетитом насладилась едой, не обращая внимания ни на кого вокруг. Насытившись и довольно облизнувшись, девушка прикрыла глаза и негромко сказала:
-Спасибо море, спасибо рыбак, спасибо повар, спасибо.. -Тэрра открыла глаза и обратилась ко внезапно похорошевшему в её глазах варвару- ... капитан за эту еду. Было очень вкусно.



Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: упоение...
Одет(а): длинная юбка, топ
С собой: плащ

- Ты танцовщица?
- Да! Ты узнал это по грациозным движениям?
- Нет, по грязным пяткам.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 38
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.13 12:13. Заголовок: Леди, простите за за..


Скрытый текст


Яркий мир, полный жизни, окрасился в серые тона, сгущаясь с каждым днем все больше, обволакивая все до чего дотягивался, внедряясь в души слабых, бороздя океаны сопротивлений и одерживая победу. Так или иначе, стороны были выбраны, силы расставлены. Каждый за себя и против тех, кто некогда считался другом. Любое слово, действие определяет дальнейших ход событий, решает судьбы, ставя твое существование под сомнение. Конан спас девушку, которую едва не забрал к себе морской дьявол, смеясь и праздную победу над новой жертвой, он был обречен на разочарование. Варвар вырвал из цепких лап смерти, хрупкую на вид, но сильную духом Терру, которая в благодарность за собственную жизнь спасла корабль пиратов. Лавина- нимфа, что совсем недавно томилась в трюме корвета, милое и казалось невинное создание, которое обречено было стать участницей этой кровавой войны, поневоле занявшей сторону богов в глазах киммерийца. Она сразу стала для него врагом, хотя, по сути, не причинила вреда ни самому варвару, ни его команде, в отличие от ундины. Русалка, попавшая в сети пиратского судна, едва ли не стала их погибелью. Диковиной красоты женщина, с точеной фигурой словно фреска, из темной бронзы, с взглядом богини, и голосом словно капель, была единственной женщиной на корвете, которая открыто, заявила о своей позиции, чем обрекла на себя злость капитана. Конан сражался за свободу, за веру и правду, он проливал кровь тех, кто хотел одеть оковы на смертных, тех кто возомнил себя господами, над беспомощными людьми не имевшими сверхъестественных сил. Но так думали боги, у людей было гораздо больше сил, чем думали бессмертные. Им были знакомы чувства, такие как, гордость, отвага позволяющие им не опустить головы и не оставить оружие, люди умели сострадать, любить, и ненавидеть. Они чувствовали боль утраты, закаливая собственные души горем потерь, и вновь поднимаясь на ноги во весь рост, сжимаю оружие в своих руках. Человеческое упрямство и все чем они обладали, эмоции и кровь, которая бурлила в их жилах, до сих пор не позволяли богам одержать верх. Главная битва была впереди, но мелкие сражения всегда имеют место быть, маленькая победа была для каждой из сторон крохотным камешком на весах, которые сейчас были так не стабильны, опускаясь, то в сторону бессмертных, то даруя победный вес людям.
- Ты капитан и командуешь кораблём и командой, а я танцовщица... и клятв верности тебе не давала, в отличие от них. - слова танцовщицы, заставила капитана довольно ухмыльнуться. Он все же был обычным мужиком, которому время от времени нужны женские ласки и внимание. Другое дело, когда думать о них было не время, хотя сейчас он мог дать волю собственным мыслям и желаниям. Всучив поднос с едой в руки блондинки, он пропустил ее вперед, бесцеремонно оценивая фигуру девушки, а когда пара зашла в каюту, и капитан уселся в свой стул, его пристальный взгляд прошелся по пленницам. По комнате разносился приятный запах пищи, который будоражил сжавшиеся от голода желудки, заставляя их жалобно скулить.
Мужчина мельком взглянул на Терру, что с нескрываемым аппетитом принялась трапезничать, а вот бессмертные гостьи, в очередной раз не удивили варвара своей дерзостью.
- Я не голодна - отозвалась ундина, а нимфа вторила ей - Мы не едим рыбу
Киммериец устало выдохнул, тряхнув гривой густых, вьющихся волос, пытаясь держать себя в руках.
- Тут ещё есть хлеб. Пара прекрасных рассыпчатых, вероятно пресных лепёшек из муки скверного помола, лучшие в этом море! - произнесла она, давай возможность капитану промолчать. Хотя сознание варвара уже нарисовало картину, как грубые руки насильно вкладывают в рот каждой из них по куску рыбы. Усмирив свой собственный пыл, мужчина широко улыбнулся: - Конечно, я совсем и не подумал - взглянув на русалку, проговорил варвар - Бесчеловечно заставлять тебя, поедать собственных друзей и товарищей. Но Терра права - мягко закончил он. - Сдобные лепешки, и фрукты вполне смогут утолить ваш голод - договорил он.
-Спасибо море, спасибо рыбак, спасибо повар, спасибо.. - протянула довольно танцовщица, привлекая внимание Конана. ... капитан за эту еду. Было очень вкусно - мужчина с прищуром взглянул на девушку, которая поблагодарила за трапезу.

Тем временем тучи на небе сгущались, оповещая о скорой буре, было ли это из-за песни русалки, или же погода решила добавить темных красок в излишне яркий день, омрачив его возможными потерями, неизвестно, однако подготовится, стоило. Киммериец взглянул в окошко, рассчитывая, сколько же у них времени до начала шторма, а после вернул свой взгляд к карте на столе. Грубые пальцы прошлись по извилистым линиям, а взгляд карих глаз, поднялся к пленницам, которые могли видеть карту и теперь знать о планах капитана.
- Черт! - пронеслось в его голове, а зубы невольно скрипнули друг о друга, однако говорить о собственных догадках варвар не спешил, может быть, страх окутавший их сознание не позволил любопытству зайти так далеко, по крайней мере, он надеялся на это.
- Останься с ними - сказал он блондинки, и поднялся из-за стола, схватив пару рыбин с собой. Капитан покинул каюту, запирая ту снаружи. Он поднялся на палубу, где матросы во всю уже, крепили бочки веревками и сворачивали паруса.
- Буря обещает быть знатной - проговорил Питт, глядя на задумчивого друга, что за раз слопал обе рыбины, оставляя одни лишь кости. - Конан, не пойми меня не правильно, но не странно ли, что погода так резко сменилась?
- Мы плывем за гибелью богов Питт, и они примут любые меры, чтобы не дать нам достигнуть цели.
- Что будешь делать с девицами ? - вопросительно посмотрев на друга спросил тот.
Конан выдержал паузу, а после с легкой улыбкой и хитростью ответил: - Одна из них обещала станцевать для меня
- А ты своего не упустишь - выдохнул Питт. Конан выбросил скелеты рыб за борт, а после сообщил другу, чтобы команда продолжила крепить всю утварь на корвете, он надеялся что ночь будет спокойной, а шторм если и настигнет их то рано утром.
Спускаясь по скрипучей лестнице, обратно в каюту варвар размышлял, о том, что будет лучше? Отпустить этих двоих в море, куда те так рвались, или же взять их с собой. Засов отворился, и мужчина вновь вошел к дамам. Лицо его было задумчивым, а взгляд блуждал по предметам, которые необходимо было привязать. Достав из сундука, пару крепких веревок, он принялся крепить ненадежно стоящие предметы, а когда закончил, повернулся к гостьям. Внимание его привлекла русалка, преодолев небольшое расстояние, он оказался рядом с ней. Взгляд карих глаз, на удивление мягко прошелся по лицу девушки, останавливаясь на глазах.
- и все же я надеюсь, что ... - его палец осторожно коснулся груди девушки, там где билось сердце - в твоей груди бьется сердце - закончил он, отступая от нее. - Пошли - он взял за руку русалку, а после и нимфу - А ты останься - сказал он Терре.
Вместе с девушками капитан вышел из своей каюты и, пройдя несколько шагов по узкому коридору, завел гостей в соседнюю комнату. Здесь стоял скромный стол, две кровати по обе стороны стены, над потолком висели полки с разным содержимым, а на самом верху, узенькое окошко. - На ночь вы останетесь здесь - он выдохнул, а после покинул каюту, все так же закрывая дверь снаружи, и вернулся к блондинки.
- Ты обещала станцевать для меня - стоя в дверном проеме и сложив руки на груди проговорил варвар. - но я знаю, что женскому слову нельзя верить - выдержав пару секунд паузы, он вошел в комнату, вновь садясь за свой стол, и окунувшись в изучение карты. - Спать, можешь там - махнув в сторону своей огромной кровати, между делом произнес киммериец.




Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 53
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.12.13 20:11. Заголовок: Простите, пожалуйста..


Скрытый текст


С невидимой скоростью по комнате разлетался невероятно вкусный запах с любовью приготовленной пищи. Едва заметными струйками пара он взлетал вверх, растворялся в воздухе и прозрачными нитями заглядывал в каждый уголок просторной капитанской каюты. Очень скоро он настиг и обоняния сирены. Она тщетно пыталась делать вид, будто не голодна, будто этот дурманящий запах не сводит ее с ума и не заставляет желудок судорожно завязаться в болезненный узел. Сложно сказать, с чем сильнее девушка сейчас боролась, со своей гордостью, что вот-вот должна была дать трещину, или принципами - не есть себе подобных. Этих зажаренных до хрустящей корочки рыбешек выловили вместе с ней, они, так же как и русалка по глупости попали в сети. Вот только они теперь мертвы и зажарены, а ундина еще жива, правда неизвестно надолго ли. Зои искренне надеялась, что ее не заставят силой есть этих несчастных созданий, однако Конан благодаря своей грубости, жестокости и бестактности мог пойти на многое, подталкиваемый извращенной фантазией. В который раз сирене на помощь пришла ореада. Она смягчила резкий тон Зои своим мягким, нежным, едва слышимым голоском. Словно в защиту, Лавина молвила, что они не едят рыбу и бронзовый гигант, кажется, немного смягчился. Сирена изумилась храбрости этого кроткого создания, а так же ее странному порыву остаться голодной вместе с ней. От пиратов дочь океана ожидала любой грубости в ответ, даже нескрываемого и унизительного смеха, однако корсары умели удивлять. Та самая светловолосая девушка, что угрожала Зои саблей, кажется Тэрра, вдруг на секунду отвлеклась от трапезы и предложила им лепешки. Она даже отделила хлеб, положила его подальше от рыбы и поближе к краю стола, но сирена не шевельнулась, не подняла головы.
- Конечно, я совсем и не подумал. Бесчеловечно заставлять тебя, поедать собственных друзей и товарищей, - вдруг проговорил Конан, а сирена невольно скользнула по нему взглядом, как будто желая убедиться, что это лишь очередная насмешка, издевка, слетающая с его ядовитых губ. Однако в голосе мужчины не было и крупицы колкости, наоборот, спокойный и даже немного виноватый взгляд показывал искренность сказанного. Зои изумилась. Как после всего, что он сделал, он может ей сочувствовать, показывать, как будто понимает? Не уже ли у этого человека действительно есть сердце или это очередная игра? Сирена недоверчиво свела брови и снова опустила голову, одной фразы слишком мало, чтобы она смогла поверить этому варвару. - Но Терра права, - продолжил Конан. - Сдобные лепешки, и фрукты вполне смогут утолить ваш голод.
С языка так и не сорвалась благодарность, хотя видит Посейдон, Зои хотела сказать «спасибо». Не смогла, что-то не позволяло ей, будто рот закрыли на замок. Девушка лишь едва заметно кивнула, а затем бросила взгляд на Лавину, как бы показывая, что та может угоститься, если хочет, сама же русалка пока не спешила приближаться к заветному столу. Ее взор приковала к себе Тэрра, что начала благодарить за столь вкусную пищу, она говорила слова благодарности всему, но только не богам. Раньше люди, садясь за стол, обязательно говорили «спасибо» богам за хлеб насущный, сейчас эти времена канули в лету, поглощены вечным забвением. Интересно, кем это белокурая девушка приходится Конану? Его дочь? Сестра? Подруга? Любовница? Супруга? Кем бы она не была, Зои видела, что Тэрра приближенный человек. Она всегда рядом с бронзовым гигантом, не боится, а даже наоборот, порой ведет себя слишком свободно. Корабль хорошенько качнуло, и мысли сирены поплыли в другое русло. Она высоко подняла голову, пробегаясь взглядом по сводам потолка, и прислушиваясь. Шторм приближается даже быстрее, чем она думала. Дочь водной стихии не обманешь, она знает, что буря начнется через пару часов. Тень скользнула по смуглому лицу Конана, он оторвался от изучения карты и вышел из-за стола. Бросив Тэрре, чтобы она оставалась с пленницами, мужчина вышел из каюты, прихватив пару жареных рыбешек. С его уходов наступила тишина, однако как не странно, она не несла в себе напряжение. Скорее наоборот, сердце Зои стало успокаиваться и возвращаться к забытому ритму. Она на секунду прикрыла затуманенные болью глаза и тяжело вздохнула. Желудок продолжал устраивать восстания, но сирена пока держалась. Она осталась в одиночестве, Лавина все же приняла предложение, подошла к столу и угостилась наверняка вкусными лепешками. Зои понимала, что без пищи она ослабеет, но лучше так, чем принимать еду из рук врага. Вскоре Конан вернулся, взгляд его был решительным, как, наверное, и намеренья. Дочь моря снова вжалась в угол, как будто испуганный крабик спрятался в свою ракушку. Мужчина стал ходить по каюте и привязывать веревками предметы, что стояли не так крепко и могли при качке упасть. Девушки следили за каждым его движением. Сирена даже не успела понять, когда ход мыслей Конана поменялся, и его вниманием вновь завладела непокорная пленница. Зои вздрогнула от неожиданности, когда варвар оказался рядом с нею. Она едва не вскрикнула, но сдержалась, не желая показывать свой страх. «Отойди от меня! Что тебе снова надо?» - вопило все сознание ундины, но сама она старательно держала голову опущенной, смотрела на его огромные ноги. Сердце забыло о спокойном ритме и, сойдя с ума, вновь заколотилось в груди. Она ожидала удара или резкой хватки, вот только вместо этого огромный мужчина, способный на неимоверную жестокость, вдруг с непривычной для него нежностью обхватил пальцами подбородок сирены и плавно приподнял. Ей ничего не оставалось, как скользнуть взглядом вверх, остановится на его лице и встретится с его глазами. Неожиданно Зои увидела в них сражение, борьбу с самим собой, как будто он не хотел, не мог ей верить, но … пытался. Он вдруг коснулся пальцем ее груди, с левой стороны, там, где умирающе билось сердце, и произнес, как будто не желая видеть, как дернулась назад в сопротивлении девушка:
- и все же я надеюсь, что ... в твоей груди бьется сердце.
Дыхание остановилось, Зои замерла, заворожено вглядываясь в омут карих глаз. Она совершенно растерялась от этих слов, что закрались ей в самую душу, ведь она надеялась, что в груди Конана тоже все еще бьется сердце, способное на любовь к ближнему, на понимание и доброту. И оно билось, сейчас сирена чувствовала это. В его груди билось сердце, большое человеческое сердце. К сожалению, оправдать его надежд Зои не могла, потому что в ее груди билось не человеческое сердце, там билось сердце сирены, сердце дочери моря. Оно совершенно другое.
- Пошли, - пальцы Конана вдруг кольцом сомкнулись на запястье девушки, чем вывели ее из феерического состояния. Она даже моргнуть не успела, как ее силой куда-то потащили. Лавину тоже схватили, а вот Тэрре было приказано ждать в каюте. Зои не на шутку испугалась, она подумала, что чем-то провинилась перед капитаном, хотя даже ничего не сказала и не посмотрела на него с вызовом. Куда же он их тащит? Чем вызван сей порыв? Долго идти не пришлось, всего пару шагов они сделали, как оказались перед дверью соседней каюты. Конан затащил своих пленниц в небольшую коморку, где было только все самое необходимое, Зои не понимала, зачем они здесь, пока мужчина не дал им понять, что сегодня они будут ночевать здесь. Радость смешалась с возмущением. С одной стороны, это не провонявший трюм, куда может зайти, кто угодно и сделать с пленницами все, что угодно, а с другой стороны самих девушек даже не спросили. - На ночь вы останетесь здесь, - прозвучало как приговор, и как истинный палач, Конан поспешил покинуть каюту, не забыв запереть ее снаружи. Зои несколько секунд сверлила взглядом запертую дверь, а потом смирилась и прошелестела к одной из кроватей. Она села на перину и несколько минут просидела молча, всматриваясь в прогнившие половицы, а потом вдруг резко подняла голову и посмотрела на Лавину.
- Откуда ты знаешь об осколке неба?
Наверное, глупо, но сирене вдруг пришла в голову мысль, что ореада может быть не той, за кого себя выдает. Она была уже в трюме, когда Зои там оказалась, а значит, могла там быть специально, для какого-то плана. Тэрра касалась лезвием сабли именно шеи русалки, Лавине она даже не угрожала. Даже Конан всякий раз пытался продемонстрировать свою жестокость на упрямой дочери океана, но не ко второй пленнице. А вдруг Лавина совершенно не та, кем ее видит сирена? Вдруг она заодно с Конаном и Тэррой?





Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего

by стюар
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 74
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.14 02:10. Заголовок: Перед глазами бессме..


Перед глазами бессмертной разворачивался целый спектакль, и, будь она циничнее, от души бы посмеялась над борьбой с голодом. Но по причине того, что сама незнакома была с муками восстающего организма - сном, голодом, жаждой - Лавина не до конца понимала Зои и Тэрру. Но когда танцовщица, а вслед за ней капитан предложили отведать фруктов и лепешек, девушка из вежливости подошла к подносу и отломила кусочек. Впервые она держала в руках человечий хлеб, потому с любопытством рассматривала его, затем понюхала, а потом уже попробовала.
- Вкусно, - заметила она, не подумав поблагодарить Конана. В этом боги и их подопечные были едины. Разве благодарят за подношения? Ореада не имела храмов в греческих землях, но путники тоже приносили ей скудные дары, чтобы обезопасить восхождение на Олимп, куда магнитом тянуло храбрецов. Но богов не увидишь просто так, иначе любой мог бы потревожить их покой. Для большинства скалолазов пик самой высокой горы Эллады покрывал туман, в котором шелестели крылья птиц. Это было как зеркало: смотреть в него можно было только с одной стороны, не видя потустороннего мира, а он спокойно видел тебя и сам решал, отражаться или нет. У Афродиты имелось зеркало, настоящее, и однажды Лавина заглянула в него, обнаружив после пира на столе. Гладкая, как у горного озера, поверхность холодила пальцы и на ощупь казалась твердой. На земле бессмертная встретилась с медными пластинами, заменявшими сей предмет дамского обихода, но они так же отражали, может, чуть похуже даже. Зои в чем-то являлась отражением Лавины, схожей противоположностью, в которой звучали отголоски родства. Люди считают себя братьями, а боги чем хуже? Они тоже все родственники по линии отца, всемогущего Зевса. О его "командировках" ходили легенды, и всякий раз олимпийцы гадали, чем встретит неверного супруга Гера. Их разборки слышал весь пантеон, но венценосная чета не смущалась, и метала друг в друга молнии, от чего греки затыкали уши и дрожали от страха. Или посмеивались в бороду, потягивая вино - были и такие. Противники бессмертных в новой войне разительно отличались своей скрытностью и молчаливостью, не в их привычках было выражать открыто чувства. Честные глаза могли враз обернуться расчетливостью, - ореада уже столкнулась с этим во дворце Цезаря. Но все же пережито было еще слишком мало, чтобы отучить ее верить смертным. Конан говорил искренне, и на душе у девушки полегчало. "Он не может хладнокровно убивать и иметь такие мягкие интонации в голосе", - в приподнятом расположении духа Лавина потянулась за яблоком, когда киммериец оставил трех пленниц одних. Разговора не получилось. Брюнетка робко улыбнулась Тэрре, потом смущенно посмотрела на Зои, таившую что-то в глубине своей бесстрашной души.
Каждый занялся своими мыслями, но варвар не забыл о троице и вскоре вернулся. Когда он достал веревки, Лавина испугалась, что их свяжут, но участь эта ожидала лишь незакрепленные предметы. "Буря?" - подумала девушка, не зная морских примет. Для чего еще укреплять мебель, как не для встречи с Посейдоном?
Суровый взгляд капитана вытащил из уголка Зои, и мужчина подошел к ней.
- И все же я надеюсь, что ... - его палец осторожно коснулся груди девушки, - в твоей груди бьется сердце. Пошли, - потянув за руку отпрянувшую русалку и замершую хранительницу гор, Конан повел их куда-то, бросив по пути Тэрре, чтобы оставалась в каюте.
К счастью, девушек ожидал не трюм, а вполне себе уютное помещение с кроватями и столиком. Зои и Лавине предстояло провести здесь ночь, и место было для этого не самым плохим.
Щелкнул ключ, царапая скважину, и тяжелые шаги удалились по коридору.
Дочь моря направилась к постели и едва села, как задала вопрос своей спутнице:
- Откуда ты знаешь об осколке неба?
- Я ведь часто посещала пиры на Олимпе, - пожала плечами Лавина. - Аполлон требовал не отходить от него и услаждать его взор и слух пением и игрой на лире. Иногда он посещал каждую из нас в ее владениях и рассказывал интересные истории. Одна из них была как раз про Слезу Зевса, - она откинула назад спутанные волосы и сокрушительно вздохнула, счищая с туники грязь. - Жаль, что мои силы не действуют в море! Я даже не могу принять нормальный вид, что там говорить про то, чтобы попытаться сбежать! - нимфа прошлась по комнате и подсела к Зои, погладив ту по руке. - Ты чудесно поешь. Хотела бы я иметь такой голос!.. Как думаешь, что он хочет сделать с Осколком? В этом новом мире все так... по-другому. Я не успела узнать его: меня поймали сразу после взрыва... Какой он? Похож на прежний? - спросила она подругу и посмотрела в окошко под потолком, где виднелся краешек черных туч. Холодный ветер проник в каюту, и Лавина невольно поежилась. Не было желания попадать в перепалку богов и смертных, даже если в новом мире правили новые боги. Но, возможно, они будут милостивы к созданиям, близким по крови?..

________________________________________
Физическое состояние: хорошее
Моральное состояние: миролюбива и радостна, готова к новым приключениям.
Одет(а): так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.


Ав от voploti
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 142
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.01.14 00:05. Заголовок: На этом корабле не л..


На этом корабле не любили разговаривать, сам корабль не любил разговоров, он глушил их у горла и пропускал в щели между досками только указания и сальные шуточки.
Когда Конан ушёл, приблизившаяся тишина обступила девушек, которые замерли на месте, как погружённые в бальзамирующий раствор. Каждая думала о чём-то своём, Тэрра осматривала двух спутниц из под полуопущенных ресниц.
Знают ли они, насколько мы сейчас похожи? Мне точно так же нельзя никуда уйти, нельзя ходить, где вздумается, нельзя спрашивать и рассуждать, нельзя петь и танцевать на солнце. Ничего этого нельзя. Так что с того, что на моих дверях не вешают замка?
Конечно, глупо было бы полагать, что своенравная девчонка будет следовать указаниям. И сложно сказать, когда вздохи и нравоучения превратятся в приказы.Всё же они могли превратиться.
- Так приятно поговорить с умными людьми! -без капли злорадства воскликнула циркачка, намекая на царящую вокруг тишину. Русалка была занята своими мыслями, и, казалось, не слышала ничего. А вторая, любовно окрещённая Лавиной, вероятно поняла шутку и улыбнулась в ответ. Тэрра не была уверена, что Лавина - её имя, но это было единственным словом, сказанным после "Я", и выбирать не приходилось.
Несмотря на кажущуюся дружелюбность разговор так и не начали, просто потому что не успели - Конан вернулся слишком скоро. В его руках виднелась верёвка, но она предназначалась не для женских рук, а для самых неустойчивых предметов. Однако ловкость, с которой пират вязал толстую бечёвку в крепкие узлы вдохновляюще устрашала. Он не стал ничего объяснять, да и не нашлось никого, кто мог бы его в этом упрекнуть, и девушкам оставалось наблюдать молча.
Затем внимания киммерийца удостоилась русалка, и после нескольких слов они вместе с подругой уже удалялись настойчиво ведомые хозяином судна. В первом порыве Тэрра рванула с места вслед за ними, даже не успев подумать - нужно ли это или куда их могут вести. Однако неожиданно перед самым её носом захлопнули дверь со словами:
- А ты останься.
Запирать же дверь не стали, и как же велико было желание открыть её, проследить, хотя бы чуть-чуть подсмотреть что там. Неужели их отпустят? Ведь сейчас напряжение вроде бы спало и пленницы вели себя более чем покорно. Их не за что снова сажать в трюм! А куда ещё их могут вести - на волю! Только на волю!
Тэрра уже попрощалась с попутчицами, пожелала им доброго пути и успела соскучиться. Она с трепетом вслушивалась в скрежет половиц под тяжёлыми сапогами Конана, едва удерживая себя по другую сторону двери, и шаги остановились. Слишком близко, гораздо ближе выхода на палубу, а потом стали возвращаться.
Чуда не произошло. Как бывает очень часто в этом мире. Вернувшийся пират был смерян разочарованным взглядом ребёнка, который облазил весь храм и не нашёл там Бога.
Ты обещала станцевать для меня- довольно произнёс тот, что смотрел так победно и укорительно, будто застал воришку за кражей варенья. Тэрра недуром засомневалась за сохранность своей чести сегодня и инстинктивно сделала шаг назад.
Некоторые, в особенности мужчины и богачи, и боле того богатые мужчины часто не видят разницу между танцем и ночью с портовой девкой, не в обиду последним будет сказано. Танец обнажает, возбуждает их, и они отчего-то считают его красивой прелюдией к ночи. А посему каждая танцовщица априори готова отдаться кому-нибудь. Глупцы!
Ведь танец это не прелюдия. Это гораздо больше. Это и прелюдия, и страстная ночь, и множество ночей, целая жизнь, которую всегда хотел попробовать на вкус. Ты можешь почувствовать себя кем угодно - богачом, жрецом, королём или богом! И всё только в танце, когда рядом с тобой просящая пощады рабыня, прекрасная гетера, королева или сама богиня. Только сейчас и только для тебя одного - целый мир, только смотри и чувствуй.
Как же умело иногда похоть завязывает глаза мужчинам. Властна ли она над Конаном?
-но я знаю, что женскому слову нельзя верить - скомкано бросил он и удалился за стол. -Спать, можешь там - не оборачиваясь кивнул мужчина, Тэрра, задумчиво подняв бровь, проследила в указанном направлении. Большая кровать и всего одна, но Конан всем своим видом показывает, что не замечает танцовщицу, да и спать может и не пойдёт.
Теперь она не смогла удержать улыбки, вспоминая свои слова: "- Я МОГУ станцевать и для тебя.
- Не мудрено встречать женщин, отказывающихся от обещаний, которые они никогда не произносили.
Уличил во лжи за неисполненное обещание, которое придумал сам, указывает на кровать, а сам не идёт. Да ведь он сам предлагает со всей ответственностью сделать выбор - чего я хочу этой ночью.
Возможно годом раньше Тэрра оценила такого великолепного мужчину со статью бога, силой быка, твёрдыми убеждениями и даже дерзостью, с которой он ко всем обращался. Такие ей всегда нравились - сильные и волевые, с гривой тёмных локонов. Но Восток многое изменил. Теперь Тэрра не ускоряла приязнь вином и могла отчётливо видеть, что Конану сейчас никто не нужен : ни сестра, ни жена, ни мать и ни друг. А куртизанку на ночь он может найти в любом порту, и с рассветом забудет о ней, так же как и забыл бы про маленькую танцовщицу.
Тэрре было горько смотреть на его горделивое одиночество, прикрытое сейчас раздумьями и минутным интересом к ней. С напряжением вглядываясь в его отведённые глаза, Тэрра искала слова и ритм. Если уж можно выбирать между танцевать и не танцевать...
- О-ооо-а- аиэ-э - уверенный голос разрезал тишину на две части, настраивая свои камертоны. Ритм нашёлся в покачивании корабля на волнах, в их хлёстких ударах о борт. Конечно, можно танцевать и в тишине, но для каждого танца своё время.
- С подветренной стороны, знаешь, не до тепла,
И это только начало,
А дальше, как уж ведётся рутина проблем и болота
.
Конан поднял глаза и Тэрра теперь с головой окунулась в их омут. Все слова были для него и медленные движения повествования тоже.
- Себя загнала, но тебя догнала, и вот, наконец, достала.
Но мало.
-Непростительно мало чего-то в любви.
Закинь же меня в небеса,
Неси меня в лужу луны,
Да кому мы там, к чёрту, нужны?


Она шла босыми ногами по холодной росе, выбирая полевые цветы для венка. Солнце играло в разметавшихся по плечам волосах, из под которых иногда выглядывали влажные и счастливые глаза. Птицей воспарила она над лугом, чтоб на раскрытых крыльях скорее примчаться к нему в старый уютный домик на самом краю улицы. Солнце заслонили облака, и дверь скрипнула как-то не так, с надрывом, тревожно. Она заглянула внутрь, но там... Цветы нечаянно упали на порог, взметнув вверх клубы пыли. Никого. Голые стены и серость. Ни цветочных горшков на скамьях, ни очага, ни кровати, которую никогда не заправляли.. Пустота, распахнутые окна и задняя дверь стремилась захлопнуться, только что оставленная чьей-то рукой. Может это он?
- Там давних боёв голоса, там всё уже было пропало,
А здесь ещё есть, но этого здесь
непростительно мало
.
Она бежала за ним, успевая заметить только тень, исчезающую за поворотами. В каждом доме, в каждом переулке ей мерещился ускользающий силуэт. И она в испуге и подступающей панике звала любимого.
- Не лучше ль на чьём-то чужом берегу
Ногами болтать в сторонке,
пригревшись
Мурлыкать и сладко тянуться до хруста.
Себя напрягу, но тебя сберегу от этой пропасти звонкой,
там вон как.

Ещё утром всё было хорошо и можно было не обращать ни на кого внимания. Что случилось? Какая беда так нагло и бесцеремонно взяла его за руку? Улицы, повороты и дома, но ни одного лица - никого! Только призрачная химера. Вот уже совсем близко, только протяни руку, только назови по имени. Вот шаг, вдох.. и пропасть.
- Там никак, как не пусто, не густо в любви
Закинь же меня в небеса,
Неси меня в лужу луны,
Да кому мы там, к чёрту, нужны?

Кричала она с обрыва вниз. Кричала и требовала ответов. До хрипоты и до боли в горле, со слезами, застывшими в отчаянных глазах. Она умоляла и в отчаянии рвала траву на краю пропасти, которая отвечала глухим и сердитым молчанием.
А потом что-то оборвалось в сердце и она обессиленно упала на землю, пачкая в пыли мокрое лицо. Солнечные волосы сбились в клубок, а нежные руки оцарапались о камни. Она могла только плакать и прятаться от света в ладонях. Кто-то ласково провёл рукой по её спине. Может это.. ?
- Там давних боёв голоса, там всё уже было пропало,
А здесь ещё есть, но этого здесь непростительно мало

-О-ооо-ээ-аа
- пропела Тэрра, завершая па и опуская руки.
Повисшая тишина звенела, а отголоски песни ещё плескались в щелях между досками, старый корабль не смог заглушить их, как ни пытался. Горло отдавало лёгкой болью от резкого напряжения, но Тэрра не обращала на это внимания, довольная собой она отправилась спать.
Сев на край кровати, она провела рукой по покрывалу и подушке.Как же давно ей не приходилось спать в настоящей кровати с набивным, пусть и не сильно мягким, матрасом!
Мысль о мужчине, что может быть сегодня будет спать рядом, странствующую циркачку ничуть не смущала - не раз приходилось спать (именно спать) в обнимку с почти незнакомыми людьми, спасаясь от холода в телегах или стоге сена.
Сейчас Конан уже не смущал и не пугал. Тэрра слишком устала, чтоб думать о его помыслах, тем более между ними уже гораздо большее, чем страсть. Это танец.
- И всё же я ничего тебе не обещала- устало вздохнула девушка, забираясь с краешку под покрывало. Она была довольна и счастлива, как и всегда после любимого дела, и могла только надеяться, что киммериец что-то для себя вынесет из её маленького откровения. Хотя впрочем это уже его дело.

Послушать песню
текст песни (с) Екатерина Болдырева – Мало



Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: упоение...
Одет(а): длинная юбка, топ
С собой: плащ

- Ты танцовщица?
- Да! Ты узнал это по грациозным движениям?
- Нет, по грязным пяткам.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 47
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.01.14 21:56. Заголовок: Я прошу меня простит..


Скрытый текст


- Не мудрено встречать женщин, отказывающихся от обещаний, которые они никогда не произносили. - произнесла Терра, однако казалось ее ответ пролетел мимо ушел варвара, что уселся за стол и с придельной концентрацией, полностью погрузился в изучение пути. Одна треть уже была пройдена, но самое трудное их ожидало впереди. Не даром осколок был спрятан. Он нес собой погибель для бессмертных, вселял в их сердца страх, что мнимой вечность может настать конец, от смертных, которые всю жизни преклоняли головы и стояли на коленях. Но Конан был не из тех, кто будет носит дары и восхвалять богов, он привык сам руководить своей судьбой и терпеть не мог, когда, кто-либо из небожителей вмешивался. Уступив танцовщице свою кровать, он глупо понадеялся, что она упадет на нее без сил, и даст киммерийцу побыть в тишине, но нет, женщины не могут так покорно замолчать. И все же Терра удивила сурового капитана корабля.
- О-ооо-а- аиэ-э - рассекая голосом воцарившую тишину, она заставила все мускулы на лице мужчины напрячься. Он облокотился локтями о стол и выпустив воздух из легких, повернул на блондинку голову.
- С подветренной стороны, знаешь, не до тепла,
И это только начало,
А дальше, как уж ведётся рутина проблем и болота.
- продолжала она, а в ответ получила весьма заинтересованный взгляд капитана. Он облокотился на спинку стула, и не отрывая взгляда следил за движениями своей гостьи. Пересечения двух взглядов всегда несет в себе смысл, но для каждого он свой. Варвар был приятно удивлен, что девушка все же решила станцевать для него. Терра танцевала для него и только. Ее плавные движения, песня, взгляды, шаги и повороты, все это было только для него, такое не могло не нравится! Ей удалось приворожить его легким танцем, в котором хранилась история. В этой девушке было столько грации, что наблюдать за ней было одним лишь удовольствием. Конан многое видел, но никогда прежде его так не завораживал танец.
- Там давних боёв голоса, там всё уже было пропало,
А здесь ещё есть, но этого здесь непростительно мало
-О-ооо-ээ-аа
- прошептав последние слова, блондинка мягко опустила руки. В комнате вновь воцарила привычная тишина, однако, атмосфера несколько изменилась. Мужчина молча проследил за тем, как девушка развернулась и направилась к кровати.
- И всё же я ничего тебе не обещала - произнесла она забираясь под покрывало.
Конан задумчиво обвел взглядом комнату, а после как бы невзначай ответил, возвращаясь к карте.
- А я ничего и не требовал. А спустя пару секунд, широко улыбнулся сам себе. Он собственными руками спас это белокурое чудо, что сопит в его постели.
Время шло, варвар изучил ближайший отрезок пути, что им придется пройти, однако он был человеком, которому необходим сон. Поднявшись из-за стола, капитан размял затекшую шею, наклонив голову сначала вправо, затем влево, а после широкой ладонью потер лицо. Его взгляд остановился на кровати, в которой спала девушка. Несколько решительных шагов сократили расстояние, однако в постель мужчина так и не лег. Он взялся за край покрывала, что съехало вниз и набросил его на Терру, прикрывая ее от ночного прохладного воздуха, что врывался в чуть распахнутое окошка капитанской каюты.
Корабль уже давно погрузился в сон, и лишь те кто нес ночное дежурство не спали в эту ночь. Киммериец простоял возле кровати еще несколько секунд, а затем забрал свободную подушку и вернулся за стол. Брюнет сел на стул, закинув ноги на свой письменный стол, а подушку подложил под голову. Не лучшее положение для крепкого и здорового сна, но он не мог позволить себе лечь рядом с девушкой. Да он варвар, но знающий, что такое честь, даже не смотря на то, что создает совершенно иное впечатление. Сложив руки на груди, и поерзав в поисках удобного положения он закрыл глаза. Легкий плеск волн действовал как колыбельная, и уже через пару минут гигант погрузился в сон. Конан еще не знал, что его чуткий и весьма неудобный сон, вскоре прервет приближающийся к его кораблю шторм.



Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 59
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.01.14 15:42. Заголовок: Медленным взглядом З..


Медленным взглядом Зои обводила крохотную комнату. Ее осторожный взор останавливался на каждом предмете, но лишь на пару мгновений, чтобы внимательно рассмотреть, а потом вновь устремлялся в сторону к следующему, что заинтересует сильнее. На самом деле никакого участия к этим простым, бездушным предметам у сирены не было, все ее мысли занимало нечто другое, более важное. Осколок неба. Его пытаются найти, чтобы использовать против богов. Война превратила их всех в солдат, заставила биться друг с другом, использовать хитрости и оружие врага против него самого. Бессмертные безустанно придумывают новые планы по уничтожению людей, даже не подозревая, что те уже нашли способ уничтожить их. Зои терялась в своем выборе. Она провела слишком много времени среди простых смертных, всю свою жизнь считала себя одной из них. Но люди никогда не были к ней так добры и благосклонны, как боги, признавшие в ней часть себя. Находясь в море, являясь сиреной, Зои никогда не испытывал унижения рабства, никогда не боялась, что ее обидят или прогонят. Под тоннами воды, на дне, к ней всегда относились хорошо. Но сейчас она вынуждена сделать выбор, решиться на какой стороне стоит в этой войне. Она ненавидела войны, что несли с собой только смерть, слезы и страдания. От этой мысли, быстро пробежавшей в ее голове, сирена вдруг вздрогнула, разглядев неожиданный ответ. Необходимо остановить войну, прекратить это бессмысленное уничтожение друг друга и взять этот шанс, подаренный вселенной на мирное существование в новом мире. Вот только одной ей не справится, а кому верить Зои не знала. Кому можно доверять на этом корабле, что несется в самое пекло? Был ли тут хоть один человек, которому девушка могла бы открыться? Казалось, ответ перед ее глазами, стоит напротив и смотрит наивным взглядом. Лавина… Сестра не по крови, подруга по несчастью, просто такая же пленница, как и она сама. Можно ли ей доверять? Искренне ли она с сиреной или это просто очень хорошо продуманная игра? Зои придется поверить ореаде, иначе на этом корабле она останется совершенно одна и ей не справится с новой поставленной перед собой целью.
- Я ведь часто посещала пиры на Олимпе, - легко объяснила Лавина свое знание о могущественном артефакте. Тревожный взгляд чайных глаз плавно переместился на наивно-детское лицо нимфы. - Аполлон требовал не отходить от него и услаждать его взор и слух пением и игрой на лире. – Зои едва заметно улыбнулась, пытаясь представить себе такую потрясающую жизнь. Лавина столько раз бывала на Олимпе, видела их пышные пиры, танцевала и пела песни, веселясь с самыми могущественными правителями этого мира. Не жизнь, а сказка, обернувшаяся былью наяву. Сирена попыталась представить себя на торжестве Олимпа, беззаботно смеющуюся и веселую, танцующую то с одним богом, то с другим, болтающую о женских секретах с богинями и нимфами, совершенно свою на этом празднике могущественных и бессмертных. Фантазия быстро упорхнула от разыгравшегося воображения, и мягкая улыбка спала с губ. Та, кто столько раз бывала на пирах Олимпа, и та, кто мечтала на них побывать, сидели в крохотной каюте со скудным убранством, являясь пленницами на пиратском корабле. Жестокая реальность жизни.
- Иногда он посещал каждую из нас в ее владениях и рассказывал интересные истории. Одна из них была как раз про Слезу Зевса, - закончила Лавина.
- Мне казалось, что существование Осколка хранят в строгой тайне, - задумчиво произнесла Зои. Посейдон никогда не рассказывал любопытным русалкам легенду о Слезе, сирена услышала ее совершенно случайно. После она очень боялась, что кто-нибудь узнает о ее случайном познании и прогонят, но тайна осталась сохраненной. – Теперь Слеза Зевса не является секретом даже для людей, - печально вздохнула ундина.
- Жаль, что мои силы не действуют в море! – По-детски возмутилась Лавина, стряхивая грязь со своей туники, и поправляя спутавшиеся волосы. - Я даже не могу принять нормальный вид, что там говорить про то, чтобы попытаться сбежать!
- У тебя есть силы? – Удивилась Зои, явно заинтересовавшись услышанным. – А где они действуют?
- Ты чудесно поешь. – С улыбкой похвалила ореада сирену и присела рядом, накрыв своей теплой ладонью холодное запястье дочери море. Девушка немного смутилась, она еще не привыкла принимать комплименты о своем голосе, как должное и вполне привычное. Она кивнула в благодарность и скромно улыбнулась. - Хотела бы я иметь такой голос!
- И рыбий хвост в придачу? – Пошутила Зои и рассмеялась. Напряженная обстановка развеялась, сирена почувствовала себя более спокойно. Конана, что постоянно заставлял всю ее душу сжиматься, не было рядом, да и Тэрры, что так любила угрожать чужой саблей. В крохотной каюте они с Лавиной были одни, а Зои не ожидала какого-нибудь вреда от этого наивного создания. Корабль плавно покачнуло, девушка с чайными глазами подняла взгляд вверх, к потолку, как будто прислушиваясь к тяжелому стону судна. Шторм приближался, она это чувствовала.
- Как думаешь, что он хочет сделать с Осколком? – Вдруг спросила ореада, привлекая внимание сирены обратно к себе.
- Использовать против богов, - с тяжестью ответила Зои. – Если вставить Слезу Зевса в оружие, то оно обретет силу дарить смерть богам. Заполучив Осколок, Конан сможет убить Зевса, Посейдона, Аполлона и всех, кого захочет его проклятая душа.
- В этом новом мире все так... по-другому. Я не успела узнать его: меня поймали сразу после взрыва... – С грустью проговорила Лавина и сирена услышала отчетливое желание свободы. Она была красивой птичкой, запертой в клетке с обрезанными крыльями. Это хуже смерти для того, кто привык летать и быть свободным. - Какой он? Похож на прежний?
- Я не знаю, - с такой же грустью ответила Зои, устремив свой взгляд в крохотное окошко над потолком, куда с надеждой смотрела ореада. – Я не выходила на сушу с тех пор, как оказалась в новом мире. Не знаю, какой он, этот новый мир, и чем отличается от нашего родного, но могу сказать, что море здесь очень похоже на то, что было в прежнем, правда кажется более безграничным и теплым. – Сирена тяжело вздохнула и опустила голову, накрывая теперь своей рукой кисть Лавины. – Мир может, и изменился, только люди остались прежними. И боги. Кто-то дал нам второй шанс, а мы не используем его, продолжаем воевать друг с другом. – Зои медленно подняла голову и посмотрела в глаза ореады. – Войну необходимо остановить. Мы не может уничтожить и этот мир, и умереть вместе с ним. Вражду надо прекратить. Лавина, мы не можем сбежать с корабля, мы должны быть на нем, когда Конан отыщет Осколок Неба. Мы не должны позволить ему заполучить его, иначе все, кого мы любим, Посейдон, Аполлон и другие умрут.
Дочь моря говорила с глубокой искренностью, ее глаза горели огнем страха перед страшным будущим, и она видела во взгляде ореады зеркальное отражение собственных переживаний. Сомнений не осталось, Лавина станет союзницей Зои, ведь на этом пиратском судне только они и есть друг у друга.
Корабль пошатнуло, но с большей силой. Разбуженные поднявшимся сильным ветром волны с ненавистью бились о борт, вырастали непреодолимыми скалами на его пути. Тяжело взбираясь на его вершины, судно устремлялось вниз, чтобы в следующее мгновенье вновь взбираться вверх. Корабль сопротивлялся разгневанной стихии, точно гибнущее животное, которое продолжает ползти даже тогда, когда раздирают на части. В каюте пленниц слышались быстрые шаги матросов на палубе, пытающихся схватить катающиеся тяжелые бочки, удержать срывающиеся паруса.
- Ночь будет долгой, - предсказала Зои, вновь подняв голову и посмотрев в крохотное окошко под потолком. Сквозь мутное стекло было видно, как качается судно. То чайные глаза видели задурманенное грозовыми облаками небо, то быстро падающий вниз пейзаж и темное, словно Стикс, море. Шторм быстро набирал силу и очень скоро, корабль уже из последних сил пытался сопротивляться непогоде. Волны с обрушительной силой падали на палубу, проникали солью в щели и отступали, когда упрямо задирался нос судна. – Все хорошо, не бойся, - обняла сирена Лавину, когда та испуганно вздрогнула, стоило с грохотом подсвечнику упасть на пол. Остальные предметы, не закрепленные, тоже стали падать, не в силах сопротивляться сильнейшей качке. Зои не боялась шторма, она видела его не раз и всегда была в море. Сейчас же она была на корабле, который мог погибнуть, не справившись с силой разгневанной стихии. Посейдон разозлился не на шутку, но девушка верила, что он не даст ей погибнуть, ведь она его «дочь». Просто морской властитель почувствовал, куда идет этот корабль и пытается ему помешать. Он не может позволить судно добраться до Осколка неба, но и его силы не безграничны. Сильный толчок, корабль клонится в бок и почти на него заваливается. Зои и Лавина от неожиданности не успевают среагировать и падают с кровати. Кубарем она летят к стене, что на пару мгновений стала полом, а потом судну все же удается вернуться в прежнее положение и девушки опрометчиво летят в другую сторону. Боль от ударов об острые и тупые предметы обжигает хуже огня. Перед глазами каюта кружится, ее мелкое содержимое падает и даже кровати со шкафами и столами скрипят от постоянного передвижения. Всего за секунду комната превращается в беспорядок, а несчастных пленниц заваливают предметы. Скинув с себя какие-то свитки, Зои со страхом в глазах ищет Лавину. Она находит ее под обломками стула и тут же кидается к ней. Раскидав сломанное дерево, сирена обхватывает лицо ореады.
- Ты жива? - К счастью, Лавина жива, но она напугана и отчетливо алею на ее руках царапины. – Не бойся, я с тобой, все будет хорошо. – Пытается убедить ундина свою подругу и поднимает ее на ноги. Из-за качки, им не сразу удается добраться до двери. Несколько раз дернув ручку, Зои вспоминает, что их заперли, и тут же начинает, что есть мочи, барабанить по двери. – Выпустите нас! Откройте!




Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего

by стюар
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 587
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.03.14 05:44. Заголовок: Куда ни глянь - в..


Куда ни глянь - вода. Вода и поразительно безоблачное лазурное небо. Тёплые волны мирно плещутся у ног, и только чайки постоянно о чём-то беспокоятся. Небо по колено небесным крикуньям, а океан глубок. Ничего не мёртво в нём - всё живёт в медленном танце - машут разноцветными юбками плоские водоросли, тянут руки актинии в беззвучных аплодисментах. В необъятных пространствах воды тут и там поблёскивают потрясающе слаженные стайки мелких рыбок, между ними солируют морские котики, и как занавес перед антрактом закрывают свет грозовые туши китов. И нет земли, будто и не было никогда.
Светлые волосы невесомо обволакивают хрупкую фигуру. То, что никогда не было известным, предстаёт перед случайной наблюдательницей так живо и ярко, что стоит закрыть глаза..
Танцовщица сладко сжалась в клубочек, углубляясь в мягкий кокон покрывала. Хотелось спать дальше, снова мчаться в зелёные пучины волн, которые качали и баюкали. Качали и баюкали. Настырно качали и баюкали до головокружения. Пот выступил на лбу, а в животе стало слишком тепло. Тэрра распахнула глаза, рывком впуская в лёгкие воздух. Казалось ещё минута качки, и её точно стошнит.
Корабль мотало сильнее обычного, он с деревянным скрежетом подставлял бока под волны. Танцовщица спала слишком мало, для того, чтоб выспаться. И сейчас, разбуженная внезапной тошнотой, чувствовала, как кто-то безжалостно долбит по голове лопатой. Мутные от сна глаза резало, и ими Тэрра пыталась разглядеть прежнюю каюту. Когда глаза привыкли к свету, удалось разглядеть Конана. Кажется, он совсем не спал и собирался куда-то идти. Циркачка продолжала удивлённо моргать, когда она, вместе с кроватью тяжело поползла к выходу. Внезапно стены поменялись с потолком, а Тэрру снесло с места, она кубарем свалилась в сторону, чудом не ударившись головой. Хотя догнавший тут же удар ментальной лопаты по затылку сполна заменил те же ощущения.
Танцовщица не понимала, что происходит, ей казалось, что корабль попросту тонет, а ещё раз искушать морского дьявола ой как не хотелось. Спасти девушку мог, по сложившейся традиции, только Конан. Изящные пальцы танцовщицы без особого изящества вонзились в тело великана, как только нашли его.
Откуда-то неподалёку раздались приглушённые женские крики. Тэрре тоже хотелось крикнуть - " Что нужно делать?" Но все слова забылись, она только мёртвой хваткой держалась за мужчину, как за последнюю надежду, всем своим видом показывая, что не собирается оставаться одна.



Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: непонятное...
Одет(а): длинная юбка, топ
С собой: плащ

- Ты танцовщица?
- Да! Ты узнал это по грациозным движениям?
- Нет, по грязным пяткам.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 78
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.14 18:42. Заголовок: Лавина смотрела на с..


Лавина смотрела на свою подругу по несчастью. Девушка могла быть не уверенной в тех, кто был там, на верху, не могла быть уверена в их капитане, но могла быть уверена в дочери моря. Юная сирена была её сестрой, как по несчастью, так и по близкому к богам происхождению. И вот теперь они сидели и просто обсуждали то, что многие молодые боги считали простой выдумкой. Лишь немногие знали правду об этом дивном камне, не говоря уже обо всем остальном. Аполлон действительно рассказывал эту легенду, но и он не мог себе представить, что одна из ореад, которых вокруг него было много, попадет на корабль, который ищет этот самый камень. Странная закономерность. Было бы конечно не плохо, если бы капитан этого корабля никогда не узнал о том, что они с Зои знают о камне. Не нужно давать пирату ещё один повод для того, что бы держивать их в цепях.
Брюнетка как-то задумчиво улыбнулась и едва не пропустила мимо ушей вопросы сирены. Несколько минут нимфа рассматривала обстановку комнаты и саму свою собеседницу. Это было не так просто объяснить. Показать было бы проще, но последнюю связь с землей у неё отобрали пираты. В море же она была совершенно беспомощна, словно выброшенная на берег рыба. И все же попытаться ответить стоило. Лавина отвела с лица темную прядь длинных волос и заговорила.
- Моя сила исходит от земли. Только тогда я могу проявлять свой дар. – на губах появилась грустная улыбка. Сейчас девушка тосковала по родным местам, где все было намного проще. Где на неё не нападали, не пытались продать в рабство или использовать в своих интересах. Последний факт был конечно же спорным. Просто потому, что боги используют всех в своих интересах. Будь ты богом, человеком или нимфой тебя используют, а потом выбросят за ненадобностью. Это жизнь. Каждому рано или поздно приходится пройти через это, но не все это понимают. Иногда понимание таких простых вещей приходит со временем. – Я могу повелевать снегом и льдом. Иногда это было полезно, когда я жила в горах и не спускалась вниз. – в её голосе послышались нотки ностальгии. Она повела своими хрупкими плечами, словно желая прогнать воспоминания, но они немного согревали её в этом холоде одиночества и неопределенности.
Сам же разговор тем временем тек дальше, словно прекрасный горный ручей, который ищет свой путь вниз, к подножью горы. Он становился все проще, когда они не говорили на действительно тревожные темы. Ореада рассмеялась вместе с собеседницей, которая решила, видимо разрядит ситуацию.
- Это не так уж и плохо. – все также весело улыбаясь, проговорила темноволосая девушка.
А тем временем на море становилось все не спокойней. Это была первая буря в её жизни, от которой Лавине не было где укрыться. Создавалось впечатление, что корабль и люди на нем были всего лишь щепкой. Большие сильные волны играли кораблем, а его раскачивало. Пока качка была не слишком сильной, но сердце в её груди замирало. Снова захотелось ощутить земную твердь под ногами. Взгляд брюнетки остановился на темноволосой девушке, которая сидела на кровати. И не смотря на то, что их разговор был легким, пришло время снова поговорить о том, что тревожило их души. Что бы кто не говорил, но видимо думали они все, же об одном и том же. Ореаду тревожил вопрос, что он сделает с камнем. Она знала ответ, но боялась произносить вслух. Зои не испугалась. Для Лавины сирена как-то поразительно легко выговорила эти слова. Брюнетка понимала, что сирена смелая девушка. Предпринять попытку бежать и пытаться диктовать условия этому ужасному капитану, в чьих руках были их судьбы. Сейчас она хотела бы просто не злить его.
- Но ведь это ужасно. – прошептала едва слышно Лавина. Она встревоженным взглядом посмотрела на темноволосую красавицу. Все в этом мире так изменчиво после слияния миров. Люди стали злее, да и боги не стали лапочками. Но ведь давать такую большую силу в руки одному смертному нельзя. Сила это власть. А власть, как известно, развращает. Неизвестно как именно эта власть отразится на поступках Конана или любого другого, кто станет владельцем столь сильного оружия. Именно это и тревожило ореаду. И снова слова дочери моря отвлекли дитя гор от размышлений о камне и того, что с ним желает сделать Конан. Присев на кровать рядом с говорившей, внимала каждому её слову. И было в этих словах нечто такое, что затронуло некие струны в глубине её души. В глазах Лавины отразился страх и отчаяние. Нет, она никогда не была смелой, способной на действительно стоящие поступки. Те, о которых бы потом складывали легенды. Слишком нежна и ранима была её душа. Сейчас же душа ореады была не на месте. С каждым, словом страх и тревога становились все сильнее. Но слова сирены были правдивыми. С другой стороны, что они смогут сделать на этом корабле, где они всего лишь пленницы.
- Но как мы остановим капитана корабля? – с дрожью в голосе поинтересовалась брюнетка. Внимательно посмотрела на Зои. – Что бы не дать Конану использовать Слезу Зевса, мы не должны позволить ему найти её. – но это казалось очень опасным. Практически несбыточным. Мужчина был слишком упрямым и не прислушался бы ни к чьим словам. Тонкие пальцы сжали руку Зои в знак полной поддержки. Пусть они ещё не знали, как помешать сотворить столь страшное оружие, которое сможет убить богов, но они просто обязаны это сделать.
А корабль все больше шатало. Волны снаружи становились все сильней и продолжали играть в свою странную игру. Игру, которая могла стать самым прекрасным и опасным зрелищем. Она посмотрела в потолок их каюты. Там наверху матросы пытались противостоять бушующей стихии, но она им не покорялась. Разгневанная стихия продолжала набирать обороты. Лавина обхватила себя руками. Она с интересом смотрела на сидящую рядом девушку. В какой-то миг показалось, что Зои не здесь. Она там снаружи. Где волны были высокими и сильными. Зои не должна была сидеть здесь пленницей. Её место было далеко за пределами этой каюты. Там где буря правила балом. Вот там было её место. Свободную душу никогда нельзя садить в клетку.
Стоило только об этом подумать, как рядом раздался грохот. Тело ореады вздрогнуло, и она испугано посмотрела на то, как по полу качается подсвечник, который и вызвал этот приступ паники. Стоило брюнетке успокоится, как корабль стало сильно кренить. Она испугано посмотрела на Зои, но не успела ничего сказать. Лишь тихий вскрик срывается с губ, когда при новом ударе их словно лист с ветки срывает с кровати, и они катятся к противоположной стенке. И без того измученное тело ощущает новые удары после соприкосновения с твердой поверхностью. Руки машинально пытались ухватиться за что-то, что бы задержать падение, но все зря. В этот момент спина, руки, голова с силой ударяются о борт корабля. В глазах потемнело. Она словно пыталась прийти в себя, но тело, которое теперь было всего лишь одним целым комком боли. От разноцветных кругов в глазах начало рябить. Но природа на этом не остановилась. В следующую минуту они полетели прямо в сторону двери. Их тела по-прежнему падали без возможности остановиться. На этот раз основной удар пришелся на голову и в глазах снова померкло. Она потеряла сознание. Возможно, даже на несколько минут, но Зои не дала ей забыться в этой спасительной тьме. Стоило только прийти в себя, как боль снова вернулась. Вместе с болью вернулся страх и паника. Она едва находила в себе силы для того, что бы не закричать от страха. С трудом Лавина сумела сесть, а потом посмотреть на серену. Та не смотря ни на что, попыталась приободрить ореаду. Она все же сохраняла уверенность в себе. С трудом поднимаясь на ноги она, пошатываясь, побрела к двери. Нужно было найти силы в себе и помочь Зои, но и без того было ясно, что о пленницах просто позабыли. Их все равно желали использовать. На этот раз их используют как корм рыбам. Лавина нашла в себе силы и прислонившись к двери стала также стучать в неё. Вместе девушки должны были поднять больший шум, и может хоть кто-нибудь вспомнит о них. – Помогите! – её голос, словно эхо голоса Зои раздавался из-за запертой двери. А там, наверху слышались крики, которые заглушал вой ветра. Мощные удары волн сотрясали весь корабль, словно больного пробирала боль. Могло показаться, что он сейчас просто рассыплется, а они все упадут в неспокойную воду. Этот страх придавал силы и в тоже время парализовал.

________________________________________
Физическое состояние: хорошее
Моральное состояние: миролюбива и радостна, готова к новым приключениям.
Одет(а): так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.


Ав от voploti
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 49
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.03.14 10:59. Заголовок: Бескрайние просторы ..


Бескрайние просторы водной стихии, могут оказаться вечными для тех, кто не умеет бороться с ней. Бывалые моряки научились предвидеть буйство водной пучины, и готовится к нему, еще до того, как оно настигнет, однако бывают исключения подобные тому, которые происходили сейчас, слово сами боги были против, движения судна вперед к намеченной цели, но разве это могло остановиться тех, кто привык бороться за свою свободу? Многие были, привыкши к рабству и служению тем, кто называл себя богами, но разве не наша ли вера в их бессмертие давала им те силы, которыми они позже карали несчастных за промахи? Конан давно перестал верить в богов, которые не торопились на помощь к его отцу, когда, тот сражался против «дьявола» чья душа требовала власти. Отец был сильным человеком, не тем, кто побеждал слабого, а тем, кто помогал слабому становиться сильным. Он воспитывал великих, и отдал свою жизнь, ради спасения одного из них. Сила страха не в том, чтобы уметь справляться с ним, а в том, чтобы научится использовать его в своих целых, но шторм не лучшее оружие богов, чтобы вызвать страх морского льва. Подготовка к шторму шла полным ходом, когда киммериец позволил себе прилечь и отдохнуть. Его матросы знали свое ремесло, вот только стихия разыгралась быстрее обычного - это вызвало определенные трудности, которые грозились превратить плавание в катастрофу.
Шквальный ветер назойливо трепал паруса, раскачивая корвет из стороны в сторону, и подталкивая волны к его деревянному корпусу, заставляя качаться. Капитан проснулся, едва почувствовал резкий толчок по правому борту, а следом и раздались крики моряков, которые заканчивали подготовку корвета к шторму. Неожиданно нахлынувшая волна, выбила веревку из рук Пита, и паруса вновь расправились, вбирая ветер и неся корабль навстречу смерти. Резкий разворот качнул корабль сильнее прежнего, а вздымающаяся волна тут же подхватило растерявшееся судно, подбросив вверх, словно корвет не имел веса. Но, что для стихии одинокий корабль ? Щепка не больше. Очередной порыв ветра, вновь наполнил паруса, пока матросы пытались их свернуть, а корабль опрокинуло вниз, и тот зачерпнул воды, сбивая волной нескольких пиратов. Громкие звуки и резкие толчки, вселяли страх в тех, кто ни разу не встречался с грозным морем, а на корабле Конана были не только женщины, но и новички, которые пополнили ряды пиратов еще в порту.
Каюта ходила ходуном, как и мелкие предметы, что были не закреплены, очередной толчок и Терру скидывает с кровати, накрывая каким-то предметом по голове. Конан лишь успевает обернуться в сторону, куда упала девушка, преодолев расстояние в пару шагов, он оказывается рядом с танцовщицей, которая буквально таки вцепляется в руку мужчины мертвой хваткой. Его взгляд пробегается по всему телу блондинки, она жива и в сознании, следовательно, все в порядке. Очередной толчок волн, едва не сбивает с ног киммерийца, но он лишь крепче прижал женщину к себе, не давая ей упасть.
- Надо выходить - проговорил он уверенным голосом, и тут же потащил девушку к дверям, отварив которые услышал крик пленниц, раздающейся по всему коридору. В памяти тут же всплыло воспоминание об угрозе русалки, а именно «песня спета…», ярость заполнила все тело мужчины, пробегая электричеством от макушки до пят, руки невольно сжались в кулак, а из груди вырвалось глухое рычание, он был зол, очень зол. Широкими шагами, гигант приблизился к дверям, откуда доносились крики женщин. Темный взгляд на секунду обратился к танцовщице, а после он открыл дверь. К ногам капитана буквально вывалились пленницы. Грубые руки подхватили обоих с пола, схватив, словно котят за шкирку, когда корвет вновь подбросило на волнах. Нимфу Конан одним движением, отодвинул влево, где стояла Терра.
-Спуститесь в трюм, там безопаснее - приказ он, подтолкнув блондинку в спину, чтобы та спускалась по лестнице вниз, не принимая никаких возражений. А после прикрикнул на вторую: - Иди! В камерах пленных не было, а трюм был самым безопасным место на корабле, ничего кроме решеток, никаких предметов, способных поранить при очередной качке. Теперь киммериец остался один на один с русалкой, чья песня в данный момент послужила разгулу стихии. Пират взглянул на нее сверху вниз, так, как смотрит сокол на свою добычу, а после, шатаясь от толчков волн, пошел вперед по коридору, таща за собой ундину.
Мачты раскачивались в унисон высоким и тяжелым волнам моря, а скрип досок корабля был предсмертной песней для моряков, но едва они увидели капитана на палубе, как боевой дух несколько поднялся. Паруса были свернуты Питт продолжал регулировать деятельность пиратской команды, а Конан, он потащил пленницу к корме корабля, после буквально впечатал ее к леерам, схватив за распущенные волосы.
- Останови это - прошипел он - и я подарю тебе свободу . Мужчина был зол, ведь сейчас на кону стояла жизнь всех кто находился на корабле. За свою он волновался всегда в последнюю очередь, но команда, они были его семьей, его верными соратниками и друзьями. - останови, если тебе дорога жизнь твоей подруги - корабль вновь болтнуло, поднимая носом к небесам, а затем резко опустило вниз. - или твоя свобода стоит всех жизней этих невинных людей?! - соленые капли воды, врезались в кожу, причиняя не самые приятные ощущения, а русалка меж тем, не торопилась успокаивать разбушевавшуюся стихию. - Вот поэтому, я ненавижу таких, как ты! Вы боги и магические существа, равнодушны к людским страданиям. Чувствуешь свое превосходство, наслаждайся моментом. - он отпустил русалку, давая той свободу, и отходя в сторону, чтобы успеть поймать отцепившейся канат. Сейчас было куда важнее удержать корабль на плаву и пережить удары волн, чем вести поучительную беседу с той, у которой нет сердца. Конан отпустил ее, ведь с самого сначала был уверен, она не станет помогать пиратам, заточившим ее в трюм, и посмевшим унизить столь прекрасное существо, что на деле оказалось дьяволом.
- Конан ! - лишь успел услышать киммериец, когда в его голову прилетел металлический утяжелитель с мачты. Резкий удар, от которого потемнело в глазах, очередной толчок воды, и мужчина срывается с палубы в темную воду, что с удовольствием начинает затягивать свирепого гиганта вниз.




Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 68
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.14 18:42. Заголовок: Шторм. Это слово выз..


Шторм. Это слово вызывает дрожь даже у самого бывалого моряка, что уж говорить о салагах, которые впервые столкнулись с непокорными силами водной стихии. Волны вздымаются выше корабля, кажется, что своими темными водами они застилают даже потемневшее небо, лишь пенным гребнем заворачиваясь и снова обрушиваясь вниз, чтобы через мгновенья опять начать вздыматься. Судно швыряет из стороны в сторону, то и дело, грозясь перевернуть его брюхом вниз и потопить все живое, что на нем есть.
Разозлившим Посейдона нет прощения, таков закон моря и океана.
Зои не раз бывало приходиться в самом пекле шторма, но она никогда не была в этот момент на корабле. В море шторм не кажется таким смертоносным, он лишь качает на волнах, мутит воды и разбивает свои гребни об острые скалы, но даже тогда весь животный мир старается переждать бурю где-нибудь в безопасном месте, ведь все знают, что шторм – это гнев Посейдона. Теперь же Зои предстояло увидеть ураган с другой стороны. Она находилась на судне пиратов, запертая в крохотной каюте, содержимое которой ходило ходуном, как будто в каждый неживой предмет вселилась дьявольская душа. Одной рукой сирена удерживала ослабевшую и еле живую от страха ореаду, другой же самоотверженно колотила дверь. Она никогда и подумать не могла, что сможет принять смерть от моря, ведь это ее стихия, ее дом, ее родное и любимое место. Однако девушка понимала, что если корабль перевернется или превратится в щепки, налетев на подводную скалу, то любой обломок может лишить ее жизни, вонзившись в самое сердце. И не только она может погибнуть сегодня. Вся команда корабля, как бы Зои ее не ненавидела, не заслуживала такой смерти. Даже жестокий капитан, ничего не видящий за пеленой своего гнева, не должен был умереть так. И Тэрра, и Лавина. Все они заслужили жизнь, но бороться за нее казалось практически невозможным, ибо все они крохотные песчинки во власти разгневанного моря. Но надежда ведь умирает последней? И Сирена не теряла ее, продолжая отчаянно колотить в дверь и звать помощь. Страх за собственную жизнь не давал ее душе покоя, она как рыба, выброшенная на берег, хватала воздух ртом и сопротивлялась, веруя, что это поможет ей добраться до воды, поможет ей выжить. Стоит лишь заглянуть в глаза смерти, как сразу все желают жить, даже те, кто всегда проклинал этот бесценный дар богов.
- Не волнуйся, кто-нибудь обязательно услышит нас, - проговорила дрожащим голосом ундина, обращаясь к Лавине, но до конца не понимая, кого успокаивает больше, себя или ее. – Ты не умрешь здесь. Обещаю, ты еще увидишь снежные вершины гор.
Очередной стук по двери и крики о помощи, и вот предсказание Зои сбывается. Дверь и правда распахивается, но несколько неожиданно, отчего обе девушки падают к ногам своего спасителя. Не сразу сирена понимает, кого именно она так опрометчиво называет спасителем в своих мыслях. Радость освобождения ослепляет до той поры, пока резким рывком ее не ставят на ноги. Взгляд чайных глаз встречается с разгневанным взором капитана. Он опять зол, кажется, он никогда не бывает в хорошем расположении духа. Впрочем, сейчас, когда корабль болтает из стороны в стороны, одна за другой волны бросаются на палубу и смерть дышит каждому в затылок, сложно оставаться в прекрасном настроении. Так что Зои не осуждала Конана. Правда, ей показалось, что этот неправедный гнев направлен в ее сторону и от этой мысли у нее все похолодело внутри.
-Спуститесь в трюм, там безопаснее, - приказным тоном рыкнул капитан, отодвигая движением руки Лавину в сторону Тэрры, которая, кстати, тоже была тут. Сердце сирены вновь оживленно забилось, в надежде, что они перетерпят бурю в безопасном месте. Сложно было представить, что Конан настолько расщедрился, что мало того, что выпустил их из этой злосчастной каюты, но и даст возможность переждать шторм в трюме. Однако, как вскоре оказалось, это касалось всех девушек кроме нее. Зои сделала шаг в сторону Лавины и Тэрры, но Конан перегородил ей дорогу, впиваясь яростным взглядом. Более громче он приказал девушкам уйти, при этом, не давая прохода русалке. Сирена испуганным и умоляющим взглядом проводила ореаду, в надежде, что та не оставит ее одну с этим монстром, не уйдет, но у Лавины не было выбора и очень скоро она вместе с Тэррой исчезли из поля зрения. Возвращая испуганный взгляд Конану, дочь моря попятилась назад. Ей было даже сложно представить, что задумал этот страшный человек. Нависая над ней, как коршун, капитан схватил девушку за руку и куда-то потащил.
- Отпусти меня! – Кричала, извиваясь, пленница и ее крик утопал в шуме разгневанного моря. Ноги заплетались, корабль качало так, что равновесие удержать было невозможно. Конан вытащил Зои на палубу, и она ужаснулась, увидев всю силу шторма. Шел сильный дождь, вставая непроходимой стеной. Моряки в отчаянье метались по всему кораблю, пытаясь справиться со стихией и спасти корабль. А волны беспощадно обрушивались снова и снова, ударились о борт, накреняя судно до опасного наклона. Все это было похоже на ад. И она находилась в самом центре этого ада. Конан продолжал тащить упирающуюся Зои к носу корабля. Ей даже на секунду показалось, что он хочет скинуть ее в смертельную пучину, лишь бы замолить богов, лишь бы прекратился шторм. Но нет, он лишь с силой впечатывает ее в леера, заставляя, сморщится от пронзительной боли, и варварски хватает за волосы, поднимая ее лицо к себе.
- Останови это, - шипит он ей в лицо, а она не понимает его, не понимает, что он хочет от нее. Взглянуть на него страшно, его глаза опаснее десяток таких непогод, но Зои пересиливает и заглядывает в эту пучину ярости. Ей страшно, но она пытается быть храброй, пытается смотреть с вызовом. – И я подарю тебе свободу. – Внезапно весь этот шторм для нее замирает, утихает дождь, и даже шум перестает оглушать. Сирена наконец-то понимает, чего варвар хочет и это поражает ее до глубины души. Непоколебимый Конан не требует, он просит, умоляет ее остановить эту бурю, что может унести жизни его друзей и товарищей. Он в отчаянье… Он готов подарить ей свободу, лишь бы спасти всех. Он думает, что это она управляет штормом… Как странно, но это чувство обманчивой власти не приносит Зои удовлетворения или радости. Человек, который принес ей столько зла, практически стоит перед ней на коленях, умоляет, а она не может даже позлорадствовать. Ее душа не способна на такое. – Останови, если тебе дорога жизнь твоей подруги! – Кричит Конан, а сирена продолжает молчать. Когда не помогают уговоры, люди часто прибегают к угрозам, вот только Лавина хоть и стала дорога Зои, она не была ей подругой. Девушки знали друг друга не более суток, однако те обстоятельства, в которые они попали, сплотили их. У них была одна цель – выжить. А потом появилась другая цель, не дать Конану добраться до Осколка неба. И если бы Зои только могла что-то сделать, она бы непременно сделала. Она не хотела, чтобы кто-то погиб на этом корабле, вот только разыгравшийся шторм был не в ее власти…
- Я не могу… - Прошептала девушка, закусывая в отчаянье губу.
- Твоя свобода стоит всех жизней этих невинных людей? – Продолжает свирепствовать капитан, видимо не правильно поняв слова русалки. Он разгневан, зол и вся его ярость обрушивается на испуганную сирену, но она не в силах выдавить из себя даже слова, не в силах доказывать ему, что она тут не причем. - Вот поэтому, я ненавижу таких, как ты! Вы боги и магические существа, равнодушны к людским страданиям. Чувствуешь свое пр- Вот поэтому, я ненавижу таких, как ты! Вы боги и магические существа, равнодушны к людским страданиям. Чувствуешь свое превосходство, наслаждайся моментом.
- Я не могу!!! – С криком, на который ранее была не способна, Зои выплевывает эти слова в лицо своего мучителя. Дождь хлестает ее по лицу, мокрая одежда прилипла к телу, но на все это ей сейчас плевать. Ей противны оскорбления Конана, которых она не заслужила, но он слишком слеп, чтобы услышать ее, чтобы понять очевидное. Она не настолько бессердечна, чтобы утопить всех этих людей, и себя в придачу, лишь бы насолить этому варвару. Не настолько… И как, оказалось, ей совершенно не нужно чувствовать власть над Конаном, превосходство, как он выразился. Зои хочет того же, что и все! Выжить… Она начинает быстро думать. Может капитан и считает, что она заварила эту кашу, но в чем-то он прав. Она дочь моря, она знает эту стихию лучше кого-либо, и только она может понять причину этой бурю. Посейдон не на шутку зол, но что могло его так разозлить? Одна похищенная русалка? Нет, для него она практически ничего не значит. Всемогущий бог не стал бы устраивать все это ради нее одной. Причина здесь другая, более глубокая и весомая. Осколок! Ну, конечно же! Боги сделают все, лишь бы смертный не добрался до могущественного артефакта. – Хочешь спасти своих людей? – Выкрикивает она в спину отошедшего от нее Конана. – Поворачивай корабль и …
Зои не успевает договорить. Своими словами она привлекла к себе внимание капитана, завладела им, и он не заметил, как на него обрушился утяжелитель с мачты. Удар пришелся прямо на голову. Варвар пошатнулся, глаза его перестали наводить резкость и именно в этот момент, когда он окончательно ослабел, корабль подпрыгнул на волне.
- Конан!!! – Закричала сирена, пытаясь ухватить мужчину за руку, но его безжизненное тело уже перевалилось через бортик и упало в воду. Зои вцепилась в леера, наполовину перегибаясь за борт, взволнованным взглядом пытаясь найти капитана в темной воде. Его нигде не было… Море поглотило его. Русалка схватилась за голову, запутываясь пальцами в волосах и не понимая, что же ей делать. Затуманенным взглядом она увидела Питта, что срывал с себя мокрую одежду и рвался в пучину за лучшим другом, но другие моряки удерживали его, говоря, что там он погибнет. Еще никогда Зои не видела болезненных рыданий мужчины, бравого моряка, Питт не находил утешения. Конан – чудовище, бессердечный мужлан и он ненавидит все, что связано с богами, так почему она должна спасти его? Зачем ему дарить вторую жизнь, когда он все равно отправится на поиски осколка и погубит им всех богов? Чего ей стоит просто нырнуть в воду и уплыть от этого корабля навсегда, позволив ему, в конце концов, найти покой на дне морском? Зои закусывает губу и до боли в ладонях зажимает леера. Каким бы Конан не был, она не может позволить ему погибнуть. Ни на ее глазах… Ни из-за нее… Он капитан. Без него корабль погибнет, без него погибнут Лавина и Тэрра, без него погибнут невинные люди…
- К черту!
Уже не отдавая себе отчета, одним рывком сирена сдергивает с себя грязную и мокрую тунику, забирается на бортик и прыгает в воду. О, как же приятно чувствовать на своей коже прохладу моря, всю его соль. Наконец-то, она снова в своей стихии. Дома! Даже дышать тут легче. Вода обволокла все ее тело, ноги сплелись, превращаясь в рыбий хвост, а обнаженную грудь скрыла переливающаяся чешуя. Первым желанием, которое буквально заглушало все сознание, было просто уплыть подальше от всего этого безумия. Но потом сердце, наполовину человеческое, не позволило ей поступить так опрометчиво. Зои уходит глубже в поисках Конана. Под водой она видит хорошо, но сейчас шторм, и волны подняли песок, все стало мутным. Русалка спускается до самого дна, но даже тут не может отыскать бравого капитана. Ей приходится уплыть назад, предположив, что течение могло унести его тело. И вот, наконец, она его находит. Бездыханное, словно кукольное, тело запуталось в водорослях и крохотные пузырьки воздуха с остатками жизни поднимаются на поверхность. Что было сил, сирена бросается к Конану. Ей не сразу удается распутать его, проклятые водоросли так и норовят оставить его здесь. Когда же освободить варвара удается, Зои уже не верит, что его можно спасти, но она все равно обнимает его руками за торс и тянет вверх, на поверхность. Вынырнув, девушка понимает, что корабль уже ушел вперед и ей приходится тащить не слишком легкое тело к судну. Питт первым их замечает и начинает метаться по палубе в поисках веревки. Довольно быстро ему удается ее найти, и он кидает ее в воду, в сторону приблизившийся русалки с телом его лучшего друга. Зои обматывает конец веревки на торсе Конана, завязывает крепким узлом и берет его лицо в руки. Несколько секунд она смотрит на закрытые глаза, приоткрытые губы и совершенно спокойное, невинное лицо бессознательного капитана. Она спасла его, но сейчас ей надо уплыть… Она свободна…И она непременно сделала бы это, если бы… Подарив вторую жизнь Конану, Зои снова дала ему возможность найти осколок, а значит предала богов. Он погубит всех бессмертных из-за ее мягкого сердца… Она не может ему этого позволить. Крепко ухватившись за его шею, сирена сделала свой выбор и стала медленно подниматься вместе с Конаном на корабль. Матросы и Питт вытащили их, обрушивая их слабые тела на палубу.
- Он не дышит! – В панике закричал Питт, осматривая своего друга.
- Спасайте корабль! – Прикрикнула на него сирена. – Ты нужен команде. Я позабочусь о нем…
Не сразу лучший друг варвара послушался дочь океана, но, в конце концов, сдался и отправился занимать своими делами, вручая жизнь Конана в руки Зои.
- Ты чудовище! Я не должна спасать тебе жизнь! – Прошептала она, заглядывая в лицо капитана. Но выбор она уже сделала давным-давно, еще тогда, когда спрыгнула с бортика, чтобы спасти его. Теперь отступать поздно. – Не заставляй меня пожалеть об этом…
С силой сирена нажала три раза на грудь Конана, а затем припала к его губам, вдыхая в его тело жизнь. Снова и снова она повторяла эти движения, пока мужчина, наконец, не вздрогнул, не перевернулся на бок, выплевывая воду, что проникла в него. Прикрыв глаза, девушка смогла вздохнуть с облегчением. Она сильно испугалась за Конана и только сейчас начала это осознавать. Когда же ничего непонимающим взглядом капитан посмотрел на нее, она лишь мотнула головой.
- Не в моих силах устраивать шторм. Я не могла и не могу его остановить. Это ты едва не погубил своих людей, Посейдон гневается не потому, что ты похитил русалку, а потому что ты идешь за его смертью. – Она схватила его за руку, тяжело дыша, и впилась взглядом. – Он сделает все, чтобы тебя остановить. Если ты хочешь спасти всех нас, тебе придется найти силы и встать за штурвал. Иначе мы найдем свою погибель в той воронке…
Взглядом Зои указала на огромную водоворот, что вставала на пути у судна. Ничего подобного никто на корабле не видел. Эта воронка непременно затянет корабль, если только умелый капитан не сможет их спасти свой корабль...




Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 88
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.04.14 09:36. Заголовок: у всех моих партнеро..


Скрытый текст


Лавина молила богов о том, что бы они послали им спасение. В своих мыслях обращалась к ним. Но не была уверена, что эти самые боги услышат её молитвы. Они давно забыли о тех, кого создали. Девушка чувствовала поддержку ундины и была её благодарна за это. Потому, что страх практически парализовал её. Голос Зои прозвучал для Лавины словно мантра. Она взглянула в глаза своей подруги по несчастью, и казалось, увидела в их глубине вершины снежных гор, почувствовала прикосновение морозного горного ветерка, который просто ласкает её длинные волосы, приятно охлаждала кожу. Но это было лишь видение, лишь её фантазия. Фантазия, которая длилась несколько коротких минут. Брюнетка тряхнула головой и именно в этот момент дверь распахнулась и ореада потеряла равновесие. Она взмахнула руками и полетела на пол, рядом оказалась русалка. Перед собой она видела две пары ног Конана и Тэрры. Значит, капитан все же решил сжалиться над своими узницами. Радость была лишь минутным явлением. Мужчина схватил её за шиворот и поставил на ноги. Это было просто хамское поведение, но разве у неё было право возражать? Девушка лишь смотрела на троих своих спутников. Конан отодвинул её в сторону, словно она была неодушевленным предметом. Ореада при очередном толчке прижалась к стене, которая разделяла коридор с комнатой, которая была тюрьмой для волшебных созданий. Набравшись смелости, она взглянула в лицо капитану судна и тут же почувствовала, как внутри все сжалось, а сердце упало вниз. Его нельзя было назвать раздраженным или злым. Он был просто в ярости от всего происходящего, словно узницы были виноваты во всем происходящем. Конечно, он мог обвинить их, но ни в чем девушки были не виноваты. Ярость ослепляет. Она мешает мыслить логически и беспристрастно. Сейчас этот огромный мужчина был ослеплен своей яростью и неизвестно, чем это все может для них закончиться. Эта ярость пугала брюнетку, она словно подавляла волю. Мужчина прикрикнул на светловолосую девушку, отправляя их вниз по ступенькам в трюм. Сама же темноволосая нимфа замерла возле стены. Она видела, как капитан подтолкнул Тэрру, а потом прикрикнул и на неё. От этого простого слова она замерла и сжалась, желая стать невидимкой.
Девушка, которая была с Конаном пришла в себя быстрее и её тонкие пальцы схватили запястье ореады. Она потащила нимфу за собой вниз по ступенькам. Лавина послушно пошла следом, словно она была марионеткой в чужих руках. Да она и была. С тех самых пор как девушка стала пленницей, ней просто руководили. Она же послушно выполняла все эти вещи с замиранием сердца. Сейчас шла следом за Тэррой. Лишь спустившись на пару ступенек, она замерла и повернула голову. Бросила взгляд на Зои, которая осталась мужчиной.
- Зои! – едва слышно прошептали её губы, но ундина уже скрылась с её глаз, а Тэра тащила её за собой. Они сбежали вниз по ступенькам. Светловолосая девушка тащила её следом и вскоре обе оказались в трюме. Её руку отпустили, та безвольно повисла вдоль тела. Лавина часто дышала и едва держала равновесие от того, что корабль постоянно подбрасывало на волнах. Крики с палубы тут были едва слышны. Они притуплялись и не так пугали. Все же паника не покидала её. Она лишь сейчас отошла на второй план из-за беспокойства за подругу. Конан был слишком непредсказуем, словно ветер. То он был тих и спокоен, то был похож на ураганный ветер, который все сметал на своем пути. Сейчас на это корабле было две стихии. Она морская, которая не желала подпустить их близко к цели. Вторая стихия это сам капитан этого корабля. Сейчас она затруднялась даже сказать, какая из этих стихий может быть опасней.
Брюнетка бросила взгляд на вторую девушку. Она сидела возле стены, прижав колени к груди, раскачивалась в такт колебаниям корабля. Выглядела она скверно. Потом подняла свой взгляд на ореаду. В нем можно было увидеть уверенность, по крайней мере, в том, что касалось следующих слов:
- Не переживай. Конан ничего ей не сделает. – она говорила уверено, но создавалось впечатление, что при этом пыталась и сама себя уверить в этом. Ещё один толчок судна и девушку сбивает с ног. Она с громким криком падает вниз и приземляется на пятую точку. По телу пробегает волна боли. Ей казалось, что шторм лишь усиливается, а пребывание в трюме могло показаться ошибкой. Ведь скрип досок, под ударами волн был таким жалобным, что казалось, будто они сейчас треснут и соленая вода бурным потоком ворвется в трюмы, наполняя их. Спустя пару минут, она услышала бормотание. Тэрра сидела все там же только на этот раз сжалась в комочек. Ореада прислушалась.
- Все заново. Другой корабль. Другие люди. Снова шторм. – Лавина с удивлением слушала девушку. Узнице этого судна не пришлось узнать историю, благодаря которой Тэрра оказалась здесь. Вот только в отличии от Зои, да и самой темноволосой нимфы, она не была похожа на узницу. Могла свободно передвигаться. Только вот это бормотание говорило о том, что она взошла на борт уже после отплытия судна. Но ведь сейчас не в этом дело. Тэрра боялась. Эта смелая девушка, которая находила в себе силы противостоять капитану, а сейчас она сдалась. Поддалась своим эмоциям. Сделала то, что и ореада. То, что сейчас испытывала Лавина, было не жалостью, она скорее сострадание. Девушка нашла в себе силы подползти к Тэрры и накрыла её руки своими. Потом посмотрела в глаза.
- С нами ничего не случится. – она хотела говорить уверенно. Но голос был не таким уж и уверенным. «Прошу тебя голос не дрожи. Я не должна пугать я ещё больше». – темноволосая обращалась к самой себе. Но у неё не было той непоколебимой уверенности сирены. Была бы её подруга сейчас здесь, она бы была бы более уверенной в том, что все будет хорошо. Внезапно корабль довольно сильно подбросило и судно жалобно пискнуло. У нимфы создалось впечатление, что они во что-то врезались. Либо в них что-то врезалось. Кровь в её жилах словно замерзла, по спине прошел ледяной озноб. Она вспомнила слова Аполлона, которые слышала лишь однажды. Тогда ореада не обратила внимания на них, ведь в те времена брюнетка и не думала о путешествии к Слезе Зевса.
- О, боги. – она знала, что ничего это не изменит, но нужно было рассказать другим. Предупредить об опасности, которая грозит всем, кто был на корабле. – Нам нужно на палубу. Я должна предупредить их. – проговорила девушка обращаясь к Тэрре. Она взглянула в её глаза. – Прошу найди в себе силы. Нам нужно идти. – девушка поднялась на ноги и протянула девушке руку в надежде, что та примет её. Тэрра протянула свою руку и вложила её в ладонь ореады. Брюнетка помогла ей подняться и вскоре обе девушки стали подниматься на палубу. Где она нашла в себе силы и смелость Лавина не знала. Но она действовала так, как считала нужным. Была уверена, что будь сейчас тут Зои, она бы поступила также. Обе девушки поднялись на палубу. Остатки одежды и волосы трепетали под порывами ветра. Она осмотрелась. Увидев свою подругу и капитана, девушка бросилась к ним, при этом нимфа не отпускала руки Тэрры, что бы быть уверенной, что она рядом. Поравнявшись с Конаном и ундиной, нимфа заговорила:
- Нам нужно поворачивать корабль. – её голос прерывался из-за сбитого дыхания. Все тело ореады пробивала дрожь. – Это не просто шторм. Он лишь предвестник более страшной беды. Аполлон говорил, что у острова есть защитник, который живет в морских глубинах…. – она запнулась, когда её взгляд остановился на воронке. Ореада опоздала со своим предупреждением.


________________________________________

Физическое состояние: тело побаливает от полученных ударов во время шторма
Моральное состояние: испугана и растеряна
Одета: так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 53
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.04.14 13:57. Заголовок: Резкий удар по голов..


Резкий удар по голове, в одно мгновение отрубил киммерийца от реально мира, отправив на границу между жизнью и смертью, прямиком в объятия водной пучины. Посейдон отправил за дерзким пиратом саму смерть, дабы защитить братьев и сестер, от собственной погибели. Конан не был угрозой для бессмертных, до тех пор, пока не бросил им вызов, полный дерзости и решимости. Не стоило ставить на колени того, кто помрет, но ни за что не опустить на колени, свесив голову к чьим-либо ногам. Не важно, люди это или боги, он свободен, и никто не имеет права лишать его законного права выбора. Чем дольше он находился под водой, тем меньше было шансов на возвращение к жизни, легкие наполнялись водой, а течение относило обмякшее тело, лишенного сознания. Команда между тем продолжала бороться со стихией, а те, кто видела падение капитана, изо всех сил, пытались отыскать его сквозь бушующие волны. Прыгать в слепую, было равносильно самоубийству, это понимали матросы, удерживая Питта от глупости. Наполовину заполненные легкие, тянули ко дну, а водоросли, которых по случайности коснулась нога капитана, тут же опутали вокруг щиколотки, удерживая угрозу богам ближе ко дну. Шансы на спасение были равны нулю, если бы не решение русалки о котором киммериец узнает позже. Попытки Зои вернуть Конана к жизни увенчались успехом, с каждым вдохом воздуха, который исходил из теплых губ серены, он возвращался в реальность, и наконец, резкий толчок воды изнутри, заставил его повернуться на бок, выплевывая соленую воду. Первые несколько секунд варвар жадно глотал воздух губами, а когда дыхание пришло в норму он, перевел взгляд на девушку. Он его взгляда не ускользнуло, напуганное лицо ундины, но и Конан с трудом понимал смысл ее поступка.
- Не в моих силах устраивать шторм. Я не могла и не могу его остановить. Это ты едва не погубил своих людей, Посейдон гневается не потому, что ты похитил русалку, а потому что ты идешь за его смертью. - произнесла она, а следом схватила мужчину за руку, смотря точно в карие глаза киммерийца. – Он сделает все, чтобы тебя остановить. Если ты хочешь спасти всех нас, тебе придется найти силы и встать за штурвал. Иначе мы найдем свою погибель в той воронке… - Конан проследил за взглядом русалки, она была права, Посейдон будет пытаться остановить варвара. Гигант лишь молча, одарил девушку, серьезным взглядом, а после поднялся на ноги, лишь на секунду обернувшись на русалку, за спиной которой увидел нимфу и Терру. Они ослушались приказа, и капитан обязательно проведет с ними беседу, если им удастся выжить.
- Нам нужно поворачивать корабль. Это не просто шторм. Он лишь предвестник более страшной беды. Аполлон говорил, что у острова есть защитник, который живет в морских глубинах. - на одном дыхании проговорила нимфа.
- Посейдон уже упустил свой шанс, погубить нас - нахмурив брови, проговорил он, а следом схватился рукой, за пролетающий мимо канат, который доставил капитана к штурвалу.
Соленые брызги то и дело били по лицу, причиняя не самые приятные ощущения, а сильный дождь застилал глаза, мешая ясному взгляду, смотреть вперед. Сильные руки, обхватили деревянное колесо, направляя движение корвета. Воронка закручивалась все сильнее, грозя утащить корабль к морскому дьяволу, и заживо похоронить всех кто находился на судне. Но нет, пират не упустит своего, неспроста Посейдону не удалось погубить киммерийского сына. Мифы созданы для того, чтобы пугать слабых, или для того, чтобы обретать реальность перед встречей с сильными. Корабль шатало из стороны в сторону, тяжелые волны подбивали то по правому борту то по левому, словно специально подталкивая корвет в жерло воронки. Выбраться казалось невозможным. Питт собрал матросов и те засели к веслам, по команде капитана, работал то правый то левый фланг, наряду с ним, бацман и еще несколько матросов расправляли и собирали паруса, а Конан продолжал вращать штурвалом, не давая кораблю попасть в водоворот. Корабль постепенно стал выбираться из воронки, однако кто-то или что-то, подтолкнуло корвет к середине, превращая все старания матросов в бессмысленные потуги.
- Черт - процедил варвар, наблюдая, как корабль продолжает сносить. Резкий поворот руля, команда сушить весла по левому борту и работать в полную мощь правым, все-таки вытащила судно из воронки, отбросив в сторону на безопасное расстояние. Но миновав вторую из угроз, радоваться не приходилось. В один миг корвет застыл на месте, матросы отчаянно работали веслами, но все было бесполезно, ощущение было сравнимо с тем, что судно село на мель, что было, мало вероятно. Конан пристально прислушивался к шуму воды, который словно бы по волшебству притих, волны уже не хлестали по корвету, и дождь прекратился. Затишье перед бурей, вот, как можно было бы описать эту устрашающую тишину. Взгляд карих глаз скользнул через борт, когда под ногами чуть пошатнулся пол. Доски скрипнули, и в следующий же миг, огромные щупальца не торопясь стали поглаживать корабль, подготавливая того к вечному сну на дне океана.
- Кракен! - вырвалось глухим ревом из груди варвара. Кракен - это одно из чудовищ Посейдона, которым пугают и детей и молодых матросов, но лишь некоторым доводилось встречаться с ним, и лишь единицам выживать. Команда пиратского судна застыла в ожидании смерти, но крик Конана привел их в чувства, заставляя действовать. Одни стали разматывать веревки, другие сворачивать расправленные паруса, третьи раздавали в руки оружие каждому. Сражения не избежать. Скрип досок под ногами, оповещал о скорой атаке, монстра бога моря, но и Конан был готов принять этот вызов.
- Питт , готовь наш подарок - проговорил варвар хриплым голосом. Правая рука капитана, в компании нескольких матросов, поспешила вниз, остальным же придется сдерживать Кракена, пока Питт подготовит оружие. В одну секунду, корвет развернуло по кругу, сбивая с ног каждого, и пронося матросов по палубе, киммериец же мертвой хваткой сжимал в одной руке канат, в другой тяжелый меч. В следующий же миг, огромные щупальца кальмара, обволакивали судно со всех сторон, заставляя доски скрипеть и трескаться. Размахнувшись мечом, варвар со всей силы, вонзил его по самую рукоять в приближающуюся «руку» монстра, заставляя ее съежиться от боли, следом не выпуская каната из рук, побежал в сторону девиц, которых, по всей видимости, охватил страх на столько, что все трое сидели в одном углу. Конан свирепо окинул всех троих, словно бы говоря им «нечего было выползать из укрытия», но промолчал, поучительные речи, оставив напоследок. Если им, конечно, удастся выжить. Очередной толчок, оповестил о сжатии корабля, а в миг, вздыбленные волны, ударившие в корвет, говорили о погружении корабля в глубинно, что было недопустимо. По команде капитана, моряки принялись атаковать незваного гостя. Одна из «рук» едва ли не нанесла удар по черноволосому пирату, но тот во время пригнулся, а следом перекрыл мечом конечность вражеской нежити, защищая женщин от мощного удара. Отправлять девиц в трюм было бесполезным, к тому же, как бы странно это ни звучало, безопаснее было на палубе. Питт и матросы выкатили на палубу увесистую бочку, с неким содержимым.
- я должен подобраться ближе -проговорил Конан. Он отдал канат, что держав в руке русалке. - держитесь крепче - только и успел произнести варвар, как со следующим толчком, прокатился по палубе на пятках, сокращая расстояния до Питта и матросов. Отдав напарнику свой меч, киммериец, обвязал вокруг бочки веревку, а следом начал продвигаться к корме корабля, именно там, должна находиться голова Кракена.




Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 70
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.04.14 12:49. Заголовок: Девчонки, я немного ..


Скрытый текст



 цитата:
Море само по себе тайна. Оно — пространство, где соприкасаются между собой мир живущих и мир мёртвых.



Зои впервые видела море таким разгневанным и яростным. Проливной дождь ронял крупные капли, оставляя глубокие следы на воде. На мачте и в парусах ревел сильный ветер, шумели накатывающиеся волны, и с плеском скатывалась за борт вода. Обрушивающиеся гребни вырисовывали контуры черных волн, которые шли и шли зловещей чередой. Корабль сильно накренился, ветер вновь засвистел, а шкоты натянулись, как струны. Короткие, крутые и безжалостные волны продолжали биться о судно. Это было весьма впечатляющее зрелище, и возможно Зои смогла бы найти в этом своеобразную красоту непокорной стихии, если бы каждую секунду ее жизни не угрожала смертельная опасность. Шторм разошелся не на шутку и с каждым мгновением только набирал силы, не собираясь утихать. Море впервые показалось сирене таким безжалостным. За ранним дружелюбием и лаской оно скрывало свою ненависть, только и ждало, когда кто-то совершит оплошность, чтобы с радостью накинуться. Легко и бездушно пытается убить неосторожных и глупых людей, не знает милосердия и никогда не прощает. И Зои вдруг поняла - обратной дороги нет. Есть только жалкие попытки выжить, сопротивляться шторму. Как же быстро море из самого дорогого и любимого превратилось в противника, которого теперь приходилось держать на расстоянии, дабы предвидеть его действия. Помимо шторма сирену сильно волновала воронка, образовавшаяся прямо по курсу скрипящего судна. Если ее не обойти, то море непременно поглотит корабль со всем его содержимым. Конан оказался не только живучим, но и сообразительным. До него моментально дошел смысл слов русалки, которая пыталась предупредить об опасности и призывала к немедленным действиям. Двухметровый капитан тут же вскочил на ноги, чтобы отправится к штурвалу, но сильный толчок заставил его остановиться. Зои едва удержалась на месте, вцепившись пальцами в какой-то канат. Корабль словно напоролся на рифы, коим не откуда было здесь взяться. Как будто врезался во что-то. Или в кого-то… Сирена подняла непонимающий взгляд на Конана, он едва устоял на ногах и тоже не осознавал, что произошло. В этот момент на палубе появилась перепуганная Лавина, крепко держа за руку растерянную и очень усталую Тэрру.
- Нам нужно поворачивать корабль. – Дрожащим голосом поведала ореада, смертельно побледнев. – Это не просто шторм. Он лишь предвестник более страшной беды. Аполлон говорил, что у острова есть защитник, который живет в морских глубинах…
- Защитник? – Удивленно переспросила Зои, но ответа так и не получила, Лавина моментально потеряла дар речи, заприметив впереди корабля воронку. Конан осознав всю серьезность ситуации, ловко схватился за пролетающий мимо канат и взлетел над палубой. Довольно эффектно и быстро он оказался возле штурвала, крепко захватывая рукоятки и выкручивая колесо. Корабль завалился на бок, нос начал резко уходить вправо. Зои схватилась за какой-то канат, чтобы не сползти обратно в море, ее подругам по несчастью тоже пришлось за что-то в спасении уцепиться. Волны обрушивались на корабль одна за другой, не давая возможности перевести дыхания. У сирены не было возможности обсохнуть, соленая вода то и дело обдавала ее тело, и из-за этого рыбий хвост не исчезал. Девушки, пытаясь хоть как-то удержаться, наблюдали за действиями капитана, команды и корабля. Не без малых усилий Конану почти удалось вывести судно из воронки, но вдруг кто-то под водой подтолкнул корвет обратно в середину воронки. «Защитник острова» - пронеслось в голове сирены. Она не предполагала, что киммериец так быстро доберется до острова, впрочем, заветный кусочек суши еще не было видно. Капитану удалось во второй раз вырвать свое судно из опасной воронки. Корабль попытался отойти на безопасное расстояние, однако вдруг все как по волшебству стихло. Ветер, волны и даже дождь прекратил лить. Это было странно и не свойственно шторму. Вся команда застыла в растерянности, а Зои схватилась за поручень и подтянулась. Стоять она не могла, поэтому в висячем положении, упираясь на локти, пыталась высмотреть в темной воде существо, что ранее пыталось их погубить. Сначала ничего не было видно, и сирена даже подумала, что беда миновала, но потом огромные щупальцы начали ползти вверх по днищу корабля. Зои вскрикнула от ужаса, отталкиваясь от лееров. Она упала на спину и в ужасе сжалась, под рыдающий скрип корабля. Кракен начинал атаку, а на палубе росла паника. Матросы бегали туда-сюда, сталкивались друг с другом и лишь самые стойкие еще слушались приказа капитана. Зои, Лавина и Тэрра продолжали находиться в одном месте, когда до них донесся крик Конана о каком-то подарке. Сирена ничего не поняла, да и сложно было в такой ситуации. Она дрожала, как осенний лист. Никогда ей не приходилось встречаться в море с кракеном и она даже боялась представить какое огромное чудовище скрывает под собой вода. Через несколько минут щупальцы чудовища уже обхватили корабль со всех сторон. Команда пыталась с ним бороться, но это было бесполезно. Вонзить меч в такую мясистую щупальцу, как уколоть иголкой палец.
-Надо уходить отсюда, - пытаясь перекричать шум, обратилась Зои к Тэрре и Лавине. Здесь, на палубе, они были легкой добычей для кракена, а учитывая, что ничем помочь Конану не могли, то наилучшим вариантом было спрятаться в безопасном месте. Только вот где на корабле, который пожирает кракен, есть безопасное место? Впрочем, попытаться стоило. Девушки попробовали покинуть свой угол, в котором до этого сидели, но вдруг чем-то разозленный кракен взревел и так сильно тряхнул корабль, что сирена, ореада и танцовщица просто взлетели в воздух. Их крик лезвием прошелся по слуху остальных. Полет оказался не долгим, и очень скоро Зои болезненно приземлилась обратно на палубу. Она моментально об этом забыла, когда щупалец попытался обвить ее талию. Сирена отползла подальше и оказалась рядом с Тэррой, а вот Лавины нигде не было. – А где…? – Не успела русалка договорить, как женский крик заставил ее повернуть голову. Прекрасная повелительница гор внезапно оказалась пленницей кракена. Сильный щупалец веревкой обвивал ее талию и приподнимал над кораблем и морем. – О Боги! – Прошептала ошарашенно Зои, не в силах отвести взгляда от несчастной Лавины. Подсознательно она понимала, что нужно быстрее что-то предпринять, иначе ее подруга погибнет, но шок был настолько силен, что буквально парализовал. Краем глаза сирена заметила, как Питт по приказу своего капитана вытащил несколько бочек из трюма. Что было внутри них, она не знала, но начинала догадываться, что там что-то взрывоопасное. – Тэрра! – В панике закричала русалка, хватаясь за плечи танцовщицы. В момент смертельной опасности, все обиды были забыты. – Попытайся добраться до Конана, останови его. Они не могут взорвать кракена, мы должны сначала спасти Лавину.
Зои встряхнула Тэрру за плечи и только, когда убедилась, что та поняла смысл сказанных слов, отпустила ее. Танцовщица не стала медлить и, пытаясь перебороть свой страх, стала пробираться в самое пекло сражения к капитану корабля. Сирена же с дико бьющимся сердцем подтянулась на леерах и перевалилась за борт, возвращаясь в море, где ее ждал кракен.







Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 627
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.05.14 11:56. Заголовок: пост не дописан Шти..




 цитата:
Штиль. Паутина снастей не поймала ни ветра, ни юнги, ни мухи…
Штиль. Паруса – как мешки под глазами у кока, как саван старухи…
Штиль… Оплывая в поту, мы похожи на свечи по собственным душам…
Штиль… Чем на этой картине в прихожей у Бога – так лучше в аду жить.



В темноте трюма терялись очертания решёток, уходившие в пустоту сумрака. Идти уже не куда, танцовщица выпустила руку нимфы и по стенке сползла вниз.И дня не прошло, но вот уже новый шторм показался из за горизонта. Он как голодный зверь гонится за ней. Грызёт смолёные доски снаружи, рычит и плюётся пеной. Невыносимо слушать бушующие тонны воды, но из всех существующих песен в голову лезла единственная, беспокойная, про штиль.
-- С нами ничего не случится.- Тэрра подняла глаза на голос и зачарованно уставилась на девушку.
-- В прошлый раз я тоже так думала. И только Конан ничего не думал, а вытащил меня с того света.
Громыхание досок и настойчивое баюканье для тех, кто не собирается спать, снова не давало покоя и девушка в который раз упорно крутила в голове песенку про штиль, когда нимфа вдруг воскликнула.
Она звала за собой, переживала и протягивала руку, и Тэрра даже забыла на время о своей безумной боязни. Она ещё сомневалась, но когда её рука оказалась в ладони брюнетки, та потащила по ступенькам наверх с такой силой, что сомневаться пришлось только в одном - что страшнее: шторм или Конан, узнавший, что его опять не послушали.
Наверху шатало сильнее и вода лилась со всех сторон. Юбка моментально намокла, а ноги озябли. Тэрра крепко держалась за руку неожиданно уверенной Лавины больше не для стойкости, а для того, чтобы случайно не убежать обратно в трюм. Желание убежать было особенно сильным, когда Конан случайно нашёл их взглядом и без того сосредоточенный и злой, он теперь метал искры и молнии. Танцовщица стояла, прижимаясь к ближайшей стенке с трудом понимая слова нимфы об Аполлоне, острове и защитнике. Не к месту наконец-то вспомнился второй куплет песни.


 цитата:
Штиль. Впереди островок истекает ручьями, как полная фляга.
Штиль. Мы везем ему флаг потому что негоже быть без флага.
Штиль. И везет ему флаг, на котором – три лилии, бриг из Тортуги.
Штиль. И испанский фрегат с той же целью, заметьте, маячит на юге.



Слова песни потихоньку растворялись в сознании, когда Тэрра увидела воронку, в которую тянуло корабль. Медленно но верно судно кренило вбок, окатывая всё новыми валами воды. Танцовцица за что-то уцепилась, чуть не разорвавшись между снастями и Лавиной, которую всё ещё держала за руку мёртвой хваткой. Она просто забыла, как можно не держать кого-то, кто рядом. Русалку мотало из стороны в сторону, хлестая тяжёлым хвостом о палубу. Всё же как она его меняет? Любопытству даже в дикий шторм не оставляло маленькую циркачку. Ещё интересней было узнать откуда в море берутся такие вот воронки! И чем же она таким провинилась, что снова угодила в бурю, и снова паника, крики, брызги и охрипшие команды. Правда теперь их трое, девушкек, которые могут хоть чем-то друг другу помочь.
Внезапно всё замерло, будто режиссёр остановил прогон спектакля,чтоб исправить что-то в тексте. Все люди - матрос и девушки, остановились в нерешительности. и что самое удивительное - покоряясь невидимому режиссёру остановился корабль и шторм. Скатилась с борта последняя волна, а другой за ней не последовало! В воздухе воняло таким жутким подвохом, что каждый ощущал его совершенно отчётливо.
Когда с разных сторон ввысь потянулись огромные щупальца, Тэрра забыла о существовании реальности. Такого не бывает, просто не бывает! Какая ужасная сцена. Но чудище не было декорацией, оно было самым настоящим. Вместе с нарастающими криками паники бешено заколотилось сердце. Кровь громко пульсировала в груди, не давая глубоко вдохнуть.
-Надо уходить отсюда,- донёсся голос сирены. Она всё ещё неуклюже перекатывалась по палубе, и Тэрре с Лавиной никак не удавалось её схватить. Где на корабле окружённом чудищем можно было спрятаться, танцовщица точно не знала. Лично ей хотелось оказаться поближе к Конану, хотя бы в пределах видимости. Только он казался хоть каким-то шансом уцелеть. Только женщины смогли объединиться, как корабль тряхнуло с такой силой, что все трое взлетели в воздух. Крик взлетел ввысь и обогнул мачты, но его, кажется, никто даже не заметил.
Танцовщица умудрилась приземлиться на ноги, рядом тяжело упала русалка, тут же визжа скользнула в сторону. Они переглянулись, чего-то не хватало. Женский крик всё расставил по местам, нимфа парила в воздухе, поднятая одним из чудовищных щупалец, слишком высоко, чтоб хотя бы допрыгнуть до неё.
Сирена что-то кричала, а Тэрра даже не сразу поняла, что это касается её. Она болталась в руках бронзовокожей дочери моря и постепенно понимала смысл слов. Конан, кракен, Лавина.
Девушка выпрямилась. адреналин в крови выливался в истеричную злость. Ну почему все на этом корабле в курсе, куда они плыли и зачем, все знают кракена, будто пьют с ним пиво по выходным. И только одна она - танцовщица, которая случайно оказалась на пиратском судне,- не знает ничего ни об острове, ни о рассказах Аполлона, ни о кракене с воронками, будь они неладны! Отправиться к Конану? Почему бы и нет.
На палубу упал кусок мокрой тряпки, это нижний ярус юбки, который Тэрра отодрала, помогая себе зубами. Юбка была слишком мокрой, большой и тяжёлой, а теперь, заканчиваясь чуть выше коленей, совсем не стесняла движения. Разгорячённость помогала собрать все силы и умения в кулак. Сорвавшись с места, девушка рванула вперёд, едва касаясь босыми холодными ногами мокрой палубы. Перепрыгивая через преграды и ныряя под неизвестные балки, цепляясь за канаты и перемахнув пару раз через неожиданно возникающие щупальца. Корабль качало в объятиях морского чудовища, но циркачка больше не теряла равновесия, вседа оставаясь на ногах, будто и на них росли круглые присоски, не отпускающие влажные доски палубы. В этот раз она не пойдёт ко дну, даже если придётся забраться на самую верхушку высокой мачты, а оттуда перепрыгнуть на облака. И как бы не ругался Конан - в трюм она сейчас точно не вернётся.
Конан внезапно оказался совсем близко, несколько отбежавших моряков открыли взору капитана, который трудился у кормы. Как же божественно играли мышцы на его широкой спине, от этого у Тэрры даже прибавилось духу.
- Русалку смыло в море, а вторую схватила вот эта тварь! - звонко крикнула девушка, указывая за борт.-Что делать?!.
Девушка уверенно буравила взглядом капитана пиратов, попутно уворачиваясь от людей и канатов снующих мимо неё, а там, далеко позади, где юркнула в воду сирена, кракену надоело махать в воздухе беззащитной девушкой, и он потянул щупальце с добычей под воду.




Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: непонятное...
Одет(а): длинная юбка, топ
С собой: плащ

- Ты танцовщица?
- Да! Ты узнал это по грациозным движениям?
- Нет, по грязным пяткам.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 59
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.05.14 14:24. Заголовок: Капитан судна уже не..


Капитан судна уже не раз побывал в штормах, и даже успел потерять в одном из них свой корабль. Стихия не щадит слабых, но с уважением относится к сильным, обрушивая на противника весь свой арсенал. Оружие было готово отправится по назначению, но внезапная тишина на корабле насторожила всю команду, включая капитана. Варвар внимательно смотрел в воду, пытаясь разглядеть того наглого монстра, что беспощадно душит своими щупальцами его драгоценный корвет, с которым брюнет совершенно не собирался расставаться в ближайшее время. Но чем сильнее противник, тем приятнее победа над ним, а потому пират с интересом ожидал нового появления "защитника бессмертных".
- Ну где же ты, тот на кого бессмертные возложили столь тяжелую ношу - думал он про себя, в очередной раз, удивляясь, насколько же слабыми были боги. Вместо того чтобы самим появится на судне и попытать счастье сразить варвара, они возложили все ответственность охраны слезы на голову этого несчастного кракена. Как и ожидал Конан, монстр атаковал, принося с собой ужас его команде, но реакция бывалых моряков помогла новичкам выйти их ступора и сражаться за свои жизни. Капитан должен быть собран, не время для паники, самое время для действий, которые погубят, подводного врага. Быстро совершив небольшие манипуляции с висящим канатом, варвар приготовился отправить их драгоценный подарок прямиком в пасть чудовища. За всеми этими действиями он не заметил, как Лавина и Терра вышли на палубу, и как после толчка их подкинуло вверх, протаскивая по всей палубе. Взгляд лишь на секунду остановился на Зои, которая послушно держалась за канат и по-прежнему оставалась там, где оставил ее киммериец, за что он мысленно похвалил девушку. Впрочем, следовало вернуться от мыслей к делу, и наконец, закончить это безумство. Перекатив бочку к леерам, он обвязал вокруг нее канат, что подобрал с палубы, несколько усилий и прочные морские узлы, полностью крепили бочку в своеобразной сетке из каната, которая и опустит "снаряд" в нужную точку, обеспечив команде победу.
- Русалку смыло в море, а вторую схватила вот эта тварь! Что делать?!. - внезапно раздался женский крик из-за его спины, заставив обернуться. Брови в миг сошлись на переносице, от неожиданности увиденного. Лавина была в плену кракена, что безжалостно трепал свою жертву, словно тряпичную куклу, а Терра стояла в паре шагов от него, в очередной раз, ослушавшись приказа. К радости или сожалению, времени ругаться, не было, на счету слишком много, поэтому варвар внимательно огляделся, пытаясь продумать последовательность своих действий. Первым делом, он подтянул Терру к себе, бросив на нее весьма определяющий взгляд, который говорил о его недовольстве и смирении с ситуацией. Конан отвязал со своего пояса канат, и накинул его на Терру, только так он сможет защитить ее от падения с корабля.
- А где Зои? - вдруг спросил он, не заметив, русалки на прежнем месте. - Дьявол! - выругался он, бросая судорожный взгляд в сторону щупальца кракена, который все еще держал нимфу.
Корабль продолжало шатать, матросы по-прежнему сражались со свободными "руками" монстра, что грозились оставить от корабля лишь щепки, и заставляли корвет попискивать от натиска.
- Питт! - окликнул он друга - Копье! - кричал он, перекрикивая шум. Благо его близкий товарищ был сообразительным и тут же, подобрав копье под ногами, швырнул его в сторону Конана. Очередной толчок, заставил пошатнуться всех, кто стоял на ногах. В считанные доли секунд брошенное копье сменило цель на Терру, однако было поймано, уверенным и точным жестом киммерийца, рука которого прочно сжимала оружие, в нескольких сантиметрах от груди блондинки.
- Напомни мне, в который раз - пробурчал он не договорив и без того понятную фразу, а после свободной рукой надавил на плечо блондинки, заставляя ту сесть. Он отвел руку назад, на пару секунд замерев, ведь удар должен быть четким, и прежде всего не убить нимфу. Как бы то ни было, Конан отнимал жизни лишь у тех, кто заслуживал это. Лавина не представляла угрозы обществу, хоть и относилась к бессмертным, как и Зои, которой варвар так и не сказал спасибо за спасенную жизнь. Вдох, и он вкладывает в бросок всю силу, что у него была, заставляя оружие лететь точно в цель. Железный прут вонзается в щупальцу, заставляя монстра издать резкий рев, и выпустить пленницу. Варвар прищурился, когда неподалеку заметил всплеск хвоста русалки.
- Агрон! помоги им выбраться! - приказал он моряку, что стоял неподалеку, а сам вернулся к бочке с порохом. Удар копья причинил боль кракену, заставив того свернуть щупальцы обратно под воду, предоставляя Конану отличный шанс для успеха. Варвар, казалось, не замечал Терры сидевшей прямо под его ногами, но это было не так, рядом с ним девушка была в безопасности, и под контролем, так она явно не наделает глупостей. Что касалось Зои и Лавины, с ними, как всегда возникали сложности, причиной которых были сами дамы. Варвар не может упустить шанса, одолеть слугу Посейдона, но и подвергнуть пассажирок своего корабля опасности он не мог. Поэтому пришлось выждать какое-то время, и как только киммериец увидел всплывших "пленниц", тут же приготовился нанести последний удар. Но и Кракен не дремал, пауза дала возможность собраться с силами, в очередной раз, развернув свои объятия для корвета, монстр показался из-под воды, подбросив хрупкий пиратский корабль. В этот же момент, пират перебросил бочку с веревкой за борт, и как только корвет стал опускаться вниз, к самой пасти врага, капитан опустил "подарок" в глотку. Оставалось лишь дождаться взрыва, который обещал быть весьма впечатляющим, однако Конан с напряжением вглядывался в водную гладь, и то, что было вокруг. Его взгляд не мог найти Зои и Лавину. Мысли об их жизнях невольно стали основными, а внутри ощущалось серьезное беспокойство. Кракен вновь ушел под воду, а рука варвара отрубила канат связывающий бочку с леерами корабля, чтобы монстр не утянул на дно корвет. Следом же послышался глухой взрыв, после которого ударная волна стала подниматься вверх.
- Держитесь! - выкрикнул он, а следом присел к Терре, прижимая ту к себе, дабы девушку не сорвало с корабля и не убило перевязанным канатом. Мощная волна воды вперемешку с останками осьминога, вздымалась вверх, сотрясая пиратское судно, и приподнимая его на миг, вверх, следом же роняя носом вниз, из-за чего корвет черпает воды, словно ковш, смывая тех, кто не успел закрепиться. Волна настигла и Конана с Террой, однако ни один из них не сорвался вниз, киммериец позаботился об этом.
- Цела? - спрашивает он, поднимая рукой на себя голову блондинки. Она выглядит напуганной, но видимых повреждений и ран варвар не замечает. Капитан молча, отвязывает канат с ее талии, на его лице появляется легкая улыбка, а следом он помогает танцовщице подняться на ноги. Осталось отыскать Лавину с Зои, и поднять на борт тех, кто плавал возле корвета, в луже крови и останков кракена. Команда пирата была на редкость слаженной и дружной, поэтому едва очухавшись от пилотажа судна, они принялись на выручку тем, кого смыло волной. Доставали всех, всех кто подавал признаки жизни, к сожалению, с некоторыми из команды пришлось проститься навсегда. Твердыми шагами, Конан ступает по палубе, кидаясь на помощь своим морякам, но среди тех, кого они поднимают, не видит Агрона и девушек. Зубы скрипнули, но скорее от беспокойства, чем от злости, но уже в следующую же секунду, заметил, Лавину на палубе. Варвар в пару шагов преодолевает расстояние до Агрона и нимфы, и схватив того за плечи интересуется где русалка, но в ответ лишь видит растерянный взгляд моряка. Резкий выдох выпускает горячий воздух из легких Конана, а сам он подходит к леерам, опуская в воду пристальный взгляд. Он ищет Зои.






Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 90
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.06.14 20:38. Заголовок: Лавина боялась себе ..


Лавина боялась себе даже представить, насколько был зол капитан корабля. Но данный момент она боялась больше того, что скрывалось в морской пучине, а не этого темноволосого гиганта. Ореада старалась сдержать дрожь, которая пробивала её тело. Она боялась. Казалось, все что случалось с ней раньше было лишь легкой прогулкой по ромашковому полю. Сейчас она могла просто напросто лишиться своей жизни в пасти неизвестного ей чудовища. Конан прокомментировал её слова и девушке они не понравились. Слишком уж легкомысленно варвар относился к богам. Конечно. Ведь он приплыл сюда в поисках острова и оружия против богов. Может бессмертные существа и не лапочки, но к ним никогда не следовало относиться пренебрежительно, так как они злопамятны. Темноволосая девушка не решилась говорить об этом капитану. Капитан покинул их и направился к штурвалу, что бы спасти корабль и всех кто был на его борту. Ему почти удалось отвести корвет от воронки. Вот только после очередного сильного удара его сместило ближе к центру той самой воронки. Подписывая всю команду корабля на верную смерть. Нимфа гор прикусила нижнюю губу, что бы сдержать крик страха, который рвался из её груди. Беспомощно она смотрела на двух подруг по несчастью. Танцовщицу, которая совершенно не чувствовала себя уверенно и русалку, которая была стеснена в движениях из-за своего хвоста. Из-за обилия морской воды на палубе её золотистый хвост не превращался в две изящные девичьи ножки. Брюнетка хотела было ухватиться за руку сирены, но ничего не вышло. В этот момент Конан закричал о Кракене и подарке. Вторая часть не слишком впечатлила обитательницу гор, а вот Кракен. Имя морского чудовища, о котором ходили лишь легенды, повергло девушку в шок. Настолько сильный шок, что она не сразу сообразила о том, что стихия затихла. Что вокруг них повисла тишина. Она лишь чувствовала, как её тело пробивает ледяной озноб, и чувство неизбежного прочно поселяется у неё в душе. Она едва расслышала слова Зои. Былая уверенность исчезала прямо на глазах. Казалось, что та девушка, которая не смотря на всю опасность ситуации, пробиралась на палубу, что бы предупредить капитана о опасности была другой. То была не Лавина, а её сестра близнец, которая была намного уверенней в себе. Вот только дальше все происходило медленно. Зои, которая снова падает на спину, неизвестно откуда взявшиеся огромные щупальца. Глаза ореады расширялись от удивления, когда эти щупальца стали овивать корабль. Понадобилось лишь несколько минут, что бы она осознала полностью слова русалки. Её голова повернулась в сторону дочери океана. Потом она медленно осмотрелась по сторонам. На корабле нельзя было найти безопасное место. Если оно и было, то точно подальше от этого места. Но что-либо сказать ореада просто не успела. Потому как корабль хорошенько подбросило и Лавина почувствовала, как ноги открываются от палубы корабля, а тело легкое словно пушинка подлетает вверх. Грудь сдавало от страха и накатывающей волны паники. Обитательница гор увидела Тэрру и и Зои, но ничего не успела крикнуть. Огромное щупальце обвилась вокруг её талии, и сдавило, увлекая её все выше. Она словно в замедленном времени видела как русалка и танцовщица упали назад на палубу. Как матросы и капитан корабля старались спасти судно. Слишком медленно понимает, что её дни уже сочтены. Что ещё несколько миг и воздух окончательно покинет её легкие, а сделать вдох ореада уже не сможет. С губ сорвался крик страха и отчаяния, который разрезал воздух. Она сделала, отчаянную попытку освободится из этого плена, но ей ничего не удалось сделать. Конечность монстра лишь крепче сжала её в своих смертельных объятиях. Она словно безвольная кукла рассекала воздух вместе с щупальцем. Смотреть вниз совершенно не хотелось. Лавина боялась представить, что будет, если тварь решит выпустить свою добычу. Встречу с бурлящей морской пучиной девушка может уже и не пережить. Страх с каждой минутой все крепче сжимал её в своих объятиях. Монстр же решил, что Лавина достаточно провела времени на свежем воздухе, стало опускать щупальце под воду. Девушка округлившимися глазами смотрела на приближающуюся воду. Из груди вырвался истошный крик о помощи:
- Помогите! – не была уверена темноволосая нимфа, что хоть кто-то услышал эту мольбу о помощи. Словно ответ на её мольбу в воздухе раздался свист, который она едва слышала. Копье словно темная молния пронзило воздух и впилось в плоть монстра. Лавиной снова тряхнуло с такой силой, что в глазах потемнело. Лишь спустя несколько мгновений она поняла, что оказалась свободна. Но с пониманием этого ореада испытала дикий страх. Её встреча с морской пучиной оказалась совершенно неизбежной. Словно камень она полетела вниз. От удара о воду из легких вырвался воздух. В глазах потемнело, и брюнетка совершенно потеряла связь с реальностью. Она пошла камнем на дно. Но благо рядом была та, которая спасла её жизнь. Возможно не последний раз. Морская нимфа, обхватив Лавину руками, стала плыть с ней к поверхности воды. Ореада же медленно приходила в себя. Стоило её голове оказаться над водой, как темноволосая тут же стала хватать воздух ртом, словно рыба, выброшенная на берег. Мре на миг содрогнулось. Сначала казалось, вода стала бежать в разные стороны, образовывая небольшую воронку. Потом же вода стала подниматься, ввысь, словно гейзер ударил из под земли. Девушка панически начинает бить руками по воде. В разные стороны летят куски плоти погибшего чудовища и алая вода. Нимфа стала в панике бить руками по воде, она совершенно не понимала, что произошло. Что вообще происходит. Дальше её кто-то подхватил. Вытащил на палубу корвета. Ореада посмотрела на свои руки, который были в алых разводах от воды. Частички плоти Кракена застряли в одежде, но девушка не обратила на это внимания. Она посмотрела вокруг себя, но нигде не увидела русалки. Зои рядом не было и страх за подругу стал подниматься в ней. Взволновано посмотрела на Конана, который что-то высматривал в воде. Поднялась на ноги и бросилась к борту корабля, смотря вводу. В воде не было заметно дочери моря. Надежда не оставляла обитательницу гор.
- Она ведь жива? Правда? – её голос звучал жалко. Она боялась. Боялась за жизнь Зои, боялась за их жизни. Пусть они одолели морское чудовище, но это скорее всего был не конец. Всего лишь только начало перед всеми испытаниями, что им придется пройти. Надежда жила в сердце горной нимфы тонким лучиком. Ведь без надежды мы совершенно ничто. Она взглянула на капитана, что возвышался рядом с ней как огромная скала. Надежный не смотря ни на что. Её взгляд скользнул по водной глади, когда она заметила отблеск на поверхности утихшей стихии. Вокруг уже не было ни ужасного ветра, ни волн. Тишь да гладь. Наверное, именно поэтому девушка и заметила светлый блеск. – Смотрите! – брюнетка указала направление движением руки. Она возносила молитву богам, что бы это была Зои, а не какая-нибудь другая русалка, что пострадала от взрыва.


________________________________________

Физическое состояние: тело побаливает от полученных ударов во время шторма
Моральное состояние: испугана и растеряна
Одета: так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 73
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.14 10:59. Заголовок: Простите, вдохновени..


Скрытый текст


Всплеск.
Вновь разыгравшаяся морская пучина с головой поглотила свою непутевую дочь. Зои всей кожей ощутила невидимые глазу стальные и холодные кинжалы, безжалостно вонзившиеся в ее плоть. Каждая клеточка тела вздрогнула, встрепенулась, и дыхание с немыслимой силой выскочило из груди, пузырьками поднимаясь к поверхности. Открыв глаза, что в прыжке зажмурила, русалка начала делать волнообразные движения руками и хвостом, чтобы удержаться наплаву. Ее взору открылась страшная картина. Взволнованное штормом море приобрело яркий зеленый цвет и наполнилось почти непроглядной мутностью. Поднятый со дна песок, частички водорослей и осколки корабля смешались в жуткую размытость и неясность, однако даже в этой водной туманности Зои увидела истинные масштабы кракена. Страшная легенда моряков оживала прямо на ее глазах. Размеры чудовища были невообразимыми, кожа серовато-прозрачная, блестящая, состоящая как будто из желеобразного вещества. Бесконечное количество щупалец в хаотичном порядке развивались в воде и над ее поверхностью. Похожий на огромного осьминога, монстр пытался обхватить пиратский корабль со всех сторон, как будто желая затянуть его в свой рот, что находился в основании щупалец. Мощные челюсти то и дело открывались, показываю ужасающую терку из острых зубов, что измельчает попавшую в пасть пищу. На овальной голове сверкало два разъяренных глаза. Подплывать к такому чудовищу было опасно и невероятно страшно. Он был здесь хозяином и властным господином. Только ему подчиняется море и корабли, он решает, кому жить, а кому умереть. В любой другой день Зои даже не посмела бы усомниться в его решении, но сейчас на кону стояли жизни ее товарищей, да и ее самой. Собрав остатки своей храбрости, русалка рванула к спруту. Она лишь надеялась, что Тэрра успеет предупредить Конана о том, что одна из его пленниц схвачена кракеном, а вторая отправилась ее спасать. Он будет не доволен, сильно недоволен. Да что там говорить, он будет просто в бешенстве. Но лучше получить нагоняй от него потом, чем позволить Лавине погибнуть. Впрочем, Конан мог и не рисковать всей командой и кораблем ради двух девиц, что приносили ему только неприятности, он мог не послушать Тэрру и все же взорвать кракена, а вместе с ним русалку и ореаду. Зои ничего не оставалось, как уповать на его здравомыслие или хотя бы жалость. Она продолжала плыть к спруту, то и дело уворачиваясь от змееподобных щупалец, что тащили под воду людей и части корабля. Подплыв на достаточное расстояние, она вынырнула из воды, чтобы понять, где на данный момент находиться Лавина. Ореада все еще билась в панике, зажатая в толстой щупальце, и звала на помощь, хотя в глазах уже потухла какая-либо надежда. Зои в нерешительности закусила губу, она не знала, что сделать такого, чтобы кракен разжал свою «руку» и выпустил несчастную девушку. Самой ей к Лавине было не подобраться, уж больно высоко держал ее спрут. Ни один луч солнца не мог прорваться сквозь плотные грозовые тучи, однако что-то словно молния сверкнуло в воздухе и со свитом безжалостно вонзилось прямо в щупалец, что удерживал ореаду. Это было копье, брошенное метким варваром в помощь непослушной русалке. Сирена мысленно поблагодарила Конана и рванула вперед. Она видела, как под гулкий сдавленный вой кракен дернул щупальцем и расслабил его, чувствуя боль. Лавина выскользнула из смертельных объятий, падая вниз. Зои не успевала к ней подплыть, хотя и старалась из-за всех сил. Темноволосая ореада была обитательницей гор, она никогда не бывала в море, и можно было быть уверенной в том, что она не умела плавать. А тот страх, что она наверняка испытывала, не помогал ей, а только тянул ко дну. Русалка дельфином нырнула в морскую пучину, пытаясь сквозь мутность воды узреть барахтающуюся подругу. Это было сложно, вокруг были острые обломки корабля, щупальца кракена и тела утонувших матросов. Однако вскоре она заметила чьи-то отчаянные попытки выплыть и поняла, что это Лавина. Зои поплыла к ней с самой быстрой скоростью, на которую была способна, но этого оказалось не достаточно. В тот момент, когда ундина протянула руку и едва не схватила пальцами запястье ореады, раздался взрыв… Громкий звук, хоть и был заглушенным, ощутимо полоснул по ушам, сливаясь в нечто единое и ужасное от воя кракена. Огромный пузырь, образовавшийся вследствие взрыва, ударной подводной волной откинул русалку в одну сторону, а Лавину в другую. Разрушительная энергия комом закрутила несчастных девушек, вода наполнилась миллионами мелких пузырей. Море резко стало окрашиваться в красный цвет с синим оттенком, это был цвет крови умирающего чудовища. Поднявшееся цунами обрушилось на корабль Конана и, запутавшаяся в волнах сирена, сильно ударилась о корму. Она вскрикнула от дикой боли и едва не потеряла сознание. В левом боку что-то жгло огнем, но на это сейчас не было времени, так как Зои, наконец, увидела Лавину. Не желая больше упускать ореаду, она схватила ее за руку и потащила ближе к пиратскому судну, выжившему после цунами. Сирена пыталась успокоить и ободрить подругу, но ее голос был тих от слабости и шум его перекрывал, из-за чего Лавина могла и не услышать. Буквально на автомате, Зои подплыла к кораблю и схватила канат, что скинул им один из матросов. Она завязала его на талии ореады, как делала это с Конаном, после чего дернула веревку, говоря о том, что они могут поднимать их. Сама она зацепилась за подругу, но как только их стали вытаскивать, от слабости соскользнула и ушла под воду. Силы ее покинули, в глазах все начало темнеть, а боль в боку стала просто невыносимой. Зои посмотрела на свое тело и увидела острый обломок от корабля, что пронзило ее с левой стороны. На попытки вытащить деревяшку совершенно не было сил, к тому же это оказалось слишком больно. Русалка из последних сил, едва не теряя сознание, стала делать движения руками, чтобы выплыть на поверхность. Она заметила, что вода стала приобретать странный черный оттенок и никак не могла понять что это, пока не вдохнула ядовитый кислород. На последней капли жизни кракен от ужаса выпустил мутную жидкость, как это делают осьминоги, только его «чернила» были крайне ядовиты. Зои через боль делает сильный рывок хвостом, который, наконец, выталкивает ее на поверхность, после чего раненная и отравленная сирена теряет сознания. Она совершенно не помнила, как ее почти бездыханное тело вытащили на палубу и как волосы скользнули на плечо, оголяя шею с татуировкой «перышка». Не многие знали, что такое клеймо носили рабыни, но капитан пиратского корабля, который и сам не один год провел в рабстве, должен был узнать этот знак.
В последний раз небо рассерженно загремело, а море упертой волной ударило о борт. Боги злились, что эта битва была ими проиграна. Смертные одержали вверх, но это был еще не конец. Обоим сторонам нужна была передышка, чтобы восстановить силы и боги отступили. Небо постепенно стало рассеиваться, море успокаиваться, а кракен… Его могилой стало морской дно.





Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 655
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.06.14 17:18. Заголовок: Сложно себе представ..


Сложно себе представить,а если получится, то становится страшно понимать, какая судьба ожидает путников, лишившихся корабля посреди моря. Маленький кусочек деревянной тверди своим телом, как щитом, закрывал людей от морского стража. Корвет спасал людей, а люди старались спасти корвет. Тэрра не собиралась им мешать, отчётливо понимая, что не вписывается в работу слаженного механизма команды. Она и рада бы помочь, но, приставая с вопросами, комментариями и криками, рисковала отобрать у матросов минуты, которые сейчас могли стоить жизни - её или их.
Танцовщица дала пирату сделать с собой всё, что он хотел, и старалась не смотреть ему в глаза. Тем более что взгляд было сложно оторвать от вздымающихся из за борта скользких щупалец. Казалось, ещё один или два удара, и не станет ни маленькой танцовщицы, ни сурового пирата, ни недоверчивого Питта. Только русалке может улыбнётся удача, если ей удастся выскользнуть из под громады корабля в открытое море, и её не заметит кракен, или ундина окажется быстрее и проворнее него.
Циркачка завороженно притаилась возле Конана и заметила летящее в грудь копьё, только когда оно оказалось в руках пирата. Ему можно слагать дифирамбы или высечь памятник за такие геройства, но как только он что-нибудь произносил, как сейчас:
- Напомни мне, в который раз.. - так сразу желание спеть в его честь оду испарялось.
- Извини, не считала,- растерянно отвернулась Тэрра и уставилась в воду, куда только что скрылась Лавина. Кто знает в чём её божественная сущность и почему она так похожа на человека. Там в трюме её рука была такой обычной, такой человеческой, может быть только чуть прохладнее и трепетней. Было ли для неё спасением оказаться в бескрайней пучине моря? Некоторым матросам, угодившим в лапы к подводному великану или смытым с палубы, удалось выжить, и теперь они, не имея возможности вновь забраться на борт, барахтались то тут, то там, старались отплыть подальше. Но Лавины среди них видно не было.
Тэрра по прежнему тихо сидела в уголке и многого оттуда не видела, оно наверное и к лучшему. Перед ней, как великан, возвышался мокрый и злой Конан, который в одно из мгновений кинулся к ней и заключил в стальные объятия. Она так ничего и не увидела: доски под ногами трепетали, как листья на ветру, и грозили разъехаться, шум воды и треск сменился низким гулом, и запахло какой-то дрянью.
Казалось, наступил ещё один конец света, и всем суждено умереть, но мужские руки держали танцовщицу так сильно, что даже смерть не могла бы расторгнуть эти объятия. Когда всё утихло, Конан отстранился и заглянул в глаза девушки. На его вопрос она ответила растерянным кивком.
Битва окончена, люди победили, хоть и не всем из них суждено праздновать победу. Корвет выглядел потрёпанным, команда поредела. То и дело кого-то доставали из воды. Тэрра взглянула вслед капитану, но устремилась в другую сторону, где складывали раненых. Циркачка не особо смыслила во врачевательстве, но кое-чем помочь всё же могла. Она разрезала одежду, промывала раны, приносила ребятам пить. Один из молодых пиратов был совсем плох, он неотрывно смотрел в небо и что-то шептал. Это был тот самый головорез с татуировкой на пол черепа, что днём раньше подбивал клинья к Тэрре. Она не знала что с ним, только влила в него немного воды и погладила по голове, на что здоровяк счастливо заулыбался и назвал её мамой. Только сейчас пришло осознание, как трудно пиратам далась победа над монстром и стало совсем грустно.
Услышав женский возглас, девушка вспомнила о Лавине и Зои, и поспешила на звук. Она стояла чуть поотдаль от того места, где на палубе распласталась русалка, не подающая признаков жизни. Вокруг неё суетилась Лавина, и пожилой пират с водой и тряпками уже спешил на помощь. На боку ундины красовалась яркая рана, из которой, кажется, даже торчал кусок деревяшки. Тэрра не знала наверняка, выживают ли после таких ран, но сердце подсказывало: она сильная, она выживет. Чтоб не создавать толпу вокруг раненой, танцовщица снова ушла на другой борт, где сейчас была нужнее.
Сверху раздался свист и охрипший голос:
-Впереди земля!
На горизонте, ещё довольно далеко виднелось скопище облаков. Моряки тихо смотрели на капитана, ожидая его команд. Наверное каждому хотелось подальше убраться от очернённой воды и плавающих кусков кракена, корабля и людей. Тэрре хотелось точно, она понятие не имела конечный ли это пункт пути или какой-то ненужный берег. Любая земля казалась лучше, любимей и надёжней, чем толща воды под корветом, из которой может вылезти кто угодно. Но девушка здесь ничего не решала, и поэтому ей оставалось вместе с командой смирно ждать решений капитана.



Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: непонятное...
Одет(а): длинная юбка, топ
С собой: плащ

- Ты танцовщица?
- Да! Ты узнал это по грациозным движениям?
- Нет, по грязным пяткам.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 65
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.06.14 14:44. Заголовок: Не только Конан охва..


Не только Конан охватило беспокойство за жизнь русалки, едва спасенная нимфа, тут же прильнула к леерам неподалеку от капитана судна, и вот уже два обеспокоенных взгляда, бороздили алую от крови монстра воду, ища среди них, ундину.
- Она ведь жива? Правда? - спрашивала нимфа, практически повторяя вслух мысли мужчины. Как бы то ни было, эти создания были на его стороне, и если бы богам были нужны, то, скорее всего кракен не грозился забрать их жизни. Вот она суть богов, они могут погубить любого, ради собственной цели, даже тех, кто слепо верит им. Мужчина тяжело выдохнул, встряхнув взмокшими от соленой воды волосами, а руки невольно сжали леера в ладонях.
– Смотрите! - звонко кричит Лавина, не отрывая взгляда, от появившегося на поверхности тела русалки.
- Быстро! - скомандовал Конан, одним жестом отдав приказ о спасении девушки.
Достать ее из воды было не трудно. Агрон и еще один моряк нырнули за Зои, обвязав ту канатом, девушку подняли на борт, и как только живое тело ундины, оказалось на палубе, Конан на пару секунд замер. Его взгляду открылась татуировка, что все это время скрывалась за густой копной волос русалки. Брови гиганта сошлись на переносице, он присел рядом, осторожно прикоснувшись к татуировки в виде пера. Внутри варвара боролись сразу несколько чувств, помимо того, что голова вмиг заполнился различными мыслями. Но это все отошло на второстепенный план, ведь ундина была ранена. Осторожно взяв, Зои на руки, он выпрямился во весь свой рост. Окинув взглядом палубу и всех стоящих, капитан отдал приказ отправить тела погибших в воду, как только она вновь обретет свой лазурный цвет. Дальше взгляд скользнул по Лавине, сильных ранений он не заметил, но мелкие ссадины, все же были.
- Питт - подозвал он своего верного друга - - Дайте ей воды - проговорил он. Далее взгляд устремился к спине Терры, радовало одно, девушка была цела, хоть одна из них цела. Варвар развернулся чтобы, наконец, отправится в каюту, и заняться раной русалки, как вдруг, дозорный прокричал заветные два слова: "-Впереди земля! "
- Не приближаться! - скомандовал капитан, а после взяв с собой несколько помощников спустился вниз.
Путь к капитанской каюте был завален борохлом, которые свалилось с полок во время атаки кракена и шторма, но его моряки оперативно расчистили дорогу. Киммериец открыл дверь каюты сильным толчком ноги, а после уложил Зои на кровать. В каюте не было разрухи, только мелочь, рассыпанная по полу, все остальное осталось на своих местах, цепи надежно держали закрепленные сундуки.
Лекаря на корабле не было, но кое-что варвар умел. Через пару секунд в каюту внесли тазы с чистой водой и бинтами. Осторожно повернув девушку на бок, мужчина резким движением вытащил древко, из раны тут же пошла кровь, что до сих пор, лишь сочилась из раны. Смочив бинты, Конан промыл рану, прогрев на огне иглу, он осторожно зашил рану, а после туго перевязал ее. Все, что было в его руках, он сделал, остальное должна сделать Зои. Моряки покинули капитанскую каюту, наводить порядок на корвете, а сам капитан молчаливо сидел на краю кровати, разглядываю спящую русалку. Со временем ее тело обсохло, и вместо хвоста взгляд наблюдал за красивыми ногами девушки, да чего уж там, Зои была полностью оголена.
- Прекрасна - подумал он про себя, и тут же поймал себя на мысли, что слишком залюбовался он ею. Руки заботливо накрыли, спящую гостью его спальни одеялом, однако одну часть тела все же он позволил себе по разглядывать, а именно шею, на которой находилось рабское клеймо. Шершавые пальцы мужчины, осторожно прошлись по рисунку.
- Так значит ты бывшая рабыня - задумчиво прошептали его губы, а рука между тем ласково погладила русалку по голове. - Выживи, чтобы я смог отблагодарить тебя - проговорил он, а после покинул каюту.
Конан поднялся на палубу, предварительно прихватив из шкафа небольшой темный мешочек с землей.
- Иридий - он обратился к первому молодому моряку, что оказался на его пути - Ступай в мою каюту, и следи за русалкой, очнется, позовешь. Ясно? - хрипло проговорил капитан, и юноша тут же утвердительно кивнул головой, не медля, отправился вниз.
Работа по уборке корвета кипела, никто не стоял без дела.
- Вот держи - проговорил Конан, подойдя к нимфе, и протягивая ей мешочек с землей - Возможно, это поможет тебе восстановить силы - после своих слов, варвар нашел Терру. - Где же заливные песни, про победу над кракеном? - улыбнулся он, прислонившись плечом к мачте корабля. - Это не первая встреча с богами, боюсь дальше будет только хуже - задумчиво устремив взгляд к горизонту, выдохнул киммериец. - И все же, есть повод для радости, эту битву мы выиграли -воодушевленно добавил он, а следом обернулся на зов Иридия, который оповестил капитана о пробуждении русалки.
Конан спустился вниз, и вошел в каюту, по пути прихватив посудину с едой. Зои уже очнулась, но все так же лежала в его постели. Поставив поднос на тумбу возле кровати, он схватил спинку ступа и придвинул к кровати, усаживаясь напротив ундины. Пару секунд пират просто смотрел на девушку, словно перед ним какая-то незнакомка, которую он впервые увидел.
- Жизнь за жизнь - произнес он, мельком опустив взгляд к месту, где теоретически находился раненый бок женщины, а затем вернув его к кофейным глазами Зои. Такая беспомощная, лишенная сил она нравилась ему больше, нежили то, что он видел, когда поймал ее, хотя строптивость всегда украшает прекрасный пол. - Смелый поступок - начал командир судна - бросится под воду, где орудует кракен - мягко улыбнулся он, а затем посерьезнел - Но глупый, ты могла погибнуть - добавил Конан, однако нотации читать не собирался. Мужчина замолчал, а после налил в стакан воды, и протянул девушке, предварительно, помогая принять более удобное положение. - На твоей шее, клеймо рабыни -спокойно проговорил киммериец - Не думал, русалка может быть чьей-то. Варвар не собирался давить на прекрасное создание моря, более того, сейчас его отношение к девушке несколько изменилось, и это не только от того, что она спасла ему жизнь, нет, больше всего на пирата повлияло клеймо. Всю свою жизнь он боролся против тех, кто лишает свободы честный люд, методом силы и безразличия. Но одно оставалось не ясным, Зои была предана богам, когда попала на его корабль, а после спасла ему жизнь, жизнь которая вновь попытается сокрушить бессметных. Зачем она сделала это? Чтобы войти в доверие или потому что она больше верит в людей чем в богов? - Почему ты спасла меня? - спрашивает он, опираясь локтями в колени и свесив кисти рук к полу. Взгляд темных глаз Конана, ждет весьма определенный ответ на заданный вопрос.

Тем временем на палубе.
Питт координировал действия моряков, и уже спустя какое-то время, все вновь стояло на своих местах. Из трюма уже доносились запахи еды, которые дразнили носы всех находящихся на корвете пассажиров. Агрон успел найти занятия женщинам, а именно сунул в руки обеих корзины с веревками, которые необходимо было распутать. Занятие не трудное, но зато они не будут шататься по палубе без дела и отвлекать остальных моряков от работы. И без того, внимание морских волков то и дело обращалось к их точеным фигурам и симпатичным мордашкам, рискуя распустить команду, заполняя их мысли похотливыми желаниями.





Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 92
Зарегистрирован: 08.05.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.07.14 15:44. Заголовок: Лавина чувствовала, ..


Лавина чувствовала, как сердце бьется в тревоге. Она переживала за русалку. Девушка могла пострадать, пока спасала её жизнь. Все, что происходило ранее ушло в прошлое вместе со всем своими тревогами. Лавина не хотела даже думать о том, что дочь моря могла пострадать. Нимфа даже не сразу заметила, как затаила дыхание, пока ожидала, когда Зои вытащат из воды. Русалка не шевелилась, от чего ореада едва не впала в панику. Её пальцы сжались в кулаки с такой силой, что ногти впились в ладони. Она прикусила губу и стала ждать неизвестно чего. Тревожный взгляд карих глаз пробежался по хрупкой девичьей фигурке и с губ дочери гор сорвался тревожный вскрик, как только она увидела алую рваную рану в боку Зои. Оттуда все ещё выглядывала деревянная доска, что нанесла эту травму. Темноволосая девушка прикусила губу и едва не бросилась к своей подруге. Кто-то задержал её, что бы она не мешалась под ногами. Ей лишь оставалось наблюдать, как капитан поднял русалку на руки с такой заботой, что становилось понятно с дочерью моря ничего плохого не случиться.
Лавина поймала на себе внимательный взгляд Конана, но не стала придавать ему значения. Она не переживала за себя так как за Зои. По крайней мере, нимфа была уверена в том, что пока она не сильно пострадала. Ей это в какой-то момент даже показалось не справедливым, особенно на фоне всего произошедшего. Тем временем варвар ушел, а она осталась на палубе. Кто-то протянул ей грубую чашу с водой. Лавина сделала пару глотков, как её взгляд остановился на небольшом клочке суши. Вот остров, к которому они так стремились. Ради которого, и начато это путешествие. Брюнетка поблагодарила за воду и подошла к борту корабля. Остров, на котором храниться Слеза Зевса, один из самых сильных артефактов в мире. Её взгляд был полон тревоги. Ореада боялась того, что их ждет на острове. Она все боялась снова и снова вспоминать рассказы Аполлона. Покровитель врачевателей часто баловал их такими рассказами, когда у него было хорошее настроение. Вспоминать их сейчас было страшно. Особенно после всего того, что им уже пришлось пережить.
Дитя гор не сразу поняла, что Конан вернулся назад на палубу. Она смотрела на него, словно ожидала, что сейчас он скажет о том, что Зои пришла в себя и все с ней будет хорошо. К сожалению, капитан молчал, а она не решилась заговорить с ним. Вся её смелость прошла, канула в небытие. Она больше не чувствовала себя уверенной в своих силах. Оказавшись на грани смерти и жизни девушка совершенно была не готова сейчас проявлять безрассудную смелость, зная, как быстро настроение капитана может меняться. Мужчина же сумел удивить её. Он протянул ей небольшой мешочек, который был тяжелым. Его дальнейшие слова заинтересовали нимфу. Он открыла мешочек и замерла, не веря собственным глазам и ощущениям. Пусть это была всего лишь земля. Конечно, она могла бы продать душу дьяволу за кусочек горной породы, который наверное где-то исчез. Но и земля придала ей сил. Мелкие ссадины и царапины стали затягиваться дышать ей стало легче.
- Спасибо. – она с благодарностью посмотрела на него. В этом простом слове таилось так много. Много всего, что она не могла пока сказать словами. Не находила подходящих слов. Лишь смотрела вслед капитану, который так много сделал для неё за последние часы. Девушка чувствовала себя лучше. Трудно конечно было назвать её одежду прежней, но она выглядела уж не так и плохо. Девушка осталась в одиночестве. В это время она наблюдала за командой корабля. Для них встреча с кракеном не была такой уж праздничной. Они потеряли многих друзей и многие из них были серьезно ранены. Лавина, не смотря на то, что она опасалась их, все же чувствовала жалость. Помочь им она уже не могла. В этот момент ореада вспомнила о светловолосой танцовщице, которая была с ними. Девушка, которую она по своей глупости подвергла опасности. Нимфа обеспокоенным взглядом заскользила по палубе. Она искала светловолосую красавицу и вскоре наткнулась на неё. Терра была в обществе Конана и они о чем-то говорили. Крепко сжав в своей руке заветный мешочек девушка пошла дальше, что бы подойти к Терре. Варвара уже не было рядом с танцовщицей, когда Лавина дошла к ним. Она старалась не путаться под ногами у моряков, что выполняли приказы своего капитана. Терра выглядела лучше Лавины и Зои, казалось, она не пострадала и Лавина почувствовала себя значительно лучше.
- Рада, что ты не пострадала. – искренне проговорила она. Пусть, будучи во власти морского чудовища, а после и морской стихии дитя гор не вспоминала о своей спутнице. Только сейчас осознав, что она невольно подвергла её опасности и испытывала радость от того, что с ней все хорошо. – Как ты? – невольно она вспоминал состояние танцовщицы, в то время когда они были в трюме. Оставалось только надеяться, что ей стало лучше и тот приступ паники, уже прошел. Несмотря на внешнюю беспечность, тревожные мысли не покидали её головы. Она беспокоилась о русалке, что сейчас находилась внизу. Ей хотелось узнать о состоянии подруги.
В то время как девушки стояли, к ним подошел один из моряков и протянул две большие корзины, в которых лежали спутанные веревки. Девушка посмотрела на корзины, потом на моряка не совсем понимая, что происходит.
- Распутаете и сложите назад. – коротко проговорил он. После этих слов моряк удалился, приступая к своим прямым обязанностям. Лавина проводила его взглядом, она так и не оставила мыслей о том, что было бы не плохо хоть у кого-то узнать о состоянии русалки. Ни капитана, ни Иридия нигде не было видно. Вздохнув, она посмотрела на свою спутницу и улыбнулась.
- Давай найдем спокойное местечко и поможем им, выполнив это поручение. – девушки нашли спокойное место и приступили к своему делу. Пришлось распутывать узлы, которые туго затянуты. Мешочек с землей нимфа хорошо закрепила у себя на поясе. – Как думаешь, мы скоро отправимся на остров? – она с тревогой смотрела на землю. Там их ждали не менее неприятные встречи с защитниками слезы.


________________________________________

Физическое состояние: тело побаливает от полученных ударов во время шторма
Моральное состояние: испугана и растеряна
Одета: так
С собой: сумка со всем необходимым, кусочек горной породы для чувства единения со стихией, свои силы.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 74
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.07.14 00:11. Заголовок: Темнота… Глубокая, к..


Темнота…
Глубокая, как море, и безвыходная, словно, смерть. Острыми когтями она впилась в сознание сирены, не выпуская из своих крепких объятий. Укачивала, будто собственное дитя, и баюкала, обещая покой. Здесь не было мыслей, эмоций, лишь какая-то удушливая пустота, от которой хотелось бежать. И Зои бежала… Бежала, не оглядываясь. Искала свет, высматривала выход, боясь, что этот свет будет обманчивым и приведет ее лишь к смерти. А она не хотела умирать, она жаждала жить, упиваясь радостью и горечью бренной жизни. Это лучше, чем вечный покой. Лучше…
Сквозь темноту резко прорвалась боль. Острая, ядовитая, порывистая. Где-то в боку она вспыхнула и мучительно медленно стала угасать. Дыхание оборвалось, а с губ норовил сорваться крик, но застрял в горле, не в силах вырваться наружу. Боль возродилась снова, словно феникс из пепла. Она уже была не такой сильной, лишь неприятной и тягучей, но терпимой, заставляющей сжать челюсти в ожидании конца. Острой иглой она впивалась в плоть и, выходя, шлейфом тянула за собой нить. Один шов, второй… Когда же это кончится? Наконец, наступает долгожданное затишье, утягивающее за собой в покой. Сирена уже ему рада. Ей бы лишь перевести дыхание, лишь черпнуть сил и она снова готова к борьбе с тьмой. Время в царстве тьмы не имеет исчисление, оно как песок бесконечно…


Дыхание невидимой лентой ворвалось в нос и рот, заставляя сделать резкий вздох, пропуская кислород, пропитанный солью и йодом, в легкие. Веки задрожали, ресницы затрепетали в пробуждении и, наконец, глаза медленно распахнулись. Туманность рассеивалась, постепенно одаривая зрение остротой и четкостью. Смахивая с себя остатки темного сна, сирена вглядывалась в потолок, сделанный из деревянных досок. Взгляд осторожно начал ощупывать предметы каюты, пробуждая память и давая подсказки о месте нахождения. Воспоминания резкими вспышками зажглись в сознании – страшный шторм, ужасающая воронка и на десерт кракен, желающий испробовать человеческой плоти. Все это казалось таким далеким и одновременно близким, словно не успевший рассеяться сон. Что-то неприятно заныло в боку, и Зои не сдержала легкого стона. Рука скользнула под одеяло и накрывала ладонью рану. Удивление мелькнуло на лице, нащупывая свежие стежки, еще причиняющие боль от прикосновения. Боковое зрение внезапно уловило движение, и сирена моментально забыла о свежем шраме, мотнув головой. Матрос сделал несколько шагов в сторону койки, на которой лежала девушка, и взволнованным взглядом коснулся ее лица. Зои дернулась в испуге, и боль в боку вспыхнула с новой силой, заставляя ее зажмуриться и зашипеть.
- Тише, - прошептал пират, делая успокаивающий жест руками, а русалка натянула одеяло до подбородка и посмотрела на него широко раскрытыми глазами. – Все хорошо. Я позову капитана.
И не успела ундина что-либо сказать (а она хотела), как юноша покинул каюту. Она осталась одна. Какое-то время ушло на осмотр комнаты, в которой сирена уже бывала, и уверенное осознание, где именно она находится. Каюта Конана. Почему ее принесли сюда, а не в ту крохотную комнатушку, где они были с Лавиной? Лавина! О, великий Посейдон, надеюсь, она жива!
Дочь моря по крупицам собирала воспоминания. Она приподняла одеяло, дабы взглянуть на свою рану и с ужасом обнаружила, что полностью обнажена. Ее щеки тут же заалели багровым румянцем стыда. Взгляд скользнул по неровному шраму, впрочем, зашитому довольно ловко, словно знающим лекарем. Пальцы коснулись швов и тут же отпрянули, боль обожгла кожу. Зои опустила одеяло и откинула голову на подушку. Ее мокрые волосы непокорными прядями разлетелись по белоснежной наволочке. Она чувствовала ужасную слабость, что тянула ее обратно во тьму, глаза уже начали закрываться против воли, как вдруг дверь каюты внезапно распахнулась. Это был Конан. Он на миг застыл на пороге, и русалке показалось, что она увидела в его глазах волнение. Волнение за нее, за ее жизнь… «Нет, чудовище не знает, что такое сострадание» - тут же одернула она себя. В руках у гиганта был поднос с едой. Желудок тут же откликнулся неловким бурчанием, заставляя девушку смущенно закусить губу. Она опустила стыдливый взгляд, позволяя Конану зайти в каюту и приблизится. Он поставил поднос на прикроватную тумбу, а сам расположился рядом. Его молчание резало хуже ножа. Зои даже не знала, о чем он думает и от того, мечтала поскорее провалиться сквозь землю. Она боялась поднять на него взгляд, боялась взглянуть в его глаза и увидеть там гнев, что будет пострашнее Посейдона, ведь Зои ослушалась.
- Жизнь за жизнь, - наконец произнес он, разрывая в клочья эту тяжелую тишину. Девушка медленно, все еще пугаясь, подняла на него осторожный взгляд. Он уже не смотрел на нее, а указывал глазами на рану, которую сам зашил. Сирена раскраснелась еще гуще, осознавая, что Конан видел ее обнаженной.
- Спасибо, - прошептали ее губы. Даже под одеялом она чувствовала себя крайне неловко перед пиратом.
- Смелый поступок, - продолжил он, - бросится под воду, где орудует кракен. – Она молчала, не зная, как понимать слова Конана. Осуждает он ее или восхищается? На самом деле у Зои тогда не было выбора, она не думала о последствиях, лишь жизнь Лавины пульсировала в ее голове и желание спасти. - Но глупый, ты могла погибнуть. – Все же осуждает. Сирена тяжело вздохнула и, словно нашкодивший ребенок, опустила голову. Мужчина, тем временем, налил в кружку воды и протянул русалке. Она неуверенно приняла дар дрожащими толи от слабости толи от страха руками.
- Спасибо, - вновь молвила она, как будто и не знала других слов. Расщедрилась на благодарность тому, кого ненавидела. Хотя, Зои уже не могла себя обманывать, она понимала, что уже не испытывала ненависти к Конану. Каким-то образом шторм и все последующее за ним связало их всем, превратив из врагов в верных друзей, что готовы пожертвовать жизнью ради друг друга. Вот ведь как бывает…
- На твоей шее клеймо рабыни, - внезапно выдал пират, отчего дочь моря едва не выронила кружку воды. Она взметнула резкий взгляд на смуглое лицо мужчины, чувствуя, как сердце забилось сильнее. Рука сама собой скользнула по шее, накрывая под волосами знак рабства, словно это могло стереть ее прошлое. - Не думал, что русалка может быть чьей-то. – Зои закусила щеку и опустила глаза. Ей отчего-то стало невыносимо стыдно, что когда-то она была рабыней. Перед Конаном, Лавиной, Тэррой и всей командой она изначально выступила, как свободная дочь моря, непокорная и гордая сирена, способная постоять за себя. А теперь… Теперь все знают правду. Она всего лишь рабыня. Ничего не изменилось, как бы Зои не пыталась себя переубедить. Когда-то она принадлежала персам, теперь собственность пиратов, которые вольны делать с ней, что захотят. Клеймо рабыни это не просто рисунок на теле, это метка, определяющая твою жизнь.
- Почему ты спасла меня? – Неожиданно спросил Конан, так и не дождавшись от нее объяснений. Ундина медленно и неуверенно подняла взгляд и посмотрела в глаза мужчины. Она не знала, что ему ответить, как и не знала, почему спасла его. Она вдруг осознала, что этот вопрос он хотел задать с тех самых пор, как вдохнул жизнь второй раз, с тех самых пор, как она подарила ему эту жизнь, не дав сгинуть в морской пучине. Это не давало ему покоя, он хотел знать ответ, однако он затерялся в пугливом сердце русалки. Она отказывалась признавать сама себе, что пират, лишивший ее свободы, стал ей дорог… А уж тем более говорить об этом ему.
- А зачем ты спас меня? – Напала Зои, хотя хотела сказать совсем другое. Она хотела с гордостью заявить, что спасла его потому, что не такая, как он… Но ведь он тоже спас ее… Значит милосердие еще есть в его черной душе, значит не такие уж они разные. - Просто чтобы отдать долг? Или использовать в дальнейшем против богов? – Она дернулась, чувствуя вину за сказанные слова, и получила заслуженное наказание в виде боли в боку. Нет, она не должна так говорить, он спас ее. Она должна быть благодарна! Зои сделала глоток воды, чтобы дать себе время обдумать ситуацию, а затем поставила чашку на тумбу. – Прости, - наконец произнесла сирена, пальцами в стыде сминая уголок одеяла. – Я… я не знаю, почему спасла тебя. Просто в тот момент подумала, что… ты не должен так умирать… и что хочу…. снова увидеть твой разгневанный взгляд. – Зои и сама не поняла, как призналась в искренности своего поступка. Она чувствовала себя ужасно глупо и осознавала, что это не совсем то, что хотел услышать Конан. Посмотреть ему в глаза сейчас, казалось страшнее, чем увидеть лик Аида, призывающего тебя в царство мертвых. Но она должна была что-то ему ответить… Боясь окончательно сгореть от стыда, сирена стремительно перевела тему на вопрос, который довольно сильно ее волновал. – Лавина! Она в порядке? Я могу ее увидеть? – Глазами взволнованного ребенка она посмотрела на задумчивое лицо капитана. – Конан, - вдруг произнесла Зои его имя как-то по-особому, так, как раньше не произносила, с теплотой и мягкостью. Ее рука, так же как и сорвавшиеся слова, неожиданно накрыла грубую ладонь пирата, выражая тем самым искреннюю благодарность. - Спасибо…





Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 697
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.09.14 17:46. Заголовок: Стоит ли грустить об..


Стоит ли грустить об ушедших пиратах, что так яро бросались в пекло приключений? Однажды они получили своё, и теперь так же в дружеской компании продолжат путь. Есть надежда, что в их карманах завалялось пара монет для Харона. Чайки, как крылатые проводники в иной мир, кружили над мутной водой, некрасивыми сиплыми голосами выискивая души. Проводники не гнушались по пути подкрепиться останками мёртвой плоти, как Кракена, так и людей.
Тэрре тошно было смотреть на пиршество чаек, и она, отвернувшись, опустилась на палубу, рядом с ушибленным парнем. Почему-то она не могла оставить его, всё время поглаживала по бритой голове.
Где же заливные песни, про победу над кракеном? – отвлёк её голос капитана.
Какие песни? Бравый марш, переходящий в реквием? Тот, кому не понравилась ещё ни одна её песня, ни танец, предлагает сделать это сейчас. Танцовщица строго уставилась на Конана из под копны спутанных волос.
- Это не первая встреча с богами, боюсь дальше будет только хуже.
- Что-то не любят тебя Боги. – со вздохом отозвалась девушка.
-И все же, есть повод для радости, эту битву мы выиграли – приободрился киммериец, и тут же ушёл на зов матроса.
- Что же ты с Богами не поделил, упрямый варвар? – тихо добавила Тэрра вслед, когда Конан уже не мог услышать. Кто придумал войны, особенно между Богами и людьми, что им делить? Возможности, территорию, деньги, чувства? У богов и людей они никогда не пересекались, тогда зачем? Зачем продолжать кормить клыкастого зверя небытия, который уже сожрал привычную часть мира.
Конан, и силён, и красив, властен над целым кораблём, что же ему ещё нужно?
- Рада, что ты не пострадала. Как ты? – осторожный голос отвлёк Тэрру от размышлений.
- Лучше, чем некоторые. - улыбнулась она спутнице.
Оказывается, даже сейчас не время для отдыха. Капитан удалился в каюту, но и без него находилось кому передавать поручения. Вот и девушкам скоро вручили огромную корзину со спутанными верёвками, Лавина предложила найти местечко и распутать их. Тэрра ещё раз ласково погладила татуированную голову моряка и с неохотой удалилась за брюнеткой.
Они сели рядышком, стали ковыряться в плетёной корзине, поглядывая друг на друга.
– Как думаешь, мы скоро отправимся на остров?
Тэрра проследила за взглядом подруги, нахмурилась.
- Так это остров?- с сомнением произнесла она, изучая скопление облаков у горизонта. – Я никак не думаю, не знаю. Понятия не имею куда мы плывём и зачем. Почему Боги так охраняют этот остров? – последние слова танцовщица произнесла требовательно глядя в бездонные тёмные глаза. Девушки были так близко, но такими разными. Тэрра устала, проголодалась, получила несколько ссадин и царапин. Юбка разорвана и испачкана в чьей-то крови, из под неё торчат покрасневшие коленки. Волосы не расчесали бы и тысяча чесальщиц, так сильно спутаны, но на щеках всё равно играл румянец. Лавина же напоминала мраморную куклу, такая гладкая, чистая и, кажется, даже немного блестящая, только одежда на ней казалось несуразно измятой. Вся она веяла свежестью и прохладой, хоть и так походила на обычного тёплого человека.
- Кто ты? – взгляд Тэрры смягчился, касаясь бледных контуров лица ореады, - Я никак не могу ни понять, ни придумать. Почему оказалась под замком? Что такого ты сделала Конану?




Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: непонятное...
Одет(а): длинная юбка, топ
С собой: плащ

- Ты танцовщица?
- Да! Ты узнал это по грациозным движениям?
- Нет, по грязным пяткам.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 70
Зарегистрирован: 28.10.13
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.09.14 17:25. Заголовок: Конан сидел напротив..


Конан сидел напротив русалки, взгляд его был совершенно спокойным. В нем не было прежней злости и раздражения, их сменило спокойствие и рассудительность. Девушка много пережила, была ранена, не самое лучшее время для злобы на нее. Варвар сказал Зои, что бросится в воду, было глупо, но за это недолгое время она спасла целых две жизни и едва не лишилась своей. Кофейные глаза девушки с осторожностью смотрели на капитана, в ее взгляде так же не было места прежней гордости и непокорности. Кажется, русалка стеснялась хозяина корабля, что ж это не удивительно, она лежит в его кровати, совершенно обнаженная, прикрытая одним лишь одеялом, узнает о том, что его грубые руки зашили рваную рану русалки, любой бы смутился.
- Спасибо, спасибо - твердила она, словно бы позабыла все слова на свете кроме этого, а Конан не смог сдержать легкого умиления, едва заметно улыбнулся уголком губ. Следом разговор зашел о знаке, что покоился на шее девушки под волосами, однако едва варвар задал свой вопрос, ундина напряглась. Кружка с водой слегка дернулась в руках, а следом Зои потянулась к своему клейму, словно пытаясь прикрыть этот стыдный символ на своем теле. Брови капитана сошлись на переносице, а серьезный взгляд внимательно смотрел на русалку, посчитав, что может задать интересующий его вопрос о своем спасении и получить ответ, Конан ошибся. Ничего лучше, как ответить вопросом на вопрос она не придумала.
- А зачем ты спас меня? Просто чтобы отдать долг? Или использовать в дальнейшем против богов? - выпалила девушка, но эти слова совершенно не задели грозного варвара, он лишь молчаливо сложил руки на груди и выдохнул горячий воздух из легких.
- Судят по поступкам, а не по словам - тихо произнес он - Ты не рабыня на моем корабле - уверенно добавил он.
– Прости, - поспешила извиниться Зои, руками сжимая уголок одеяла – Я… я не знаю, почему спасла тебя. Просто в тот момент подумала, что… ты не должен так умирать… и что хочу…. снова увидеть твой разгневанный взгляд. - неожиданно для себя самой русалка, сказала то, что возможно не хотела бы говорить Конану в глаза. Мужчина на миг посерьезнел, прокручивая последние слова, он не ослышался?
– Лавина! Она в порядке? Я могу ее увидеть? - словно пытаясь увести мысли мужчины в другое русло, девушка поторопилась исправить свою ошибку, не дав возможности пирату и дальше размышлять над услышанным. Однако, слишком поздно, он прекрасно слышал ее слова, вот только ничего не ответил, все его мысли обратились к этой фразе.
– Конан - произнесла Зои, возвращая того в реальный мир.
- М? - задумчиво протянул он, а затем все же перевел взгляд на ундину, в то время, как ее хрупкая ручка, мягко накрыла ладонь пирата. - Спасибо… - снова повторила она.
Взгляд темных глаз киммерийца, с интересом смотрел на Зои. Он пытался разгадать загадку, которая впервые предстала перед ним такой беспомощной и нежной. Брюнет снова любуется своей гостьей от чего внутри сжимается тугой комок, в его памяти еще живо то ощущение, когда Зои осмелилась покорить гордого льва, сладостной песней, что сводит моряков с ума, заставляя разбиваться о скалы. Было ли это наваждение или нечто иное он не знал, варвар не на шутку был обеспокоен собственными эмоциями.
- Если ты была рабыней, то знаешь цену свободы - глухо проговорил он - Ни боги ни кто либо другой не поставит меня на колени - гордо выпрямившись в спине проговорил варвар, а после осторожно снял ручку девушки со своей ладони. - Твоя красота и голос наверняка свели с ума ни одного мужчину, верно? - с легкой улыбкой произнес он, осторожно коснувшись пальцами ее подбородка - интересно, что чувствуешь, когда в твоих руках чья-то воля - едва слышно протянул Конан, чуть приблизившись к Зои, так, что мог ощущать ее трепетное и волнующее дыхание и вместе с тем держа необходимую дистанцию. Его взгляд опустился к пухлым губам девушки, а внутри него возникло внезапное желание поцеловать русалку, с трудом он переборол в себе желание. - Я пришлю к тебе Лавину, а сейчас отдыхай - поднявшись на ноги, пират поспешно вышел из каюты, но остановился в коридоре на полпути. С силой он встряхнул головой прогоняя нахлынувшее наваждение, не уж то песня серены проникла в самое сердце капитана, заставляя того относится к русалке иначе? Или это клеймо рабыни изменило его отношение? А может быть она ему нравилась, как женщина? Нет, очевидно, последнее невозможно, она творение богов и случит им. Тяжелыми шагами ступая по деревянному полу, он вышел на палубу. Ветер тут же поприветствовал морского льва резким, но теплым порывом, спутав все волосы. Хорошо бы если б с этим порывом из головы пирата вылетели все те мысли, которые теперь не давали ему покоя.
Конан отыскал своего друга, тот верил в серен и вообще был податлив вере во всякие чудеса, в отличии от скептического капитана, однако теперь возможно Питт сможет внести ясность в паре вопросов.
Варвар доверял Питту, а потому задал ему весьма определенный вопрос. Может ли русалка контролировать сознание и заставлять мужчину желать ее. К сожалению, друг не смог дать четкого ответа, зато посоветовал проверить кое-что. Взгляды мужчин коснулись сидевших на лавочке женщин, которые распутывали веревки.
- Что ж , возможно ты прав - чуть улыбнувшись проговорил Конан. - Скоро ужин, мы отметим нашу победу, соберемся с силами и отправимся на остров - после этих слов капитан корвета, приблизился к дамам. - Она очнулась - обратился он к нимфе, - И зовет тебя. Ужин будет подан через несколько часов, не опаздывай - добавил он, голосом, не терпевшим возражений и пререканий, к тому же Конан взглядом дал понять, что нимфе лучше поторопиться к подруге.
- Что - то ты притихла - проговорил киммериец, усевшись рядом с танцовщицей - где же заливные песни и танцы - схватив веревку, что крутила блондинка в своих руках. - Давай помогу - проворчал он, обращая свое внимание к веревкам, которые уже через пару минут были распутаны и сложены в сторону. Он поднялся на ноги, и подал руку танцовщицы.
- Пойдем, пройдемся - улыбнулся он. Вместе с Террой капитан неторопливо разгуливал по мачте, интересуясь ею. Ему было интересно, что она делала на том тонущем корабле, с которого он ее спас. Ведь Конан практически вырвал ее из лап смерти, дав возможность продолжить жизнь. Прошло какое-то время, прежде чем их разговор был прерван Питтом.
- Важные вести капитан - сдвинув брови на переносице пробурчал товарищ. - Мы потом закончим наш разговор - улыбнулся он танцовщице, а после вместе с Питтом направился к корме корабля.




Физическое состояние: полон сил
Моральное состояние: отличное
Одет: так
С собой: оружие, сумка с едой, фляга

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 76
Зарегистрирован: 19.12.11
Репутация: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.09.14 17:49. Заголовок: Зои с искренней благ..


Зои с искренней благодарностью в глазах смотрела на Конана. Ей действительно было за что благодарить бравого капитана, и она ощущала, как хрупкое перемирие рождается между ними. Ей казалось, что все случившееся прочно связало всех пиратов и пленников корабля, что теперь они стали одной командой и могут хоть чуть-чуть, но доверять друг другу. Ундина ошибалась. Оказалось, что в ней еще осталась та детская наивность, которую она все это время пыталась в себе искоренить. Конан вовсе не собирался принимать ее дружбу. Он оценил ее храбрость, граничащую с глупостью, но не более того. Возможно, он еще посочувствовал ее прошлому, где она была рабыней, но всего этого было слишком мало, чтобы ледяное сердце киммерийца растаяло. Прошло мало времени, чтобы доверять той, что едва не погубила весь корабль своей чарующей песней. Варвар не забыл об этом. Он придерживался мнения, что ценят не по словам, а по поступкам и, наверное, был растерян противоречивыми деяниями сирены. Она и сама не могла объяснить своих действий. Лавину она спасла осознанно, готовая пожертвовать ради нее жизнью, но ореада была ей близка, как друг, а Конан не был другом, он был пленителен, пиратом и варваром. Но иногда он умел удивлять, заставляя задуматься об отношении к нему.
- Ты не рабыня на моем корабле, - уверенно заявил мужчина. «Не рабыня, но пленница. Не такая уж и большая разница» - усмехнулась Зои, опуская взгляд. Она кивнула в благодарность, но было заметно, что девушка не сильно верит его словам. - Если ты была рабыней, то знаешь цену свободы, - добавил капитан, чем заставил сирену вновь поднять на него взгляд. - Ни боги, ни кто либо другой не поставит меня на колени.
Зои тяжело вздохнула. Она узнавала эту борьбу. Когда-то она считала точно так же и была уверена в своей вере, но жизнь на свободе быстро ее разубедила. Конечно, она не такая сильная, как Конан, но клеймо раба остается с тобой на всю жизнь. Как и он, русалка боролась за сладкую свободу каждый день, каждую минуту. Только она понимала, что уничтожение богов ничего не даст. Не боги делают нас рабами, а люди. Остерегаться нужно людей. Интересно, какой человек может поработить такого гиганта, как Конан?
- А разве кто-то пытается? – Осторожно спросила она мягким голосом. – За тобой никто не гонится. Это ты ищешь смерть в гневе богов. Еще не поздно развернуть корабль… - Вместо ответа пират убрал ее руку, что ладонью накрывала его кисть, и сирена разочаровано поджала губы, понимая, что не смогла достучаться до его ослепленного ненавистью разума. Он был убежден в своем мнении, а мнение какой-то глупой русалки его не волновало.
- Твоя красота и голос наверняка свели с ума ни одного мужчину, верно? – После некоторого молчания проговорил варвар. Зои подняла на него удивленный взгляд и в этот момент пальцы мужчины сомкнулись на ее подбородке, словно пытаясь удержать ее взгляд. Сирене не понравилось, как произнес этот комплимент Конан. Она сразу же почувствовала что-то неладное. Показавшееся ей доверие и дружелюбие в момент стало уплывать сквозь пальцы. В голосе киммерийца звучало презрение, а не восхищение, он рассматривал ее лицо, как лик потенциального врага, а не друга. Такая резкая смена настроения Конана напугала Зои. Ее подбородок задрожал, сердце испуганно забилось в груди и ей безумно хотелось опустить взгляд, но она не могла. Широко распахнутыми глазами, полными страха и непонимания, она смотрела точно в темные глаза пирата и была не в силах разгадать его мысли. Ей хотелось закричать, что ее песня была всего лишь самозащитой, но слова застряли комом в горле под испытывающим взглядом мужчины. - Интересно, что чувствуешь, когда в твоих руках чья-то воля? – Выдохнул Конан, медленно приблизившись к ее лицу. Зои сделала вдох, но не смогла выдохнуть, когда губы пирата остановились в пару сантиметрах от ее. Что он делал, она не понимала, это ее пугало и… странным образом волновало. Его взгляд внезапно опустился к губам сирены, ее подбородок был все еще во власти его пальцев, и даже если бы она захотела в этот момент отпрянуть, то все равно не смогла бы. Как же все это было странно и запутанно. Секунду назад он смотрел на нее с презрением, а сейчас в его глазах пылает желание поцелуя. Однако девушка еще помнила слова варвара, больно резанувшие ее доверие к нему.
- Не знаю, - вдруг произнесла Зои и вздрогнула. Она не ожидала услышать свой собственный голос и не поняла, как так получилось, что дар речи вернулся к ней. Отступать было уже поздно, поэтому она придала своему взгляду уверенность и бесстрашие. Получилось плохо, губы задрожали. – Это надо спросить у тебя. Ведь это в твоих руках воля двух пленниц.
«Я не монстр! Не чудовище!» - кричала сирена в мыслях, пытаясь сдержать слезы обиды. Внешне она держалась хорошо, но внутри уже была уязвлена мнением Конана. Ей казалось, что стена ненависти между ними была разрушена, однако она сильно ошибалась. Для того, чтобы поверить русалке киммерийцу было мало двух спасенных жизней, ведь своей песней она загубила больше. Он не верил ей, считал ее чудовищем, способным заморочить голову любому мужчине. Да, он был прав. Запой Зои сейчас, Конан был бы в ее власти. Но она не делала этого, не пела. Так за что же он так поступает с ней?
- Я пришлю к тебе Лавину, а сейчас отдыхай, - пальцы пирата разжали хватку, выпуская подбородок девушки. Сам мужчина поднялся на ноги и поспешил покинуть каюту. Дверь захлопнулась. Зои с тяжелым выдохом упала на жесткие подушки и закрыла глаза. Ей потребовалось время, чтобы сердце успокоилось, дыхание выровнялось, а страх ушел. Открыв глаза, сирена долго изучала потолок. Она размышляла, что ей делать дальше. Сначала она хотела перехитрить бронзового гиганта, но теперь в ней боролись сразу два чувства – чувство долга перед богами и желание показать Конану, что ни она, ни Лавина не несут для него угрозы. И что же ей выбрать? Если Зои станет помогать пирату, то предаст богов. Она уже это сделала, остановив кракена, который должен был помешать кораблю достигнуть острова, но пока осколок неба не в руках киммерийца, был еще шанс оправдать себя перед богами. Вот только хотела ли она этого? Все закончилось бы мирно, если бы Конан послушал ее и развернул корабль, откинув эту бредовую идею найти осколок, вот только он не послушает. Слишком упертый. Он погубит себя, свою команду и пленниц, ведомый желанием уничтожить богов. Как же ей поступить?
В комнату неуверенно постучали. Зои приподнялась на подушках и приняла сидячее положение, откидывая в сторону свои размышления. Дверь открылась и в каюту вошла Лавина, удерживая в руках какой-то мешочек. Ореада оставила свою ношу на столе и тут же рванула к кровати. Сирена с улыбкой распахнула объятия. Две подруги по несчастью крепко обнялись.
- Я так волновалась за тебя! – Призналась повелительница гор. Русалка мягко улыбнулась ей в ответ, ей было так приятно, что есть на этом корабле хотя бы один человек, который переживает за нее.
- А я за тебя. – Проговорила Зои, удерживая в руках маленькие ладони ореады. – Я рада, что ты в порядке. Не представляю, чтобы со мной было бы, если бы кракен … - Она не смогла договорить, язык не поворачивался такое произнести вслух.
- Ты не должна была так рисковать из-за меня.
- Должна была! – Возмутилась сирена. – На этом корабле никто нам не поможет кроме друг друга. – Лавина печально улыбнулась и вдруг бросила взгляд на мешочек, что принесла. Зои проследила за ее взглядом. – Что это?
- Земля. Конан дал мне ее, чтобы я могла восстановить силы. – Ответила ореада, стыдливо опуская глаза. – Он так волновался, когда ты исчезла в море… Зои, может он не такой черствый и жестокий, как мы думали?
- Может, - тяжело вздохнула сирена, откидываясь на подушки. – А может он помогает нам, потому что мы ему нужны. С самого начала он держал нас на корабле, как пленниц, желая использовать против богов. Что могло измениться?
- Многое, - с улыбкой отвечала Лавина. – Ты спасла ему жизнь, спасла жизнь мне. Мы пережили сильный шторм, нападение кракена, и все потому что перестали друг друга ненавидеть, сплотились для общей цели.
- Сотрудничая с ним, мы предаем наших богов, - с укором проговорила Зои, взглянув на поникшую ореаду. Русалка обняла подругу и тяжело вздохнула. – Прости. Я сама запуталась, но я знаю точно, что как бы мы не сблизились с Конаном, мы не должны позволить ему заполучить осколок неба.
- Но как мы это сделаем? – Осторожно спросила Лавина.
- Уничтожим осколок. – Решительно заявила Зои.









Физическое состояние: отличное
Моральное состояние: напугана
Одет(а): серая грязная туника
С собой: ничего
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 720
Зарегистрирован: 02.10.13
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.10.14 00:18. Заголовок: Нимфа только и успел..


Нимфа только и успела сделать, что сказала о своём неземном происхождении, а потом убежала к очнувшейся русалке. Тэрра проводила её взглядом и снова уткнулась в корзину с верёвками. Конечно, её никто не ждал и не звал. Она вроде бы на стороне пирата, хотя он считает её скорее ненужной гостьей, чем союзницей. По крайней мере создавалось такое впечатление. Что же до божественных девушек – у Тэрры и с обычными не получалось долгой дружбы. Под грозным взглядом русалки она робела, ей казалось, что смуглянка если не ненавидит, то уж точно помнит зло, совершённое танцовщицей. Глупо было полагать, что Зои может и по ней тоже соскучиться.
-Что - то ты притихла - проговорил киммериец - где же заливные песни и танцы?
Тэрра посмотрела на свои озябшие коленки и честно ответила:
Вряд ли тебе захочется смотреть на танец усталости, холода и тоски по земле.
Видимо варвар сжалился и предложил помощь, без усилий (не в пример старавшимся девушкам) размотал несколько последних узлов. Он предложил пройтись. Тэрра согласилась, приняла его руку, встала. Он хотел знать о её путешествии. Циркачка задумалась. Кажется это было настолько давно и неправда, что она делала на том корабле? Да ничего – плыла. Просто плыла домой после долгого путешествия, из Индии по земле многими попутными кибитками, через земли ливов к морю. И вот долгожданный рейс Латакия-Крит-Неаполис, которому не суждено было закончиться. Был шторм, Тэрра так и не поняла в какой момент рядом оказался Конан. То ли пираты застали убитое судно, то ли успели поживиться. Танцовщица отключилась гораздо раньше и не хотела думать – выжил ли ещё кто-нибудь и почему именно она оказалась здесь. Восточные монахи учили, что ты всегда там, где тебе надо быть. Поэтому Тэрра не ныла. Она рассказала пирату всё, что помнила, кажется он был доволен рассказом.
- Важные вести капитан – откуда –то взялся помощник Конана.
-Которые я не услышу – про себя закончила Тэрра. Как и ожидалось, вестей при ней не говорили, будто она иностранный шпион. Капитан ушёл, оставив девушку в одиночестве. Никто не собирался что-либо с ней обсуждать и спрашивать мнение, русалке с нимфой и вдвоём было хорошо. Порадовавшись, что киммериец не успел дать какого-нибудь задания перед уходом, циркачка пошла искать ушибленного матроса, к которому успела привязаться. К счастью, парень уже очнулся, хоть и выглядел плохо. Он выглядел виноватым и хмурым, лежал на постеленном на доску ватнике. Увидев танцовщицу, отвернулся в другую сторону. Она так и не решилась подойти и подумала, что распутывание верёвок было не самым плохим занятием.
Нос корвета гордо торчал вверх, впереди плескалось море, а землю по правому борту корабль презрительно не замечал. На ум лезла песня, которую Тэрра сочинила, отправляясь в обратное плаванье. Там было много куплетов: про старый компас и про пиратов, но в голове крутилось только пара строк:

 цитата:
-Утри же слезу, я тебе привезу голос дальнего ветра в своих волосах.
В шальную грозу не бойся и жди, я уже на пути
Вижу землю впотьмах.





Физическое состояние: в норме
Моральное состояние: непонятное...
Одет(а): длинная юбка, топ
С собой: плащ

- Ты танцовщица?
- Да! Ты узнал это по грациозным движениям?
- Нет, по грязным пяткам.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 46 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 6
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет