On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
После долгих размышлений было принято решение о переезде. Ждем вас на новом адресе: http://theancientworld.rusff.ru!


АвторСообщение



Сообщение: 491
Зарегистрирован: 14.02.09
Репутация: 13
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.11.13 15:31. Заголовок: «Утраченные истины»


Место событий: Греция. Микены.
Участники: Mikaela, Erona, Joxer The Mighty, Rumina
Cюжет: Микены постигла страшная тьма. После смерти правителя все пошло ко дну. Народ стал голодать, бесчисленные болезни напали на город, земля перестала давать урожай, ибо некому было её обрабатывать. Люди умирали, как насекомые. Всему виною колдун, который занял место правителя. Он терроризировал народ, истощал земли, убивал и властвовал так, как ему заблагорассудится. Румина отбыв срок в заключении, к которому её приговорили после магического суда - отправилась на поиски своего сына. И дорога её привела в Микены. Женщина не просто так сюда пришла, она знала, что её сын был здесь и именно здесь обрывается след. Увидев земли и все, что с ними произошло - она сразу же узнала почерк виновника, поэтому отправилась прямиком к нему. Румина требовала вернуть ей сына. Но в итоге сама оказалась обманутой и заключенной в темных подземельях дворца, который возвел колдун. Окрестностями Микен проезжала уморенная дорогой Микаэла и она решила остановится в одном трактире неподалеку от города. Там же находился Джоксер. Сначала он только прислушивался к разговорам людей о том, что творится вокруг, ожидая момента, когда объявит себя их спасителем. Но его внимание приковала к себе вошедшая в трактир девушка. Она была удивительно схожа с Зеной. Он решает познакомится с Микаэлой. Ну а люди, которые обнаружили в трактире уже не одного воителя, а целых два - решили, что это подарок богов и знак свыше. Они рассказали путникам о том, что их город терроризирует страшный колдун и попросили помощи. Микаэла и Джоксер соглашаются и на утро отправляются в город. Они предприняли попытку добраться до колдуна, но она провалилась и их также заточили в подземелье, где сидела и ведьма. В ходе событий Румина открывает новым заключенным тайну правления колдуна. Теперь героям остаётся выбраться из заточения и найти пути к уничтожению колдуна, ибо действует он под покровительством богов. Румина предлагает вести войну не только против колдуна, но и его покровителей. Женщина открывает воинам секрет того, что боги сотворили с миром и вместе они решают отправится на поиски Атлантиды, что бы поднять её из недр океана и найти там знания, которые помогли бы свергнуть богов и вернуть все, как должно быть. Только для начала пленникам нужно выбраться из подземелья, а колдунье вернуть свои силы.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 50 , стр: 1 2 3 All [только новые]





Сообщение: 8113
Зарегистрирован: 31.10.08
Репутация: 53
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.11.13 20:32. Заголовок: Поистине начинаешь ц..



 цитата:
Поистине начинаешь ценить время, когда ощущаешь его потерю. И чего стоит потеря времени. Даже для человека обреченного жить вечно.



Сколько времени прошло с того момента, как её заточили в тюрьме Румина не знала. Но как только она вышла на свободу, вновь посмотрела на солнце, вдохнула свежий воздух женщина сразу поняла, что в этом мире многое изменилось. Он не такой, какой должен быть. Румина посмотрела на свои ладони. В них заключалась большая сила, но долго же она бездействовала. Румина сжала руки в кулаки и вновь глянула на небо. Плевать, что произошло с этим миром. У неё отняли все. Её постоянно запирают, в ней видят угрозу там, где её даже и нет. И вот она отбыла наказание за то, чего не совершала. И чего стоят те извинения, которые ей приносила гильдия магов? Разве вернут они то время, которое она пробыла взаперти как раз в те моменты её жизни, когда она по настоящему хотела жить, когда ей было ради кого жить. Но у Румины отняли всё. Её вновь заточили и лишили сына. Она могла убить их всех. Выбраться из тюрьмы, уничтожить эту проклятую гильдию магов. Но не сделала этого ради своего сына. Он не хотел видеть в ней убийцу. Он рос хорошим и добрым мальчиком. Румина же старалась быть соответствующей матерью и не разочаровать сына. Но к чему это привело? Они отняли Аргона у неё. Она осталась одна, а сын её неизвестно где. А может он дома? - подумала она и исчезла. Румина перенеслась домой, но в милой хижине, в которой они раньше жили было пусто и заброшено. В этот дом давно не ступала нога человека. За год этот дом не мог превратиться в столь заброшенное и увядшее место. Это и удивило Румину. Мир изменился - первое, что почувствовала Румина. Может, это было не просто чувство? В любом случае все это не нравилось ведьме. Она вошла в дом, отбросила лежавшую поперед комнаты балку, естественно с помощью магии, расчистила стол, нашла уцелевшую посуду, несколько припрятанных в подвале ингредиентов. Румина в считанные минуты сварила зелье. Его едкий запах расплылся по всему домику.
- Готово, - прошептала женщина, затем наклонилась над посудиной и вдохнула запах. В этот момент она закрыла глаза, а внутренний взор явно показал видения. За это время люди потеряли веру в богов. Они стали терять свою силу... произошло великое объединение... всплеск магии... последствие... временные линии. Румина резко выдохнула и еле устояла на ногах. В попытках ухватится за стол она уронила посудину та разбилась и уже не нужная смесь потекла по сухому полу. Румина была шокирована. Еще некоторое время она переводила дыхание. - Не могу поверить, что они пошли на такое.
Теперь все становилось на свои места. Вот куда подевался камень. Его украсть никому не было под силу. Это сделали боги, что бы присвоить себе магию, своих сил им было недостаточно, ибо они их теряли из-за отсутствия веры. Они пошли на такой отчаянный шаг. Но такая магия имеет свою цену. Время... время искажено. Вот почему заточение ей казалось вечным. Тут же женщину посетило беспокойство за сына. Она должна была найти его. И даже скоро изготовила поисковое заклятье. Но это не дало результатов. Она не увидела сына нигде. Но этого быть не может. Он не мертв и Румина чувствовала это. Вот только она всегда и всех видела, даже могла заглянуть в потусторонний мир благодаря урокам Осириса. Но Аргона нигде не было. Это насторожило и чертовски напугало Румину. Тогда она решила действовать иначе. Искать его магию. Практически всю Грецию Румина прошла в поисках сына, но след его обрывался здесь, в Микенах. Румина стояла у ворот в город и наблюдала за тем, во что превратилось это место. Здесь было ужасно, повсюду дым от горелых домов, людей практически не видно. На улицах встречаются трупы, пожираемые воронами. Здесь было черно и серо. Женщина скривилась, она многое повидала за свою жизнь длинною во вселенную, но все равно такое ей было отвратительно наблюдать. Резиденцию правителя искать долго не пришлось, его черный и отвратительный замок было видно даже за стенами города. Туда Румина и отправилась. Стража не пускала женщину, но разве ведьму это остановит? Она дошла до самого тронного зала. Легким взмахом руки, Румина распахнула тяжелую дверь и вошла внутрь.

- Твой почерк виден издалека, Велиар!

Румина остановилась посреди зала и с улыбкой взглянула на воинов, которые уже дернулись, что бы остановить не прошенную гостью. Но колдун велел им сохранять спокойствие.
- Неужели сама великолепная Румина пожаловала в мои скромные владения? Я польщен. Ты многое пропустила, сидя в тюрьме гильдии.
Румина улыбнулась уголками губ, но затем вмиг посерьезнела.

- Я пришла сюда за сыном. Его след обрывается, где он?

- Не имею ни малейшего понятия, о ком ты говоришь, - ехидно улыбнулся Велиар, сидя на своем троне.

- Не шути со мной, его магический след обрывается здесь. Говори, где Аргон?!

Румина начинала терять терпение. И не удивительно, она не любила, когда с ней играют, а тем более колдуны низших уровней. Вот только многое Румина упустила благодаря временной петле. Велиар стал гораздо сильнее, чем она ожидала. В руках Румины появилось два энергетических шара, с такой мощью, рассчитанной специально на уничтожение колдуна.
- Тише, тише, не стоит так сгоряча. Может, однажды твой Аргон и был здесь. Но у меня нет твоего сына, даю тебе слово колдуна, - и Велиар нарисовал на сердце магический крест. Это и удивило Румину, значит, он говорит правду.

- Хм, что же, тебе повезло, что крест засветился синим цветом. Мироздание никому не обмануть, даже мне.

Румина хотела бы зацепится за то, что этот колдун лжет. Вся его сущность была настолько отвратительна и неприятна ей, или она просто желала, что бы её сын оказался здесь. Но увы, синий крест свидетельствует о том, что колдун не лжет. Ведьма развернулась и собиралась покинуть гостеприимного колдуна, как вдруг он сказал:
- Уходишь, так скоро? Да ну, не может быть. Разве тебе не интересно, как так вышло, что я владею этой землёй?
Румина остановилась и обернулась.

- Это ненадолго, глупец. Боги и гильдия не позволят тебе этого.

Колдун рассмеялся.
- Вижу отсидка в тюрьме пагубно подействовала на тебя, Румина. Кого ты ненавидишь больше, чем людей? Кто заточил тебя на миллионы лет в пещере? Мне обещано многое, скоро весь мир будет моим. Люди станут поклоняться им, как своим спасителям, а я буду их вождем очищенным богами.
Румина смотрела на колдуна с презрением, как на безумца, но вскоре его речи стали обретать для неё смысл. Она и правда ненавидела богов сильней человечества. И теперь её ненависть усилилась в разы, ибо из-за них она потеряла сына, бесцельно отсидев в той тюрьме. Все одурачены богами.

- Я уничтожу твоё царствование! Ни у тебя, ни у богов ничего не выйдет. Я выступлю против них, как в тот раз, много веков назад. И на этот раз, будь уверен - уничтожу их!

- Всех богов? Ха-ха, Румина ты слишком переоцениваешь себя. Может, парочку тебе и удастся убить, но есть ведь иные боги, не только наши. Подумай, разве только греческий пантеон виновник торжества?
Слишком долго она сдерживала себя в разговоре. Она могла одним взмахом уничтожить всё, что и собиралась сделать, но вдруг сзади на её шею кто-то надел ошейник и в этот же миг Румина почувствовала истощение. Колдун смеялся.
- Теряешь хватку, ведьма. Тебе никогда не помешать тому, что будет. Колесо запущено, процесс прошел. Заприте её в подземелье, - распорядился колдун. Румину взяли под руки. Но она не могла поверить, как так произошло, почему она утратила свою бдительность. Хотя тщетно уже гадать почему так вышло. Что сделано, того не вернуть. Теперь она заложница у гнусного колдуна. И она не знала расстраивало это её или злило. Теперь она еще на шаг отдалилась от сына. Румину повели под руки, но прежде чем уйти, женщина произнесла:

- Ты пожалеешь о том, что сделал!

Оказавшись в подземелье, абсолютно бессильной Румина не могла отдать себе отчета в том, как подобное произошло. Слишком часто её закрывают и ненависть росла в ней с каждой минутой все больше. Она знала, что творится с миром, знала, что где-то там её сын, а она ничего не может поделать, как и не смогла его найти. Неужели действительно мягкость и милосердие подрывает силу и ту мощь, которой она владеет. Теперь ей вновь придется сидеть в заточении, в этот раз уповая на удачу, ибо своими силами ей не выбраться. Без магии Румина была просто хрупкой женщиной с багажом невиданных человеку знаний. Но знания не откроют ей замок, а даже если и откроют, то без своей силы ей не справится ни с чем.



Физическое состояние: лишена сил из-за ошейника.
Моральное состояние: в ярости.
Одета: выглядит так
С собой:мешочек с магической пылью.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 312
Зарегистрирован: 29.01.13
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.11.13 18:45. Заголовок: Этим днем все начин..



Этим днем все начиналось хорошо, ну по крайней мере неплохо для Джоксера; без особых происшествий, которые раньше, бывало, случались с ним на каждом шагу, ему удалось добраться до очередного города в своем путешествии. На сей раз этим городом оказались Микены. Он в последний раз бывал там достаточно давно; сейчас пришло самое время исправить это упущение.
Что он знал об этом городе? Не то чтобы чересчур уж много, но достаточно. Например, то, что это очень древний город в Арголиде, один из известных культурных центров Греции, и все прочее… В свое время была даже сложена легенда о том, что он был построен самим Персеем, сыном Зевса и Данаи, и что раньше там жили их потомки вместе с переселившимися из Элиды несколькими знатными родами. Микенцы даже когда-то завоевали Крит и затем начали создавать колонии на берегах Эгейского моря, на островах Родос и Кипр; вели торговлю по всему Средиземноморью, с Финикией и Египтом, и на тот момент были сильнейшим государством материковой Греции, а их правители возглавляли союз из нескольких пелопонесских царств. Но потом сильно возвысившийся соседний полис Аргос подчинил себе Микены, они постепенно стали приходить в упадок, жители переселялись в Клеоны, в Керинию, в Ахайю и даже в Македонию, в Пеллу к царю Александру. Но это длилось не слишком долго, позже царю Никию удалось освободиться из-под протектората аргосцев и вернуть родине былое величие. До сих пор как памятники прошлого, там оставались почти в первозданном виде знаменитые стены с Львиными Воротами, Сокровищницы легендарного Атрея и его сыновей, могилы Атрея и Агамемнона… Микенцы по старой окрепшей традиции хоронили своих царей в сложных «купольных» гробницах «толосах», построенных из огромных каменных плит и по форме напоминавших гигантские купола. В одну из гробниц, в сокровищницу Атрея, даже сделали открытый доступ для гостей как к месту общественного достояния. Правда, самого Джоксера туда так и не пустили, сославшись на его непрезентабельный вид и заподозрив что он пришел красть экспонаты, а также еще кое на что, в результате чего получился сильный скандал с дракой, после чего его выгнали запретив когда-либо возвращаться обратно и показываться на глаза. Зато позже он расспросил посетителей. Люди передавали, что стены гробницы украшали бронзовые позолоченные украшения. До сих пор в этом городе очень ценились старые ремесленные профессии, например такие как литейщики бронзы, золотых и серебряных дел мастера… Состоятельные микенцы, на самом деле, очень любили и высоко ценили золото, и другие драгоценности, до такой степени, что даже не довольствовались изделиями земляков, но даже заказывали и вывозили много изделий и предметов роскоши из Египта. Искусные мастера делали из золота кубки, маски, цветы и украшения, инкрустировали золотом мечи и доспехи настолько хорошо, что с ними в этом не мог сравниться никто в Элладе.
За всеми этими мыслями и рассуждениями он и не успел опомниться, как уже добрался до пригородов, но почему-то там вид местности начал изменяться к худшему. В глаза стали бросаться заброшенные усадьбы, часть которых уже вообще была сожжена и теперь чернела остатками стен, землю, похоже, там тоже никто не обрабатывал хотя бы в этом сезоне года, также по дороге ему никто не встретился, вокруг было тихо и по-страшному напряженно. Только птицы иногда появлялись в небе или садились на ветви деревьев, но тут же исчезали невесть куда.
Озираясь по сторонам, всегда готовый, как ему казалось, к нападению, и держа себя начеку, «воин» преодолел еще некоторое расстояние и вдруг заметил невдалеке маленькое, кособокое, невесть как приткнувшееся к подножью холма здание, которое производило впечатление обитаемого. Решив получше изучить все эти таинственные явления, которые встретились ему по дороге, и, если получится, расспросить об этом у местных жителей, Джоксер направил свои стопы туда и вскоре очутился перед домом, оказавшимся судя по всему таверной.
Он вошел внутрь и заметил там крайне немногочисленных посетителей, что сидели за столами, но притом большая часть этих самых столов пустела, а обстановка была достаточно убогой: обшарпанные деревянные стены, скрипучие доски пола, все какое-то грязное и запущенное. Но больше всего он удивился, когда увидел хозяина.
Аристарх, владелец роскошного заведения в Микенах, на одной из центральных улиц, у которого Джоксер вместе с Зеной несколько лет назад был в гостях, теперь выглядел словно жалкой тенью себя самого. Нестиранная одежда, помятый вид, обрюзгшее небритое лицо, красные от бессонницы глаза… Он будто очень сильно постарел и теперь был больше похож на нищего, постоянно злоупотребляющего остатками от даров Диониса, чем на состоятельного человека.
Конечно, все это заинтересовало Джоксера, и он, сняв шлем и пригладив ладонью непослушные пряди волос, подошел поближе со словами:
- Эй, Аристарх, что тут у вас происходит? Ни единой живой души вокруг, да еще ты в придачу, как будто бы помирать собрался?
- А… это ты… - потянул тот, пережевывая что-то во рту, - Зря ты пришел сюда…
- Это еще почему? Что случилось?
- У нас тут сейчас не ахти как… После смерти царя Никия все пошло наперекосяк.
- Царь Никий умер? Да, дела… А ведь он был не слишком-то и стар… Хотя, по правде сказать, и не очень то и молод… Да еще часто пировал с вином и девицами ночами напролет…
- Перестань чушь молоть! – сурово перебил его Аристарх. – Прояви хоть каплю уважения к покойному… Так вот, его не стало, а потом наш народ стал бедствовать и голодать, начались неурожаи, земля стала простаивать бестолку, люди начали мереть. А все потому, что место царя жестоко узурпировал злобный Велиар со своими приспешниками. У царя-то ведь наследников не было… Неясно как, но этот Велиар, чтоб ему пусто было, заставил Никия незадолго до его смерти завещать себе все царство… так вот и занял место правителя. Он и его люди угнетают народ, истощают земли, убивают в свое удовольствие для забавы и властвуют так, как им того хочется. Вот и у меня забрали мой приимый дом в Микенах, все деньги, золото… Да это что… Сам еле ноги унес. На последние гроши открыл здесь эту лачугу, с тех пор так вот и перебиваюсь…
Джоксер призадумался. Казалось бы, ничего странного, обычная история. Снова правитель-деспот и его сторонники захватили власть в мирном городе, снова надо помочь людям освободиться от гнета тирана… Но все же что-то в рассказе Аристарха ему не нравилось. Какие-то детали, мелочи. Но ведь, как известно, с мелочей начинаются великие дела и трагедии. Не мешало бы получше все разузнать. Но это потом, а сейчас неплохо бы чуток поесть, а то на голодный желудок всегда хуже думается.
- Угу… - пробурчал он. – Понятно… Ну, раз уж ты здесь, то будь добр принеси мне чего-нибудь перекусить и выпить. Скажем, ту жаренную баранину по-микенски, которой ты нас, помнится, как-то потчевал.
На Аристарха было просто жутко смотреть.
- Да что ты, совсем ума лишился?!... Какая тут, к Харону, баранина? – чуть успокоился и продолжил: - Могу угостить только бобовым отваром… Хлеба тоже в обрез. И вино осталось только самое кислое, прошлогоднее…
- Ладно, так и быть, - поразмыслив, согласился голодный Джоксер.
- С тебя две драхмы, - добавил Аристарх.
- Чего?!.. – возмутился Джоксер. – Помнится, когда мы с Зеной были у тебя, ты же сам говорил, что отныне, в любое время, стоит лишь нам заглянуть к тебе когда-нибудь, ты будешь кормить нас бесплатно!
- Это да, - кивнул Аристарх. – Вот если бы Зена сейчас была с тобой, я бы, пожалуй, пошарил бы в своих запасах, но коль скоро ее тут нет, с тебя две драхмы! Так что, деньги на бочку!
«Воин» тяжело вздохнул, но делать было нечего и пришлось швырнуть хозяину две монеты.
- Вот тебе… Если бы ты так не страдал… - сказал он громко. – Тоже мне, еще один Салмоней нашелся! – добавил он тихо, чтобы владелец таверны его не расслышал.
Аристарх ушел распорядиться своему единственному прислужнику, чтобы тот приготовил заказ и подал на стол, а Джоксер снова погрузился в размышления. «В этом он прав, была бы Зена здесь… Но, как назло, я даже и представить себе не могу, где она сейчас… Когда они с Габриэль вернулись из Ольвиии, я сам нашел их, и к ним присоединился, но потом… Опять мне начали втемяшивать, что мол с нами слишком опасно, подожди еще немного… Эх, ну разве так можно? Человек, можно сказать, вон и кожи лезет, старается, а его – побоку?!... Что же это за невезение такое?».
Он еще долго думал и сетовал на свою судьбу в таком роде, как вдруг случилась та простая, но памятная вещь, которая и изменила все.
Двери, заскрипев, приоткрылись, и этот звук заставил Джоксера поневоле повернуть голову ко входу. И не зря. На пороге его взору предстало самое настоящее чудо. Высокая, стройная девушка стройного, но в то же время и сильного сложения, с длинными темными волосами, благородным лицом и голубыми глазами. И, что немаловажно, при ней было и оружие, что для Джоксера играло ну просто огромную, ни с чем не сравнимую роль.
- Ну и ну… - проговорил как ему показалось про себя, но на самом деле эти его слова прозвучали вслух. – Ничего себе… Мне бы чуть прикрыть глаза, и я бы подумал, что это Зена… Да… Но ведь так не бывает! – вдруг оборвал себя он. – Зене сейчас ну никак не может снова стать лет двадцать… Впрочем… Хотя, может, это и к лучшему.
Тут как раз служитель принес ему еду и питье. Быстро выгрузил на стол тарелку с отваром, хлебницу с несколькими тощими кусочками хлеба и кружку вина. Но «герою» вмиг стало не до еды. Он решил, как это говорится, взять ситуацию в свои руки. Подошел поближе к незнакомке и сказал так, чтобы его больше никто не расслышал кроме нее:
- Я Джоксер Могучий… Мы вряд ли знакомы, ну да это неважно. Просто, если что, я знаю Зену и Габриэль… Тут такое дело, в общем как оказалось, власть в Микенах захватил злодей Велиар со своими людьми, они истребляют и притесняют народ. Надо бы помочь городу…


Физическое состояние: Довольно бодрое и мажорное, несмотря ни на что.
Моральное состояние: Как всегда, на подъеме всех вообразимых и невообразимых чувств и эмоций
Одет(а): Шлем с приподнятыми отворотами, самодельные наскоро скрепленные доспехи наподобие телигяя с круглым щитком на груди, под ними коричневый кожаный жилет и белая рубашка с широкими манжетами. Нарукавники, широкие штаны и сапоги.
С собой:Меч в ножнах на поясе, кинжал с другого бока, небольшой нож за поясом, арбалет, колчан со стрелами, мешок с вещами и едой за спиной.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 867
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.13 20:21. Заголовок: Новый день. Для тех,..


Новый день. Для тех, кто живет в полном забвении, он мог не отличаться ничем от всех предыдущих, однако изменилось все. Не одна тропа теперь не была безопасной ни для смертных, ни для богов. Мир раскололся на два лагеря, которые теперь будут вести кровавую войну, не щадя стариков и младенцев. Все было угрозой. Но, как быть той, которая, ни принадлежала, ни к одному из этих лагерей? Нет, безусловно, Мика на стороне людей, но так ли это? Девушка, рожденная от связи бога и смертной. Может ли такой человек считать себя полноценным? Возможно, но ведь это, по сути, не так. Ты не принадлежишь ни к богам, ни к смертным, застыв где-то на границы тех и других, обладая даром и в тоже время способным умереть. Но если подобные Микаэле могут определить себя к одним из них, и полноценно бороться за свободу тех, то девушка не могла сказать наверняка. В любой момент ее самоконтроль мог рассыпаться в прах и выпустить ту что, безусловно, станет на сторону богов, перечеркивая тем, все заслуги брюнетки, что так отчаянно боролась за свободу людей, и свою собственную.
Голубые глаза поднялись к серому небу, солнце уже не показывалось несколько дней, словно сама природа зависла в ожидании решения этого конфликта, который не собирался заканчиваться и лишь набирался сил для новых стычек. Мика прикрыла глаза, как бы ей хотелось верить в то, что Барка и Зена живы до сих пор, что с ними ничего не случилось.
- Вы так нужны мне - подумала девушка, а после поднялась на ноги с камня, на котором сидела уже больше получаса, и размышляла о том, куда ей дальше и что делать.
Из-за недавних событий ей пришлось немало сражаться, как за собственную жить, так и за жизнь тех, кого бессмертные обрекали на смерть. Подарок отца был полностью заполнен энергией, а это значит, что Мика может пользоваться силой богов, пока заряд не исчезнет.
- Слишком опасно - проговорила девушка, коснувшись двумя пальцами браслета на руке, легкое сияние по которому, пробежало импульсом по всему телу. Да "вдохновение", про нее нельзя было забывать. Божественное начало всю ее жизнь мечтало жить по другому, быть богиней, которой будут, поклоняются, а не прислужницей смертных, что спасает их жизни за "спасибо". Пока, воительнице удавалось держать свои силы под контролем, но каждый день она помнила все свои промахи, все срывы в которых ее божественная сущность брала первенство в вечной борьбе "за власть". Она встала с камня и подошла к коню.
- Ты один лишь всегда рядом - потрепав Вихря за гриву, улыбнулась она, а конь отозвался ржанием в ответ. Засунув ногу в стремя, Микаэла одним движением уселась в седло, крепко сжимая поводья в руках. Прицокнув, она дала команду своему верному спутнику начать движение, но куда приведет ее дорога, девушка не задумывалась. Она просто неслась по лесным тропам вперед, мимо озер и водопадов, то выбравшись из леса по открытым полям, от которых пахла травой и кровью, погибших жертв войн. Казалась нескончаемой дорога, сделала очередной виток, и перед глазами девушки открылся вид на Микены. Когда-то она была в этом городе, но так и не смогла оценить его красоты.
- Интересно, каким он стал? - подумала она, направляя Вихря в сторону города. На подступах к воротам, дочь Зены соскочила с коня, а после вошла в город, ведя за собой коня.
Микаэла не торопилась, и с интересом осматривалась по сторонам, отмечая, что и в этом городе побывала война. Тяжело вздохнув, брюнетка продолжала двигаться вдоль самой широкой улице, пока не уперлась в конюшню, где и оставила своего жеребца, где он сможет отдохнуть от долгого путешествия. Сама же Мика была не прочь подкрепится и пройдя несколько улиц оказалась возле таверны, однако эти места видимо никогда не будут отличаться атмосферой, что была присуща им. Прямо возле дверей, она разглядела комок из трех мужчин, которые явно делили, что-то. Вмешиваться в бесполезную драку пьяниц, она совершенно не собиралась, однако ее мнение видимо никого не интересовало. И едва Микаэла оказалась подле дверей харчевни, ее запястье обхватила чья-то сильная рука.
- Постой красавица - проговорил хриплый и весьма грубый голос. - Не ходи туда, там даже вина достойного нет, одна моча - смеялся он, а после дернул девушку на себя, чтобы та развернулась к нему лицом. Собственно, так и вышло, вот только от противного вида этого мужлана дочери войны стало, как-то не по себе. Желтые зубы, лохматые брови, и жутчайшая вонь из-зо рта.
- Но для таких, как ты ничего лучше и не надо - съязвила она, высвобождая свою руку. - Прости пупсик, у меня другие планы, и ваша чудная компания - она мельком прошлась взглядом по двум другим, что вытирали кровь с лица, после заворушки. совершенно не вписывается в них - широкая улыбка расползлась по лицу Мики. И нет бы этим недотепам уйти по добру по здорову, так нет же, как можно стерпеть подобные унижения от женщины.
- А ну-ка постой! - зарычал пухляк, хватая воительницу за плечи. - Мне еще никто так не дерзил, как ты - притянув к себе брюнетку, так, что их глаза находились в паре сантиметров друг от друга.
Странно! - прошипела дочь войны, а после, чуть отведя голову назад, отвесила ему мощный удар в лоб. Неожиданный прием, часто спасал от подобных случаев, однако мало кто разворачивался и уходил прочь. Так случилось и в этот раз. Троица тут же по доставала оружие, грозясь отомстить за оскорбление...зря. Микаэла выглядела весьма беззащитной, но видимо слишком уж, раз эти товарищи не заметили оружия у нее за спиной и в принципе весьма воинственный внешний вид девушки. Первый удар пришелся толстяку, что схватившись за голову сделала несколько шагов назад, после чего его товарищи начали заходить с обеих сторон, что-то бурча себе под нос. На пустую драку тратить силы время и лишний раз подвергать себя опасности Микаэла не стала и обошлась банальным прыжком в шпагате, который одновременно раздал удары в пах двум подоспевшим головорезам. Согнувшись и застонав от боли те так же отошли назад.
- Найдите себе занятие получше - покачала головой брюнетка, и откинув назад, назойливую прядь волос, свисающую вниз, зашла в таверну. Настроение было испорченно, но возможно сытная еда сможет исправить положение. Осмотревшись, Микаэла направилась к свободному столику, попутно сканируя посетителей таверны, когда к ней подошел мужчина, девушка остановилась, непонимающе посмотрев на незнакомца. Ох и не до незнакомцев ей сейчас было, и все же.
- Я Джоксер Могучий… - тихо произнес он.
- Ммм - протянула в ответ девушка, уводя взгляд к свободному столику.
- Мы вряд ли знакомы, ну да это неважно. - продолжал он. Просто, если что, я знаю Зену и Габриэль… - и едва он договорил имя сказительнице, как взгляд голубых глаз тут же вернулся к Джоксеру.
- Знаешь Зену и Габриель? - переспросила она - интересно...
- Тут такое дело, в общем как оказалось, власть в Микенах захватил злодей Велиар со своими людьми, они истребляют и притесняют народ. Надо бы помочь городу… - закончил он.
Мика чуть прищурила глаза, затем сделала шаг, к стойке трактирщика заказав, что-нибудь пожевать, и снова вернулась к едва знакомому мужчине.
- Пойдем - позвала она его, присесть за столик, а когда удобно расположилась на стуле, чуть откинулась на его спинку, сложив руки на груди.
- Значит, ты знаешь Зену и Габриель? - переспросила она, упуская пока разговор про город и его несчастья. и как близко, если не секрет? - интересовалась дочь королевы воинов.
Возможно, этот парень действительно их знакомый, а может он просто выдумывает, но для чего? Доверять словам первого встречного было просто смешно. Пусть сначала докажет, что говорит правду, а дальше будет видно...






Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 8160
Зарегистрирован: 31.10.08
Репутация: 54
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.13 01:19. Заголовок: Она сидела в гордом ..


Она сидела в гордом одиночестве в полуосвещенном подземелье. Здесь не было так отвратительно, как ожидалось, но и до темницы магической гильдии эта дыра также недотягивала. Иногда сюда откуда-то доносилось зловоние, все же отходы стекали вниз к сточным канавам, а судя по запаху они находились не так далеко от темниц. Неизвестно что убивало Румину сильней то, что она так просто попалась на примитивный трюк или этот запах. А впрочем уже не важно. Что произошло, того не изменить. У неё на шее ошейник, словно она животное или того хуже - рабыня. Главное, что бы Велиар не додумался использовать её таким образом, иначе Румина найдет силы, что бы поквитаться с ним и без магии. Она любила иметь рабов, но никак не быть ею. К счастью, в планах у Велиара сделать колдунью своей рабыней не было. Казалось, он вообще забыл про неё. А вот Румину постепенно стали все чаще посещать мысли о сыне. Она видела его одиноким брошенным маленьким мальчиком. Часто ей во снах являлся образ Аргона и его рыженького кота. Но после этих видений Румина просыпалась в кошмарах, ибо в снах ей приходили самые страшные видения, которые только мог ей преподнести разум. Иногда ведьма и не спала вовсе. Она знала одно, ей необходимо выбраться отсюда и как можно скорее. Румина должна найти сына прежде всего. Ей не интересна война богов и людей. Она ненавидит и тех и других, уж так сложилось. Все, чего колдунья желала - найти и увидеться с сыном. Смещенное время - неизвестно, что оно сделало с её сыном, с его жизнью. А нет страшнее мучения для матери, нежели не знать, где находиться её дитя, жив ли он и здоров... Впрочем после нескольких дней Румина перестала считать время и решила заняться делами поважнее. Она детально изучила ошейник, связывающий её силы. У каждого артефакта есть то, что его активирует и выключает. Также у этого ошейника. Должен был быть способ снять его, не принося вред своей жизни. Правда каждый раз как Румина пробовала, она испытывала страшную боль, ибо появлялись шипы, которые впивались ей в кожу и потихоньку высасывали из неё кровь, не задевая при этом жизненно важных деталей, но отбирая любые силы. Такая вещь способна не то, что сломить женщину, а любого, даже великана заставила бы встать на колени. Румина крайне тяжело воспринимала любую причиненную ей боль, потому по темнице громогласно раздался женский крик, после чего резко оборвался, так как Румина потеряла сознание. Лишь тогда ошейник убрал шипы и принял своё прежнее состояние. Румина пришла в себя через несколько часов. Но она не оставила попыток изучения этой вещи. Испытывая его действия, реакции на любое её движение по отношению к этой вещи... Румина терпела и боль и последствия, но все записывала на сырой земле, царапала деревянной палкой на сырых стенах. Спустя несколько дней колдунья узнала, как избавится от ошейника. Но увы она это не сможет сделать. Для этого нужен кто-то иной. Что же, осталось теперь попытаться соблазнить отвратительного стражника, что бы он сделал это. Правда каждый раз, когда Румина видела его она откладывала это дело на потом. Не могла переступить через себя, настолько этот человек был уродлив. Так и проходили далее дни колдуньи в темнице. Пока однажды сюда не явился сам Велиар. Он стал у поржавевшей решетки и некоторое время с нахальной ухмылкой смотрел на неё. Колдунья стояла спиной к решётке и рассматривала записи на стенах. Велиар уже успел осмотреть все символы, которые сделала Румина. Но ничего не понял.
- Не думал, что пару недель в моей темнице сведут тебя с ума, - сказал он, своим самодовольным тоном явного превосходства и победителя.
Румина обернулась и спокойно посмотрела на него.

- Чего ты хочешь?


Велиар внимательно глянул на Румину и понял, что она осталась при здравом уме, правда потеки засохшей крови на её прекрасной шее ужаснули даже его. Её белое платье уже было изрядно перепачкано в земле. Велиар умен и во многом просвещен, но ни одно из письмен Румины, которыми она обрисовала свою темницу он не разбирал - это и заставило в его сердце пробраться тайному чувству страха, которое он постарался не показывать. Но по тому, как колдун растерянно и сосредоточенно бегал по записям Румина поняла, что он не понимает письмена. Тем лучше. Тогда он не в курсе, что ведьма разгадала секрет ошейника. По крайней мере он её больше не ранит.
- Тяжело наблюдать за тобой. Столь шикарная женщина, как ты не должна находиться в таком зловонном и убогом месте. Твоя красота должна освещать тронные залы, перед тобой должны преклонять колени, - говорил он. Румина улыбнулась, но не этой лести. Она и без него знала, что вполне могла бы обрести все это, если бы хотела. Но ей не нужны губы подчиненных на её коленах. Ей нужна смерть и уничтожение. По крайней мере так было раньше, до того, как чародейка родила сына. В результате ведьма просто иронически хмыкнула и сложила руки на груди.

- Не стоит предисловий, Велиар. Говори, зачем пришел?

Колдун посерьезнел. Ему не нравилось поведение ведьмы. Он ожидал, что отсутствие магии её сломит, что она будет рада его видеть и станет молить отпустить. Так бывало с другими. В Румине он ошибся. Эта женщина сильна не только магически, но еще и духом. Велиар собрал все силы в кулак, но нужно было переступить через себя, ибо ему был дан приказ сделать ведьму своей союзницей любой ценой. Теперь Велиар пожалел, что отпустил однажды её сына. Если бы Аргон был здесь то Велиар смог бы манипулировать ею. Хотя нет, на заточение Аргона рассчитывать не стоит. Несколько лет назад, этот славный малый способен был убить Велиара одним взглядом. Это он у Аргона на коленях просил пощады. Во всяком случае колдун должен был исполнить волю богов.
- Ты не создана для того, что бы сидеть здесь в подземелье. Я предлагаю тебе присоединиться ко мне, править Микенами и вместе мы завладеем миром.

Румина улыбнулась.

- А после я смогу его уничтожить?

Велиар вышел из себя и стукнул кулаками о решетки.
- Глупая женщина! Разве ты не понимаешь? Вместе ты и я... мы можем свершить все. Мы подчиним себе весь мир, всех людей и никто нам не сможет помешать. Ты найдешь своего сына и он присоединиться к нам. Вот тогда и сами боги не устоят перед нами. И только мы станем властителями вселенной. Разве стоит завоёвывать мир, что бы его уничтожать? Не упирайся Румина, тебе выбирать: путь к величию или смерть в моём подземелье.

Румина прикрыла глаза и поправила волосы.

- Успокойся, Велиар. Я уже великая и прокладывала этот путь сама столетиями. Давай я тебе дам встречное предложение?

Велиар вопросительно посмотрел на ведьму.

- Ты выпускаешь меня и я оставляю тебя в покое вместе с твоими Микенами, отправляюсь дальше искать сына, словно ничего этого и не было. Или ты оставляешь меня здесь и однажды я выберусь, что бы развеять твой прах по ветру и разрушить все, что ты построил.

Обворожительная улыбка засияла на лице ведьмы.

- Будь ты проклята! - вновь ударил в решетку Велиар.

- Тише, колдун, рискуешь сломать себе кисть или повредить руку. Нервы стоит беречь.

Велиар развернулся и широким шагом отправился прочь.

- И еще одно, Велиар, - он остановился и гневно глянул на Румину. - Никогда не проклинай ведьму. Это глупо.

Велиар сжал губы и взмахнув своим черным плащом скрылся в дальнем коридоре. Румина же улыбнувшись прислонилась спиной к той самой решетке, в которую он молотил кулаками. Если так дело пойдет и дальше, то она сможет выйти отсюда и снять с себя проклятый ошейник.



Физическое состояние: лишена сил из-за ошейника.
Моральное состояние: в ярости.
Одета: выглядит так
С собой:мешочек с магической пылью.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 325
Зарегистрирован: 29.01.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.13 18:09. Заголовок: - Знаешь Зену и Габ..



- Знаешь Зену и Габриель? – неожиданно послышался вопрос - интересно...
- Тут такое дело, в общем как оказалось, власть в Микенах захватил злодей Велиар со своими людьми, они истребляют и притесняют народ. Надо бы помочь городу… - закончил Джоксер свою речь и выразительно посмотрел на ту, к которой он обращался.
Она же тем временем, заметив, что хозяин снова появился в зале, успела сказать ему несколько слов, очевидно, насчет какой-то пищи для себя, но потом вновь вернулась к «воину», что, проговорив последнюю фразу, пока собирался с мыслями и застыл на месте.
- Пойдем – сказала гостья, и они очутились за столом.
Джоксер мигом забыл про свою еду и питье, хотя и чуть проголодался. Но дело было важнее, прежде всего надо было как-то наладить общий язык и договориться. Поэтому он снова стал мыслить об этом, однако тут послышался очередной вопрос:
- Значит, ты знаешь Зену и Габриель? – с интересом проговорила девушка. - и как близко, если не секрет?
Он ответил не сразу, а немного сделав паузу, стараясь получше вспомнить и рассказать все, что нужно:
- Все началось с того, что я однажды встретил их по дороге и предложил сопровождать, но потом, сперва получив отказ в этом, и толком не зная, что еще можно сделать – да, было и такое! – вновь приостановился, но чувствуя, что лучше выложить всю правду, продолжил:
- Так и быть, тогда я сам не пойму как это вышло, в общем ни с того ни с сего отправился к Каллисто и пытался присоединиться к ней, но после понял, что ничего хорошего из этого не получится, а в оконцовке этого приключения Зене удалось спасти из беды Габриэль и победить Каллисто… Правда, нелегко пришлось, но оно того стоило… Вот потому затем и я решил последовать их примеру и стать таким же, как они, то есть помогать людям и защищать справедливость… Для этого, как мог, начал стараться, и помогал Зене и Габриэль и поддерживал в сложных ситуациях, и со временем стал для них надежным и верным другом… С тех пор всегда считал Зену и Габриэль своими лучшими друзьями и очень дорожил ими… Вместе с ними мы много чего сделали, например спасли Орфея и победили Вакха, сражались с дриадами и гарпиями, улаживали разные конфликты и споры между людьми, героями и даже богами, если надо было… Да всего и не упомнишь, много чего с тех пор случилось, как говорится, много воды утекло… - чувствуя, что у него получается не очень, снова примолк и подумал:«Ну, вообще-то большую часть из этого сделала сама Зена, я же просто… Хотя, что я тогда делал? Это тоже интересно! Ну да, я помогал, а как иначе?».
Решив наконец добавить какие-то важные для понимания своей роли детали, он вдруг вспомнил про еще одно приключение, и резво начал:
- А вот когда Зена и Габриэль были распяты римлянами, я с помощью амазонки Амарис и пророка Элая попытался перевести их тела на их родину, в Грецию, но Элаю удалось воскресить обеих… Это было страшное время, но вдобавок оно еще и запомнилось мне потому, что тогда все хорошо закончилось…
Он попробовал понять, как можно отнестись к его словам, и вдруг почти с ужасом осознал, что выглядит сейчас, после долгого пути, не лучшим образом… Как говорили многие вокруг, у него были какие-то странные, нелепые доспехи, более чем необычное выражение лица… «Да, ну и пусть, не беда, как-нибудь еще успею привести себя в норму, сейчас самое главное спасти город и людей от зла!».
И решил добавить:
- Понимаю, все это звучит необычно, но все же… - чуть ли не в отчаянии махнул рукой: - Эх, точно, была бы Зена здесь, она, наверное, еще чего-нибудь вспомнила, ну да ладно, и так сойдет… В смысле, конечно, лучше бы она была здесь, а то тут такое… - «Похоже, я опять ляпнул что-то не то, надо бы поосторожнее!». – В общем, вроде все… И вот, решив побывать в Микенах, я пришел сюда, но услышал от Аристарха – он кстати тут в этом заведении всем заправляет – что власть в городе захватила кучка негодяев, что непонятно как смогла диктовать всем свои условия и превратила жизнь людей в один сплошной кошмар…


Физическое состояние: Довольно бодрое и мажорное, несмотря ни на что.
Моральное состояние: Как всегда, на подъеме всех вообразимых и невообразимых чувств и эмоций
Одет(а): Шлем с приподнятыми отворотами, самодельные наскоро скрепленные доспехи наподобие телигяя с круглым щитком на груди, под ними коричневый кожаный жилет и белая рубашка с широкими манжетами. Нарукавники, широкие штаны и сапоги.
С собой:Меч в ножнах на поясе, кинжал с другого бока, небольшой нож за поясом, арбалет, колчан со стрелами, мешок с вещами и едой за спиной.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 878
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.13 10:04. Заголовок: сорри что так долго,..


Скрытый текст


Когда Микаэла уселась за стол, незнакомец, который назвался Могучим Джоксером, стал отвечать на ее вопрос, относительно близкого знакомства его с королевой воинов. На внешность странный воин, говорил так, словно знает дочь Зены не один год. Вот так, без всяких стеснений, предисловий и прочий отступлений, мужчина начала свой рассказ. Микаэла внимательно слушала, изучающе поглядывая на мужчину, сидящего перед ней. В общем и целом, вид его был несколько чудаковатым для свирепого воина, да и выглядел он скорее, как обычный сельский парень.
- Интересно правду ли говорит - подумала про себя брюнетка.
- С тех пор всегда считал Зену и Габриэль своими лучшими друзьями и очень дорожил ими… - продолжал он. Между тем, на столик поставили еды, к которой девушка приступила, продолжая слушать рассказ. Несмотря на всю его сумбурность и странный вид, Мика поняла одно, незнакомец не плохой человек, и это мнение подкрепилось его следующей мыслью о жителях этого города.
«Да, ну и пусть, не беда, как-нибудь еще успею привести себя в норму, сейчас самое главное спасти город и людей от зла!».
- Понимаю, все это звучит необычно, но все же…
- Да ты прав, звучит очень необычно - улыбнулась она краешком губ, после чего еще несколько секунд слушала речь воина. К слову пока, тот заканчивал свой небольшой монолог, Мика уже слопала всю свою трапезу и теперь, с наслаждением сделала глоток вина. По вкусу не самое лучшее, но вполне сносное, учитывая, что после войны, многие таверны попросту обнищали.
- Джоксер верно? - переспросила воительница его имя, устремив взгляд голубых глаз, на мужчину. - почему ты решил, что я стану помогать тебе в этом? - поинтересовалась девушка, когда двери таверны открылись, и в нее вошли две женщины. Вид их был жалким, взгляд обеих был потерянным. Мика молча окинула их взглядом, закусив нижнюю губы. На душе стало, как-то не по себе, однако их приход помог девушке принять решение. - Что ж... - допив стакан вина одним махом, дочь Ареса поднялась на обе ноги. - Джоксер, пойдем, расскажешь, какой у тебя план - улыбнулась девушка, и вместе с новым знакомым направилась к выходу, а когда проходила мимо несчастных женщин, отдала им мешочек с монетами, им они пригодятся больше.
Едва Микаэла и Джоксер покинули харчевню, и прошлись вперед по узкому переулку, как их окружили, те самые бандиты, которым девушка объясняла правила приличия, прежде чем войти в таверну. Только теперь их было намного больше.
- Друзей пригласили? - улыбнулась она, оценивая обстановку, которая мягко говоря, была совсем в пользу юной воительницы и нового знакомого. - Вы арестованы за нарушение порядка в городе - произнес страж, выйдя вперед. - Просим проследовать за нами.
Руки брюнетки сжались в тугие кулаки, однако порыв гнева, все же удалось сдержать, не время лезть в драку. Если их отведут к начальнику стражи, у нее будет шанс решить эту небольшую проблему мирно.
- Хорошо - согласилась девушка, а затем перевела взгляд на Джоксера. - Прости - она пожала плечами, и двинулась следом за стражами. Оставалось лишь надеяться, что встреча с начальником не затянется до утра, и их отпустят раньше рассвета.


Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 8264
Зарегистрирован: 31.10.08
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.11.13 03:25. Заголовок: "Война с богами...


"Война с богами. Как я умудряюсь упустить самое важное? Мудро было с их стороны подставить меня и закрыть в темнице магической гильдии. Я могла бы стать отличным союзником этому отвратительному человечеству. Но теперь я безоружна, многое мне неизвестно и сердце уязвимо мыслями о сыне. Аргон, милый мой мальчик, где же ты?" - спрашивала себя ведьма. Ей не впервые пришлось быть закрытой. Много веков назад люди отняли у неё любовь ни за что, так жестоко так несправедливо. Румина обратилась с мольбой к богам, что бы они предотвратили содеянное людьми и вернули её любимого, но и боги ей отказали. Сердце женщины опасней любой силы, опасней магии и сильней любого оружия... особенно, если разбито или убито горем. Вот она настоящая сила. Румина же поддалась ярости и безумию. Она возненавидела людей и поклялась себе уничтожить их, возненавидела богов за их жестокий отказ. Уничтожая одних колдунья вскоре пошла войной против других. Греческому пантеону пришлось объединить силы и выйти против ведьмы всем вместе, настолько сильно питал её гнев. И только общими усилиями богам удалось заточить опаснейшую ведьму в пещере, которую никто никогда не видел, не нашел бы, пещеру, что и вовсе не существовала. Лишь бог мог найти эту пещеру и один из пленителей был способен её освободить. Так и произошло. В то время боги дали клятву, что никто и ни при каких обстоятельствах не освободит Румину, но эту клятву нарушил Арес в своих корыстных целях. Затем она согласилась отсидеть в тюрьме гильдии и теперь она в зловонном подземелье Велиара. Румина стала слаба. Она слишком желала найти сына, что бы думать о себе, думать о той силе и мощи, которой питает её гнев. Поэтому и оказалась здесь. Тонкие пальцы женщины ощупывали ошейник. Велиар никогда не смог бы создать такую вещь. Да, этот колдун умён, он умеет подмечать мельчайшие детали и всегда доверяет лишь своему холодному и расчетливому разуму, но ему не создать эту вещь, поскольку сам бы угодил в неё. Это ловушка для ведьм, не иначе и достаточно изучив её ведьма узнала автора. Еще одна страница из книги её долгой жизни. "Аркелл, ошейник его рук дело". Однако, надо же, Румина угодила в него, жаль ему не дано это увидеть. Аркелл опрометчиво ловил только женщин ведьм, по воле своего безумия. В каждой из них он видел Румину, но Велиар отнял эту вещь у него. Знать кому принадлежит ловушка было еще забавней, чем осознание, что Румина попалась в неё. Словом, колдунью частенько посещали забавные мысли, о которых она мило и соблазнительно улыбалась самой себе. Может, это уже безумие... то самое, которое постигает каждого человека много потерявшего и столько же отдавшего в борьбе за самого себя? Но нет, так могло показаться окружающим, Румина была при своем уме, мало того она знала, как избавится от ошейника. Ведьма нашла способ, но ей не сделать это самой. А охрана никак не поддавалась, несмотря на то, что Румина уже даже переступила через себя и заставила действовать свою красоту для урода сторожившего её. Но он не поддавался. Тогда оставалось только ждать. И ведьма завела протяжную песню:

 цитата:
Мне снятся собаки, мне снятся звери.
Мне снится, что твари с глазами как лампы,
Вцепились мне в крылья у самого неба
И я рухнула нелепо, как падший ангел.

Я не помню паденья, я помню только
Глухой удар о холодные камни.
Неужели я могла залететь так высоко
И сорваться жестоко, как падший ангел.

Прямо вниз.
Туда, откуда мы вышли в надежде на новую жизнь.
Прямо вниз.
Туда, откуда мы жадно смотрели на синюю высь.
Прямо вниз.


Песня звучала странно, но пронизывала своими струнами до глубины души, даже стражник закрыл уши, не в силах выдержать пения. Нет, оно не было таким отвратительным. Голос Румины прекрасен, просто сама песня она заставляла окунуться во внутренний мир ведьмы и посмотреть на всё её глазами. Румина пела именно эту песнь раз за разом. В итоге стражник не выдержал, он по части своего уродства ненавидел все прекрасное в этом мире, поэтому больше не в силах был терпеть. Он отправился к Велиару. Все еще закрывая уши, уродец завалился в серый тронный зал и пал на колени перед господином. Велиар поднялся с трона:
- Что случилось, она сбежала?
- Нет, мой господин. Я не в силах больше сторожить её. Она слишком прекрасна, я больше не могу, - стражник поднял своё уродливое лицо и Велиар увидел небольшие слёзы стекавшие по отвратным щекам. Велиар нахмурился.
- Неужто это любовь?
Урод отчаянно покачал головой отрицая предположение господина. Он стал просить его убить, нежели отправить обратно. Иначе он выпустит колдунью и предаст господина. Велиар внимательно послушал и понял, что всю свою жизнь этот человек скрывался от прекрасного. Именно поэтому он поставил его охранять Румину, зная его ненависть ко всему, что радует глаз, ибо остальные могли поддаться. Но узурпатор и рассчитывать не мог, что даже этот человек поддастся. Колдун не стал убивать урода. Такие силачи всегда пригодны. Один он стоит десятерых воинов, убивать такого человека несмотря на его уродство было бы глупо, поэтому Велиар улыбнулся и сказал, что убивать его не намерен и готов принять его просьбу. Урода не вернут больше туда. Что же, стоило найти других стражников, которые уж наверняка не купятся на женскую красоту.
- Маап! - громогласно крикнул Велиар и перед ним появилась недостаточно приглядная женщина невысокого рода. Она была плоскогруда, но имела тренированное тело и красивые глаза. - Урод больше не способен нести стражу у ведьмы. Это дело я доверяю тебе.
Женщина с короткими темными волосами неопрятно зачесанными за уши, кивнула и исчезла. Мгновение спустя она появилась у камеры Румины, за столом, где обычно проводил время урод. Румина поднялась с места, её бровь взлетела в удивлении.

- Значит, не выдержал урод.

Усмехнулась она.

- Посмотрим, насколько хватит тебя, полуучка.

Яростный взгляд темных глаз встретился со взглядом Румины. Сколько бы стражников Велиар не присылал, ведьма будет в каждом из них отыскивать слабинки, на которые в итоге и станет давить, пока один из них не поддастся, либо до тех пор, пока у колдуна не закончатся люди, все еще способные сторожить ведьму.

Текст взят из песни группы Наутилус Помпилиус - Падший ангел


Физическое состояние: лишена сил из-за ошейника.
Моральное состояние: в ярости.
Одета: выглядит так
С собой:мешочек с магической пылью.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 327
Зарегистрирован: 29.01.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.11.13 15:39. Заголовок: - Понимаю, все это ..



- Понимаю, все это звучит необычно, но все же…
- Да ты прав, звучит очень необычно – под конец рассказа Джоксера она проговорила именно такие слова; впрочем, это ничуть не обескуражило его, а скорее даже наоборот, придало каких-то новых сил, так что, закончив говорить, он почувствовал некий прилив настроения, сил и энергии. Тут только заметил, что еще не притронулся к еде и подумал: «Надо бы поскорее справиться с пищей, а то неохота начинать очередной подвиг на голодный желудок. Ну ничего, это я сейчас мигом улажу!» - и принялся за поданное ему угощение. Взяв ложку, он зачерпнул супа и попробовал на вкус, оказалось не так уж и плохо, поэтому «воин» попробовал еще, а потом с весьма довольным видом принялся уничтожать свою порцию до конца, но буквально через минуту в тарелке уже ничего не было. Неодобрительно хмыкнув, он отставил в сторону от себя пустую посуду и взял кружку, но на этот раз все оказалось по-другому. Напиток в кружке, очевидно, перебродил, отчего в лицо ему сразу полыхнуло кислым и, вместо того, чтобы сделать глоток, он сперва и не отважился на такой рисковый поступок, и старое вино пролилось отнюдь не в горло, а на его самодельные доспехи. Неловко улыбнувшись, он пробормотал:
- Надо же, до такой степени запустить вино, это уже что-то неслыханное, неужто нельзя было подать мне что-то более свежее?
Решив исправить этот недостаток, позвал прислужника и велел ему поменять кружку:
- Убери-ка побыстрее эту дрянь, а то меня с нее стошнит, и принеси что-нибудь получше! – распорядился он.
Но слуга покачал головой.
- У нас больше ничего нет, кроме этого вина и обычной питьевой воды…
- То есть как это нет? – не поверил ему Джоксер. – А эти, - он указал пальцем на пару-тройку гостей, что сидели чуть поодаль от него. – Эти-то что пьют? Их вот все устраивает?
- Это вода… - отвечал тот серьезно.
«Да что за дела, тоже мне, нашел что ответить!» - и вслух наш «герой продолжил:
- Это очень нехорошо, видишь ли, я тут думаю, как бы помочь вам, а вы даже не можете принести мне выпить чего-нибудь получше… Непорядок!... Так что, изволь пойти к своему хозяину, и передай, чтобы порылся как следует в своих запасах, да поживее!
- Его нет… - холодно ответил раб.
- Как это нет? – начиная расходиться, переспросил Джоксер. – Он только что был здесь! Интересно, куда он мог подеваться?
- Сказал, что у него дела в городе, и оставил меня здесь проследить за таверной, а сам ушел…
- Ладно, - смягчаясь, проговорил «воин». – Тогда сам найди чего-нибудь получше да покрепче, и тащи сюда!
- Не могу, - снова стал отказываться слуга. – Мне запрещено прикасаться к запасам в отсутствие хозяина…
- Да как ты смеешь! – снова вспылил Джоксер, но затем вспомнил, что рабы на самом деле не могут позволить себе ничего лишнего и чуть поспокойнее, примирительно продолжил:
- Если так, принеси мне воды, и забери эту отраву! – он почти бросил, швырнул прислужнику свою кружку так, что тот еле сумел поймать ее.
Но на этом ничего не закончилось. Вдоволь утоляя жажду, «герой» решил чуть подкрепиться хлебом, про который он второпях позабыл, пододвинул к себе хлебницу, взял тощий маленький кусочек и положил его себе в рот… Хлеб оказался твердым как камень!
- Ну это уже чересчур! – окончательно приходя в недовольство, воскликнул Джоксер. – Ни в какие ворота не лезет!.. Ладно там, еще вино, но хлеб! Разве здесь нет другого хлеба? – и снова посмотрев в сторону, увидел, как гости едят и, похоже, ни на что не жалуются. Он уже было хотел встать из-за стола и преподать нерадивому рабу хороший урок о том, как надо обслуживать посетителей, да еще таких выдающихся, но тут его новая знакомая, которая, похоже, была даже довольна едой («Вот это-то и странно!»), наконец вмешалась:
- Джоксер верно? – переспросила она, посмотрев ему прямо в глаза, отчего он смутился и немного покраснел. - почему ты решил, что я стану помогать тебе в этом?
- Ну, вообще-то… - начал он, надеясь побыстрее придумать достойный ответ, но как назло, в голову лезли только мысли об отвратительном угощении, и ничего путного насчет заданного вопроса туда не приходило, поэтому пришлось импровизировать: - Просто я сразу понял, что ты тоже борешься за справедливость, и тебе не понравится то, что здесь творится… Да, к тому же, других воинов, способных на такое, тут скорее всего, нет и никогда не было… - излишне откровенно поведал он и только затем спохватился: «Чего это я снова начинаю заговариваться, едва лишь она взглянет мне в глаза?». – Значит, судя по всему, у меня не так много вариантов… К тому же, надо ведь сделать что-то полезное для людей! – последний аргумент перекрывал для него все остальное.
Вдруг двери таверны открылись, и внутрь вошли две женщины с усталым, измученным видом, которые словно не шли, а еле плелись, держась одна за другую, чтобы не упасть от смертельной усталости. Одежда их была грязна и порвана во многих местах. Джоксер мнгновенно подскочил к ним и помог зайти, усадил за соседний стол…
- Что это с вами случилось? – спросил он.
За нами погнались местные воины, нам едва удалось спастись от них живыми… - последовал ответ.
Обернувшись, он заметил, как девушка за его столом молча смотрит, закусив нижнюю губу.
- Что ж... – она допила свою порцию вина, которое, тоже наверное по закону подлости оказалось вполне нормальным, в отличие от питья, поданного Джоксеру, и завершив трапезу, встала из-за стола. - Джоксер, пойдем, расскажешь, какой у тебя план.
Когда они вместе направились к выходу, «воин» заметил, как она отдала тем двоим бедным и несчастным женщинам свой собственный мешочек с монетами, поэтому он приостановился и порылся у себя, но денег оставалось не так много… Он достал из заплечного мешка какую-то не слишком большую, но довольно толстую и упитанную с боков рыбу, которую поймал сегодня рано утром, по привычке отправившись пораньше порыбачить на близлежащее озеро, и завернув ее в большую чистую тряпицу, тоже отдал со словами: «Вот, это вам пригодится, а то, знаете, по правде сказать, кормят здесь не ахти как вкусно…». И поспешил за своей знакомой.
- Значит, так, - стал говорить он, нагнав ее. – Какой у меня план… Сначала надо бы над этим поразмыслить… А хотя, чего уж там!.. Можно попробовать поднять восстание против правителя и его людей… Дело это несложное, но вот, правда, не знаю, может, люди настолько запуганы, что не пойдут за нами? Или, к примеру, сперва пойти в соседний город и собрать там команду, потом вернемся, проберемся к дворцу и нападем, я зайду с тыла…
Они вдвоем шли вперед по узкому переулку, и казалось, ничто не предвещало беды, как вдруг события приняли совсем уж другой оборот. Неизвестные воины, внезапно появившись в переулке, окружили их.
- Друзей пригласили? - улыбнулась девушка при виде этих вояк.
- Спокойно, я разберусь с ними, - шепнул ей Джоксер, и смело выступил навстречу новоявленным врагам.
Кто вы такие и чего вам надо? – громко заявил он. – Вы осмеливаетесь противостоять мне, Могучему Джоксеру? А ну, убирайтесь отсюда, не то никто из вас не останется в живых!
Несколько секунд те в недоумении молчали, видимо, переваривая услышанное, затем как по команде со всех сторон раздался смех, перерастающий в дикий хохот. Но тут же один из неизвестных, свиду их начальник, сделал знак всем замолчать. Сам же, выйдя из рядов своих людей, жестко сказал так:
- Вы арестованы за нарушение порядка в городе. Просим проследовать за нами.
- Нет, по-моему вы так до сих пор и не поняли! – ничуть не смущаясь, отвечал Джоксер, приближаясь. – А ну, прочь с дороги!
И, доставая из ножен меч, со всего маху вдарил крупной и большой рукояткой в бок ближайшему противнику. Тот согнулся пополам, судорожно ловя ртом воздух. Тем временем Джоксер уже был рядом с предводителем этих солдат и приблизил к его шее острие меча.
У вас осталось ровно столько времени, сколько нужно, чтобы с позором бежать куда подальше! Не то я расправлюсь со всеми вами быстрее, чем успеете оглянуться!
Но ему не повезло, так как начальник местных воинов ничуть не испугался и, ловким движением выбив из руки «героя» меч, обезоружил его. Джоксер выхватил было кинжал, но тут вдруг неожиданно для себя услышал, как его знакомая проговорила:
- Хорошо, – вот это да, дела совсем плохи! Похоже, она согласилась сдаться! Как бы извиняясь, она перевела взгляд на Джоксера. – Прости!
- Не делай этого! – заорал ей Джоксер и со всей дури рванулся к ней. – Сражайся!
Но в ответ на столь пламенный порыв она всего лишь пожала плечами.
- Ах так! Ну ничего, я и один справлюсь! – и он в одиночку напал на двух стоявших ближе всех остальных противников. Но те быстро смогли его одолеть.
- Все в порядке! – крикнул один из них своему командиру.
- Отлично, влеките его за собой! – процедил тот в ответ сквозь зубы, явно с трудом сдерживая недовольство. Джоксера тем временем усмирили и, несмотря на его сопротивление, потащили вслед за собой как мешок или бурдюк. Однако он успел заметить в соседнем проулке фигуру Аристарха, который крадучась подобрался поближе, а один из воинов швырнул ему что-то, как собаке швыряют кость.
Джоксер все понял.
- Предатель! - буквально вызвыл он. - Я с тобой еще расквитаюсь!
Но ему зажали рот какой-то тряпкой и потащили дальше.


Физическое состояние: Довольно бодрое и мажорное, несмотря ни на что.
Моральное состояние: Как всегда, на подъеме всех вообразимых и невообразимых чувств и эмоций
Одет(а): Шлем с приподнятыми отворотами, самодельные наскоро скрепленные доспехи наподобие телигяя с круглым щитком на груди, под ними коричневый кожаный жилет и белая рубашка с широкими манжетами. Нарукавники, широкие штаны и сапоги.
С собой:Меч в ножнах на поясе, кинжал с другого бока, небольшой нож за поясом, арбалет, колчан со стрелами, мешок с вещами и едой за спиной.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 889
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.13 15:13. Заголовок: Воительница неторопл..


Воительница неторопливо шла вдоль узкой улицы, а новый знакомый продолжал говорить. Из него наверняка вышел бы хороший бард или артист, но сложнее всего девушке было представить его воином, коем он и назвался. Мысли его были чистыми, как и намерения, открыт и прост, это привлекало и заставляло верить. Вот только одна фраза мужчины все же засела в голове Мики.
«Чего это я снова начинаю заговариваться, едва лишь она взглянет мне в глаза?». - действительно интересно, с чего б это вдруг? Может поразительное сходство с матерью? А может просто новая знакомая Джоксера была слишком серьезна? В любом случае, сейчас шла война, и шутки становились редкостью среди смертных.
Джоксер, больше походил на шута чем на воина, но к удивлению Микаэлы, за всей этой нелепой мишурой в виде доспехов, хранилось храброе сердце. Он, не задумываясь, встал в оппозицию, защищаясь от стражей, чего нельзя сказать о дочери королевы воинов, она предпочла сдаться без боя, чем вызвала возмущение могучего воина.
- Спокойно, я разберусь с ними - шепнул он, выйдя вперед, а Мика напряглась. Если солдаты начнут атаковать, ей придется вытащить меч и сражаться.
- Может не надо? - еле слышно сказала Микаэла, неловко улыбнувшись.
– Вы осмеливаетесь противостоять мне, Могучему Джоксеру? А ну, убирайтесь отсюда, не то никто из вас не останется в живых! - но храбрец был неприступен. Выпрямившись в спине, он грозился наказать глупых стражей, что несколько секунд молчаливо переваривали сказанную мужчиной фразу, а следом по улице раздался громкий смех. Стражи ничуть не испугались громких слов нового приятеля Мики, хотя в этом их упрекнуть было трудно, потому, как сама дочь Ареса не воспринимала Джоксера всерьез, как воина, конечно. Мужчина достал меч, продолжая выбрасывать угрожающие фразы в сторону стражей, а после нанес удар в бок одному из здоровяков. Неожиданный поворот заставил девушку дернуться вперед, а Джоксер тем временем уже стоял возле главного, прислонив меч к его шее.
- не надо Джоксер! - не сдержалась Мика, а страж выбил оружие из слабого хвата, и все-таки брюнетка предпочитала сдаться, не вступая в схватку с местной властью.
- Не делай этого! - ломанулся к ней мужчина – Сражайся! - его посыл был такой искренний, от души, но девушка лишь пожала плечами. Не готова она рисковать, из-за каких-то стражей, Джоксере не сдался даже тогда, когда его проигрыш стал очевидным.
- Ах так! Ну ничего, я и один справлюсь! - отправляясь в атаку на солдат, что с двух точных ударов, остановили горе воина.
- Не трогайте его - прошипела Мика - я же сказала, что мы пойдем с вами - не выносимо смотреть, когда бьют того, кто так храбро пытался их защитить, но не смог, не потому что смешон, а потому что он не воин, хоть и очень хочет таковым быть. Стражи взяли смельчака под обе руки, и поволокли в тюрьму. Микаэла шла рядом, грустно взглянув на Джоксера, который нашел в себе силы, бросить пару фраз Аристарху, который получил взятку. Страж не вытерпел, и с силой затолкал в рот безумца кусок тряпки, чтобы тот, наконец, заткнулся. Дочь Зены тяжело выдохнула, идя в окружении местной охраны.
- Вот ваш новый дом - смеясь, пробормотал главный, зашвыривая Джоксера в темную комнату, куда и шагнула Мика. На своем плече девушка ощутила прикосновение чей-то руки, а следом и жаркое дыхание у самого уха.
- Могу тебе предложить теплую постель и ужин в приятной компании, вместо клетки - он улыбнулся - в замен прошу лишь только ласку женского тела - едва ли не касаясь своими слюнявыми губами шеи девушки, говорил тот. Микаэла остановилась, пару секунд она стояла на месте без всякого движения, а потом резко обернулась, схватив негодяя за горло.
- Еще раз прикоснешься ко мне - она чуть сжала его горло - я передумаю, ждать вашего начальник и приму совет друга - отпустив закашливающегося солдата, что судорожно потирал горло рукой, она вошла в тюрьму. Дверь громко захлопнулась за спиной Микакэлы - начальника - обиженно произнес тот - ты сгниешь здесь, вместе со своим дружком! - брянькнув ключами, стражи удалились, оставляя Микаэлу и Джоксера в мрачном помещении, где пахло сыростью. Худая скамья вдоль стены, и никаких окон. Микаэла подошла к мужчине, подавая тому руку, чтобы он поднялся, а после девушка уселась на скамью.
- ..... - она молча посмотрела на нового знакомого - ты либо храбрец, либо глупец, раз подумал, что справишься с ними в одиночку - покачала она головой, а следом всплеснула руками, когда взгляд опустился на рассеченную губу мужчины. Из кармана Мика достала платок, и прислонила к губе Джоксера- не стоит так отчаянно кидаться в бой, особенно когда преимущество не на твоей стороне -- улыбнулась она уголком губы - и все же, спасибо, что пытался защитить
Микаэла всегда сама сражалась за свою жизнь и за жизни других, этот мужчина пытался защитить ее, хоть и понимал, что девушка вполне может постоять сама за себя. Вероятно ее мать не просто так дружила с Джоксером.
- Меня зовут Микаэла - она протянула руку, для рукопожатия. Мика не торопилась рассказывать всю правду о себе, сейчас ей было интересно, когда в последний раз Джоксер видел ее мать. Душа болела от не знания где Зена. В том, что королева воинов жива, девушка не сомневалась, она чувствовала это. - Как давно ты виделся с Зеной? - поинтересовалась она, а за стенкой послышался шорох, там определенно кто - то был. Прищурив глаза, брюнетка подошла к стене, слушая чьи-то шаги. - Похоже, за стеной еще есть пленные


Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 8309
Зарегистрирован: 31.10.08
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.12.13 00:06. Заголовок: Румина сидела у стен..


Румина сидела у стены, разглядывая свои ногти. Они забились грязью. Женщина скривилась, это ей доставало неудобство, как впрочем и пребывание здесь. Она всячески пыталась вычистить ногти, но у неё это не получалось. И по крайней мере именно в это время она не беспокоила и не волновала напряженную Маап. Румина сложила руки в замок и теперь рассматривала их. Они были выпачканы в пыли и грязи, которая оставалась от того, что она исцарапала все стены символами. Да и от пыли этой под ногтями не так уж легко избавится. А белой платье. На него жалко было смотреть. Она появилась в замке, подобно богине, а завершилось все вот чем. Сырая зловонная дыра. Маап вернулась и просунула миску с какой-то плохо пахнущей похлебкой. Румина отмахнулась от неё пренебрежительным жестом. Воительница пожала плечами и села за стол, принялась смачно поедать похлебку присербывая с каждой ложкой все громче. Она наивно полагала, что таким образом как-то заставит Румину почувствовать голод и завидовать ей. Это стандартный приём тюремщиков издеваться над голодными узниками. Но кто сказал, что ведьма голодна? Она ни капли даже при огромном желании не съела бы того, что предлагала ей Маап. Когда девушка закончила с едой, Румина произнесла:

- Ты всегда так неприлично громко кушаешь? Не удивительно, что у тебя нет мужчины. Кто же выдержит такие манеры.

Румина стояла у решетки с улыбкой наблюдая за тем, как тонкий рот Маап стал еще тоньше и в приступе ярости она сжала свои кулаки.

- Ну что ты Маап, ты можешь мне все рассказать, как подруге. Мы женщины должны делится друг с дружкой своими радостями и печалями.

Улыбнулась ведьма и в этот момент Маап как ошпаренная подскочила, перевернув лавку и ударила палицей об решетки. Но это ничего не дало Румине, ведь она к этим грязным железяками даже и близко не подходила. Она не из тех, кто будет обнимать клетку и щенячьими глазами поглядывать на стража моля об освобождении или милости. Румина вздохнула.

- Так где ты училась магии? Почему полуучка, что произошло?

Колдунья оперлась спиной об стену и вопросительно глянула на стражницу.
- Заткнись, - буркнула Маап. Но Румина поняла, что это и есть то самое переломное событие в жизни девушки, что не даёт ей покоя.

- Нет, право ты же научилась появляться и исчезать, что еще ты умеешь? Ты полуучка, от тебя ею на целую милю пахнет. Благородный Велиар приютил тебя. Так все же, что произошло?

Румина не унималась и дело было не только в поисках болезненных точек в душе человека, на которые можно было надавить. Просто теперь уже самой Румине стало весьма интересно, что же случилось с этой маленькой женщиной с отвратительным телом, но красивыми глазами (с этим не поспоришь).
- Не твоего ума дело, ведьма, - ответила Маап и отошла от клети. Румина притихла, пожала плечами и решила оставить стражницу в покое. Достаточно, та и без того еле сдерживала себя. Удивительной выдержкой могла похвастаться Маап, ведь может слова и не так ранят, как взгляд ведьмы и её улыбка. Стражница отошла от клети и подумала, затем пылко развернулась и теперь уже сама вцепилась ручищами в прутья и с ненавистью продолжила. - Ты была великолепна, ты поднялась до самых небес. Ты и твоя сила, твои возможности. То, как ты билась с богами желая обрести власть. Никто из нас не пошел бы на такое, зная, что в любой момент боги способны эту силу отнять, которую даровали. Но не ты, твою силу даже они отнять не могут.
Румина приподняла бровь и заинтересованно посмотрела на Маап. Вот теперь воительница пылко говорила, а глаза её блестели так, словно она была свидетелем этого всего.

- Так ты знаешь обо мне?

Неуверенно поинтересовалась Румина. Маап кивнула.
- Нам рассказывали о тебе и тогда ты вдохновляла меня. Твоя сила, та мощь, которая есть у тебя и твои поступки. Ты стала для меня всем, я искала упоминание о тебе в книгах, рассказах, песнях. Я изучала твою жизнь и стремилась быть такой, как ты. И вот я встретила тебя, но ты действительно пала, как поёшь в своей песне, - выражение лица стражницы с вдохновленного и мечтательного изменилось презрением. И у Румины что-то кольнуло внутри. Она и сама отлично понимала постыдность того, что оказалась здесь, но теперь она видит это в глазах окружающих и это ранит, первую очередь идеальную самовлюбленность женщины. Румина собрала все силы в кулак и выдавила из себя уверенную улыбку.

- Так сними с меня этот ошейник и я покажу тебе всю мою мощь.

Хитрая и обворожительная улыбка украсила лицо ведьмы. Маап лишь иронически усмехнулась.
- Да разбежалась, - стражница отошла от клети и вновь вернулась за стол, который так обожали почему-то смотрители.

- Так вот почему ты недоучка, - Румина оторвалась от стены и подошла к решетке, настолько близко, сколь до этого не позволяла себе. - Ты не делала того, что нужно было.

- Да, я слишком увлеклась тобой, - ответила Маап. Она хотела что-то еще сказать, но дверь открылась, женщина подняла взгляд к верху. Мрачное подземелье осветил дневной свет и внутрь вошли несколько воинов. Они тащили за собой девушку с мужчиной. Маап встала и удивленно посмотрела на воинов. - Это что еще за гости?
- Доложи господину, - приказал мужчина, глава всех этих людей. Маап глянула на Румину и исчезла. Ведьма ушла глубину застенка.

- Пфф... - неслышно выдохнула она, когда услышала, что один из воинов притащивших сюда узников пытается выпытать у заключенной любовной ласки. - Еще раз прикоснешься ко мне я передумаю ждать вашего начальника и приму совет друга.
Румина улыбнулась, стандартная ситуация из всех возможных. Эти воины всегда одни и те же, просят у женщины все, надеясь, что таким образом она схватиться за желаемую свободу. По словам девушки Румина сделала вывод, что она здесь по своей воле. Явно что-то задумала. И эти знакомые нотки в интонации. Румина уже слышала это где-то. Ах да, когда имела дело с Зеной. Уж очень похоже прозвучала данная фраза, в стиле королевы воинов. "Может, пока я сидела в тюрьме, в мире появилась и вторая королева воинов?" - спросила у себя самой Румина. По крайней мере она должна была это выяснить. Румина подошла к стене, шурша подолом своего платья и прикоснулась ладонью к ней, пытаясь почувствовать энергетику людей, находившихся за стенкой. Стража ушла к двери наверху, яро обсуждая, кто сегодня заступит в караул, поэтому узники не рисковали быть услышанными.
- Похоже, за стеной еще есть пленные, - сказала девушка.

- Ты очень проницательна.

Ответила Румина и добавила.

- Вы здесь не одни. Вот только, зачем вы здесь? Не похоже, что бы эти горе воители справились с такой, как ты. Я встречала тебе подобных.

Ведьма подчеркнула и выделила именно девушку. Она не особо успела разглядеть мужчину, но увиденного было достаточно, что бы сделать вывод о том, что он если мужчина и воин, то горе ему а не его противникам.

- Когда-то давно. Ну так, зачем вы здесь?



Физическое состояние: лишена сил из-за ошейника.
Моральное состояние: в ярости.
Одета: выглядит так
С собой:мешочек с магической пылью.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 329
Зарегистрирован: 29.01.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.12.13 10:21. Заголовок: Джоксер отлично слы..


Джоксер отлично слышал голос своей спутницы, который возгласил:
- Не трогайте его, я же сказала, что мы пойдем с вами.
Но это ни на что не повлияло. В этот раз, как назло, его смогли одолеть, взяли под руки, и куда-то потащили. Краем глаза он успел заметить, что она следовала Микаэла рядом, с тоской и печалью взглянув на «воина». Но тут ему с силой затолкали в рот кусок тряпки, чтобы он наконец замолк и перестал доводить всех своими воплями...
Пройдя по тесной улице, они оказались на площади, после чего завернули в сторону и оказались внутри мрачного здания.
- Это что еще за гости? – осведомилась некрасивая женщина невысокого рода с короткими темными волосами, неопрятно кое-как зачесанными за уши.
- Доложи господину, - приказал ей заносчивый командир стражи, и та, молча кивнув головой, удалилась.
- Вот ваш новый дом – со смехом проговорил вышеуказанный начальник, весьма невежливо подхватив Джоксера за шиворот и, как следует раскачав, швырнул его во тьму, словно какой-нибудь неодушевленный предмет.
По инерции тот пролетел два-три метра и тяжко рухнул на каменный пол… От этого он почувствовал себя явно не в лучшей форме, да к тому же и от стражников ему весьма досталось… Вслед за ним, но опять по своей воле и без видимого принуждения, туда же зашла девушка, но тут к ней подошел один из воинов, взял ее за руку и принялся что-то нашептывать. В этот момент Джоксер сумел наконец освободиться от кляпа во рту и, выкинув куда подальше злосчастную тряпку, приподнялся на локте и хотел было снова попытаться хоть что-нибудь сделать, но, похоже, на этот раз его вмешательство не понадобилось. Правда, сначала его знакомая чуть было приостановилась на ходу и затем недолго постояла на месте без всякого движения, но зато после этого обернулась, а ее руки сжали горло незадачливого искателя женских ласк.
- Еще раз прикоснешься ко мне - я передумаю ждать вашего начальника и приму совет друга, - холодно и жестоко проговорила она, а затем оставила в покое солдата, который тут же чуть не упал и схватился руками за шею, словно бы проверяя, все ли в порядке, и все ли у него цело, а тем временем та равнодушно зашла внутрь темного и мрачного помещения, будто бы с ней ничего плохого не случилось.
- Да, все правильно, так его! – добавил и свой вклад Джоксер, но теперь его участие ограничилось только словами, потому что дверь тут же с громким и скрипучим досадным звуком захлопнулась.
- Начальника, - еще слышалось, как охранник возмущено передразнил ее ответ. - Ты сгниешь здесь, вместе со своим дружком!
Послышался звон тюремных ключей и воины ушли.
- Это мы еще посмотрим! – горделиво бросил Джоксер и только сейчас посмотрел по сторонам.
Этого для него оказалось достаточно, чтобы снова замолчать. Оказывается, он был в небольшом, но очень глухом и мрачном месте, где повсюду были только одни каменные стены, что казалось окружали со всех сторон, везде грязь. Пахло гнилью, сыростью и плесенью. По углам и стенам висели клочья паутины, а ближе к противоположному углу пауки соткали целые тенета, такие большие и густые, каких он еще никогда не видел… Боязливо он содрогнулся, представляя себе этих косматых тварей … Очевидно, это место давно уже никто не убирал, не чистил, не проветривал и не стремился привести хоть в какой-то более или менее нормальный вид. Да, свежего воздуха здесь явно не хватало… Хоть бы какое дуновение ветерка, или что в этом роде… Но нет, ничего подобного… Никаких окон и подавно заметно не было…
Тем временем, когда он начал осознавать всю ошибочность своих действий и стал уже дрожать не сколько от холода, сколько от страха за свое дальнейшее будущее, как вдруг девушка подошла к нему и подавала руку, чтобы он поднялся. С благодарностью он ухватился за эту протянутую руку:
- Спасибо… Да, приложили меня изрядно, чтоб их… Вот гады, даже кляп засунули, ну я его выкинул…
После того, встав наконец с захламленного всякими ошметками и вообще непонятно чем каменного пола, «герой» поспешил отойти к широкой, но достаточно старой, трухлявой деревянной скамье, что тянулась вдоль ближайшей стены, и с неприязнью посмотрел на это произведение неизвестного создателя, что грозило в любой момент обратиться в пыль и прах, но делать было нечего, пришлось воспользоваться тем что есть и присесть туда, а после него девушка и сама уселась на эту гнилую скамью, оказавшись рядом.
Сначала она просто сидела и молча смотрела на него, а он на нее, не находя дальнейших слов, чтобы продолжить разговор. Но потом псевдовоин отвел взгляд в сторону. Ведь теперь он как нельзя более ясно понимал, что они оба оказались тут исключительно из-за него, поэтому ему становилось невыносимо стыдно оттого, что не смог защититься сам и защитить ее на улице при стычке с воинами, и это чувство стыда, разочарования в самом себе и огромной, просто вселенской печали и недовольства всем миром разъедали его… Он поспешил было закрыть лицо руками, только ради того, чтобы не видеть всего этого и приглушить чувство позора, но услышал внезапно слова, которые изменили все:
- Ты либо храбрец, либо глупец, раз подумал, что справишься с ними в одиночку.
Джоксер встрепенулся и перестал переживать:
- Ну согласись, у меня были весьма неплохие шансы… - отозвался он, и ему вдруг стало получше на душе. – Очень даже… Вот если бы мне сразу приняться за дело, а не заговаривать с ними зря, тогда бы еще неизвестно, кто кого
- А еще лучше было бы, если бы ты мне помогла! – добавил он через мгновенье. - Но я все понимаю... В конце концов, да мало ли что...
Но та только покачала головой, но тут ее взгляд остановился на рассеченной губе Джоксера, который и сам, честно говоря, забыл уже про это… Она всплеснула руками в недовольстве и достала платок, что был незамедлительно поднесен к ране.
- Не стоит так отчаянно кидаться в бой, особенно когда преимущество не на твоей стороне, - сказала она при этом.
- Это да… Но что тут было делать, они бы все равно затащили нас сюда. Так или иначе… Выбирать нам было не из чего… - тихо ответил Джоксер, машинально прижимая платок к губам.
Но она только улыбнулась.
- И все же, спасибо, что пытался защитить.
- Да не за что, - отозвался «воин». – Всегда пожалуйста… Вот бы только выбраться отсюда, и было бы уже неплохо. А если восстановить порядок в городе, тогда совсем хорошо
- Меня зовут Микаэла, - она протянула руку, которую Джоксер поспешил принять и даже чуть задержал в своей...
- А меня… Впрочем, - тут он грустно усмехнулся, - Ты уже знаешь
- Как давно ты виделся с Зеной? – неожиданно поинтересовалась воительница.
- Сейчас все расскажу, - с готовностью отозвался тот. – Сперва, когда она приехала в гости к своей матери Сайрин, а потом наутро выяснилось, что ночью была убита одна из постоялиц таверны, и мы вместе с Зеной раскрыли это преступление и нашли виновных, ими оказались жрецы храма Дискорд, они хотели оклеветать Зену по поручению своей богини, которая решила выслужиться перед Аресом
Он вспомнил события былых дней, и настроение его стало приходить в норму.
- А потом, - продолжил «воин» и с каждым словом к нему приходили новые силы, - Где-то около полугода назад… мне повстречались друиды, которые держали путь к себе домой, на свою родину. Как-то раз, совершенно случайно, оказавшись в лесу, я увидел, как на безоружную девушку напал мужчина. Девушкой оказалась жрица друидов, которым запрещено носить оружие, поэтому она не могла сама отбиваться... Мне удалось подоспеть вовремя и победить этого противника, а затем в благодарность я оказался в гостях у друидов… Жаль только, я не знал, что незадолго до этого их главной жрицей обманом стала злодейка, северная шаманка Алти, которая мечтала заполучить в свои руки силу друидов. Кстати, близился день летнего солнцестояния, когда друиды проводят специальный обряд, в конце которого произносят жертву. Алти решила, что именно я и стану этой жертвой. Она решила так еще и потому, чтобы через меня сначала добраться до Зены и Габриель, а потом снова попытаться привлечь Зену на темную сторону или же, если та откажется, избавиться от них раз и навсегда... Но они смогли не только защититься сами, но и помешали Алти уничтожить друидов… А я помог им в этом! - последние слова он произнес восторженно, словно преклоняясь перед величием и мощью Зены и Габриэль, но и осознавая собственные заслуги в этом приключении, хотя они и были довольно спорными.
Джоксер еще долго пребывал в эйфории и чуть ли не в экстазе от своего повествования, продолжая время от времени добавлять новые подробности и комментировать ход минувших событий. Ему вдруг показалось слишком малой и незначительной своя собственная роль в историях минувших дней, и для создания нового эффекта он решил чуток ее преувеличить…
Внезапно за стеной послышался еле различимый шорох.
Прищурив глаза, Микаэла заинтересовано подошла к стене:
- Похоже, за стеной еще есть пленные.
Джоксер тоже заинтересовался и, поднявшись со скамьи, подошел туда же. Он принялся внимательно прислушиваться, а затем стал осматривать и ощупывать старую, поблекшую, поцарапанную временем во многих местах и уже начавшую разрушаться боковую стену камеры:
- Сейчас посмотрим, разберемся... – бормотал он. – Надо же что-то делать, а не сидеть сложа руки.
Через некоторое время непутевый воин воскликнул:
- Эй, а ведь этот камень уже начал понемногу шататься! Его можно выдернуть из стены! – и, ухватившись обеими руками за указанный камень, принялся воплощать свой план в жизнь.
Он принялся за дело, и вскоре один из камней на самом деле затрясся и со стуком упал на пол.
- Это же очеь даже хорошо! – Джоксер продолжал восхищаться своей наблюдательностью и находчивостью. – Просто замечательно! Теперь мы можем заняться остальными, тоже расшатать и вынуть их, а потом пробраться...
Тут он приостановился.
Даже не знаю, куда... Ну, куда-нибудь! – он сумел с грехом пополам выйти из положения.
Все равно ведь это лучше, чем ждать с моря погоды!


Физическое состояние: Довольно бодрое и мажорное, несмотря ни на что.
Моральное состояние: Как всегда, на подъеме всех вообразимых и невообразимых чувств и эмоций
Одет(а): Шлем с приподнятыми отворотами, самодельные наскоро скрепленные доспехи наподобие телигяя с круглым щитком на груди, под ними коричневый кожаный жилет и белая рубашка с широкими манжетами. Нарукавники, широкие штаны и сапоги.
С собой:Меч в ножнах на поясе, кинжал с другого бока, небольшой нож за поясом, арбалет, колчан со стрелами, мешок с вещами и едой за спиной.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 896
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.12.13 23:19. Заголовок: Микаэла видела, как ..


Микаэла видела, как неловко Джоксеру, смотреть ей в глаза, сама не редко испытывала подобные чувство, но причина была иной. Она старалась понять нового знакомого, этот горе воин отчего-то вызывал в ней симпатию и умиление. Трудно описать, что именно это было за чувство, нечто подобное тому, как мать смотрит на свое дитя, который неумело пытается сделать для себя, что-то новое, у него это не выходит и она с улыбкой принимает его очередные попытки быть тем, кем не является. Одетый в нелепые доспехи, остроконечный шлем, куча оружия, что небрежно было распределено по разным креплениям доспехов, и огромное желание быть воином, сражаться за правду держа в руках меч. Джоксер возможно и сам не понимал, что он может быть гораздо лучше тех, чьи руки по локоть испачканы в чужой крови, тех кто отнимал у врагов, самое ценное, то, что дается нам свыше, жизнь. Голубые глаза печально прошлись потускневшим взглядом по мрачной комнатенке, от куда им еще предстояло выбраться. Хотя по словам стражей, начальника уже можно было и не ждать. Придется искать другие способы покинуть эту дыру. Мика заговорила первая, высказав некое непонимание действий нового знакомого. Глупо было лезть на рожон, особенно когда твой напарник даже не собирается брать в руки меч.
- Ну согласись, у меня были весьма неплохие шансы… - с неким воодушевлением проговорил мужчина, вернув взор карих глаз в небесные очи своей соседки по камере.
Очень даже… Вот если бы мне сразу приняться за дело, а не заговаривать с ними зря, тогда бы еще неизвестно, кто кого…
- А еще лучше было бы, если бы ты мне помогла!
- мужчина продолжал говорить, а Мика с легкой улыбкой слушала его речи. Все таки он был забавным, и среди этой разрухи нового мира, был своеобразным маяком, кричащим о том, что не все так плохо, люди еще могут проявлять храбрость, могут чувствовать плакать и улыбаться. Удивительно, но в Джоксере, дочь королевы воинов видела те качества, которые многие из смертных потеряли из-за горьких слез и борьбы за собственную свободу.
- Прости - легко мотнула головой девушка - Я не могу сражаться...это трудно объяснить - вздохнула она.
- Но я все понимаю... В конце концов, да мало ли что... - ответил мужчина, и от его слов стало немного легче. Он не пытался залезть к ней в душу, не допытывался о причинах такой позиции воительницы, не докучал ей расспросами. Девушка предупредила его, что не стоит быть таким горячим бойцом и без разбору хвататься за меч. Беседа была легкой, и заставила Мику немного расслабиться. Джоксер, конечно был тот еще болтун, но очень милый. Брюнетка задала интересующий ее вопрос, и мужчина снова принялся пересказывать собственные воспоминания, которые повествовали о жизни ее матери, с которой ей все таки довелось познакомиться и провести какое-то время вместе. За то недолгое время, она успела узнать, какими крепкими могут быть объятия матери, как нежны ее руки не смотря на то, что они сжимают рукоять меча, как ласков может быть ее голос, какими горькими могут быть слезы, как бьется ее сердце, и каким великодушным оно может быть по отношению в своему чаду, как оно умеет прощать и продолжать любить ее не смотря ни на что. В глубине груди невольно сжался тугой комок, и девушка прикрыла глаза.
- ты жива, я знаю, чувствую это - ладонь мягко прошлась по лате, что скрывала подарок отца. - стоит только набраться смелость и научится контролировать это, я найду тебя
Джоксер закончил свой рассказ, а следом внимание обоих привлек шум за стеной, к которой пленники поспешили подойти.
"Может, пока я сидела в тюрьме, в мире появилась и вторая королева воинов?" - послышался женский голос в голове брюнетки. Определенно, это мысли той самой причины, от которой исходил шум.
- Ты очень проницательна - следом раздался голос, но теперь уже в слух. Дочь Ареса, сделала шаг от стены, в которую вглядывалась, словно бы видела за ней обладательницу голоса. Джоксера начал суетиться, возя руками по стене покрытой плесенью, но мысли воительницы занимали мысли женщины за стеной. От куда она знает ее мать, почему подумала о королеве воинов? Мазайка рассыпанная неосязаемыми и незримыми пазлами, заставила девушку тяжело вздохнуть. Сначала в таверне она встречает Джоксера, которые знает ее мать и рассказывает о совместных приключениях с ней, а после соседка по несчастью, что находилась по ту сторону стены.
- Эй, а ведь этот камень уже начал понемногу шататься! Его можно выдернуть из стены! - проговорил напарник, пытаясь выдернуть камень из стены, а когда его задумка удалась, он обрадовался словно ребенок. – Просто замечательно! Теперь мы можем заняться остальными, тоже расшатать и вынуть их, а потом пробраться...
- Ты собираешься разобрать всю стену по камням? - вопросительно взглянув на мужчину произнесла воительница. Нет, возможно идея была не плохой, вот только на это может уйти не один день, и это в лучшем случае. Все же строители подобных мест были далеко не дураками, и скорее всего эту стену и молотом пробить будет невозможно, хотя со стороны казалось, ее можно с легкостью проткнуть мечом, пробивая брешь.
Просто замечательно! Теперь мы можем заняться остальными, тоже расшатать и вынуть их, а потом пробраться.. Даже не знаю, куда... Ну, куда-нибудь!
- В соседнюю камеру например - не сдержалась Мика, слегка хихикнув.
Все равно ведь это лучше, чем ждать с моря погоды!
- Не трать силы, они нам еще могут пригодиться - ответила дочь Зены, снова вернувшись к стене.
- Вы здесь не одни. Вот только, зачем вы здесь? Не похоже, что бы эти горе воители справились с такой, как ты. Я встречала тебе подобных. - говорила с ними узница с той стороны стены. Ее голос был приятным, тембр и спокойствие, но это настораживало. Точной причины своей настороженности Мика назвать не могла, но одно то, что женщина упомянула в мыслях мать девушки, уже заставляло все тело застыть в напряжении.
- Правда? - еле слышно прошептали ее губы.
- Когда-то давно. Ну так, зачем вы здесь?
- Затем, зачем обычно сидят нарушители законов и порядков - продолжая ласкать стену, прикосновениями ладоней. - Мне подобных? - прикасаясь к стене второй рукой, словно бы хотела просмотреть ее через одно лишь касание. - о чем ты? - девушка перевела взгляд со стены на Джоксера, который продолжал отковыривать камешки из стены, а за дверями послышался звон доспехов, стражи обходили тюрьму, перед тем, как сменить караул.
- Эй вы! - пройдясь острием меча, по решеткам на дверях - Тише там!

Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 8541
Зарегистрирован: 31.10.08
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.13 23:59. Заголовок: Многих Румина повида..


Многих Румина повидала на свое веку, но этого огня в глазах, выдающихся скул и воинственной стати ведьма не забудет никогда. Такой была Зена и подобная девушка явилась сейчас сюда, явно добровольно сдавшись. От неё пахло мощной аурой, силой воина, человеческой необыкновенностью и скажете вы мне, что эту девушку ничего не связывает с королевой воинов? Румина не поверила бы ни за что. Она привыкла доверять своему чутью, которое не подводило её. И даже если магия женщины скована в этом ошейнике, это не мешало наблюдательности и проницательности, который была одарена Румина.
- Затем, зачем обычно сидят нарушители законов и порядков, - ответила воительница за стеной.

- А здесь разве есть закон и порядок?

Удивленно спросила Румина и впервые в жизни подумала, а не ошибалась ли она. Женщина утратила многое, годы своей жизни, которые могла бы провести с сыном. На данный момент потеряла магию и сына. Может, вместе с этим всем и предчувствие?
- Мне подобных? О чем ты?

- Не важно.

Ответила Румина и отвернулась от стены в тот момент, когда стражник подошел и стал барабанить по решеткам. Женщина приподняла бровь и прошла к железным решеткам. Она внимательно посмотрела на мужчину, обворожительно улыбнувшись. Он остановился и задержался у камеры женщины. Колдунье не составило труда пройтись легкой походкой прямиком к прутьям, тонкие руки прикоснулись к прутьям, а затем ладонь потянулась к мечу стражника. Он хотел было отпрянуть, но остался на месте, подобно зачарованному смотрел в глаза ведьмы. Она положила руку на его меч и прошептала так, что бы соседи не слышали.

- Зачем тебе тишина? Она поедает, она угнетает, от неё в голове свист. Не запрещай нам разговаривать, а если уж хочешь тишины - освободи камеры и лишние разговоры не будут тебя обременять.

Не стоило владеть магией, что бы заколдовать мужчину. Румина использовала свою красоту и женские хитрости. Мужчина понял, что не может ей сопротивляться да и не хотел. Он сам почувствовал, как в нем растет желание и удовлетворить его он сможет только освободив узницу. Он вставил ключ в замок, но не успел повернуть.
- Что это ты делаешь! - прозвучал противный голос Маап. Воительница бегло спустилась по ступеням и в мгновение ока уже оказалась здесь. Она оттолкнула мужчину от камеры с триумфом глянув на Румину.
- Ничего не вышло, красавица.
Румина сморщила недовольно носик и отошла от клети.
- Не спеши, Велиар хочет видеть всех своих узников.
Маап открыла дверь и Румина медленно, но по царственному вышла из камеры. Прежде чем освободить Микаэлу с Джоксером, Маап на всякий случай с помощью магии связала им руки сзади, крепко. Этот узел развязать можно было только с помощью магии, ибо колдовством он был создан. Румина усмехнулась этим детским фокусам, но ничего не сказала. Ей не очень-то хотелось вновь видеться с Велиаром, но она была рада возможность подышать воздухом за пределами зловонного подземелья. Шагая мутными коридорами унылой обители тирана, Румина пыталась сохранять ироничную улыбку, чувство собственного достоинства, словно её ни капли не коснулось то, что она лишена магии. Но внутри женщина была разбита, как поначалу треснувшая ваза, а следом выброшенная в мусор. Румина боялась, внутренние переживания так сильны. Раньше она была великой, но теперь она никто. Нет сил, нет ничего, кроме красивой мордашки и обворожительной улыбки в добавок к прекрасному телу. Когда пленники вошли в тронный зал, где вальяжно расселся Велиар, он отогнал девушек, резвившихся у него на коленях, полуодетых и распутных. Они все хихикая убежали. По знаку колдуна, Румину пихнули в спину и велели подойти к ступеням. Женщина подошла, а после её заставили сесть у ног Велиара. Она попыталась сопротивляться, но сильные мужские руки, усадили её на ступенях у ног тирана. Ведьма злобно глянула на Велиара, но его это только рассмешило. Микаэлу и Джоксера оставили на своих местах. Они стояли посреди зала напротив деспота колдуна. Как унизительно было сидеть ощущая холодный мрамор, который даже не подогревал тот стыд, что испытывала ведьма, но прорастающее желание мести становилось в Румине все горячее. Вот только снимет свой ошейник.
- Хм, вот каковы они, пленники мои. А это кто? - пренебрежительно бросил Велиар, глядя на Джоксера, впрочем вскоре его внимание заняла Микаэла. - Я видел, какая ты в бою и должен отметить владеешь ты своим телом великолепно. Мне нужны люди и желательно такие, как ты. Что скажешь, если в обмен на твою службу мне, я отпущу твоего забавного друга?
Румина прыснула красивым смехом.

- Эта девушка никогда не будет тебе служить.

С уверенностью заявила ведьма. За это Велиар толкнул её ногой в спину. Румина сжала губы, отвернулась от колдуна и сквозь зубы произнесла.

- Сними с меня ошейник и попробуй тогда толкнуть меня в спину. Ноги лишишься.

С этими словами Румина поднялась, к ней тут же подлетели воины, что бы усадить на место, но Велиар велел им оставаться в стороне. Очень зря, ибо злость ведьмы была безгранична, она сделала несколько шагов к Велиару и стала перед ним.
- Избавь себя от унижений, Румина. Ты же мудрая женщина, стань моей королевой и даруй своё могущество для нашего общего дела.

Румина размахнувшись дала пощечину колдуну, тогда наклонилась близко к нему.

- Никогда.

Спокойно произнесла она.
- Уведите её! - велел Велиар, но Микаэла с Джоксером остались здесь. После того, как ведьму вывели он продолжил:
- Так, на чем мы остановились, ах да... твоё служение в обмен на жизнь твоего товарища.



Физическое состояние: лишена сил из-за ошейника.
Моральное состояние: в ярости.
Одета: выглядит так
С собой:мешочек с магической пылью.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 336
Зарегистрирован: 29.01.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.12.13 09:18. Заголовок: - Не трать силы, он..


- Не трать силы, они нам еще могут пригодиться – сказала Микаэла в ответ на слова Джоксера, но тому все еще продолжалось казаться, что это хорошая идея, и он добавил:
- Дело тут не в силах, а если нам удастся проникнуть куда-нибудь, хотя бы даже в соседнюю камеру, мы сможем больше узнать об этой тюрьме, и о том, как отсюда выбраться, - он продолжил разрушать стену, а его соседка тем временем удалилась чуть в сторону и остановилась у стены. Сначала она просто стояла там, затем начала будто бы тихо говорить с кем-то, а напоследок даже прикоснулась ладонями к камням… Заметив это краем глаза, «воин» снова не удержался:
- Э, что это ты там делаешь? – спросил он. – Что-то мне отсюда не понять… А то, знаешь, одна моя старая знакомая тоже могла запросто начать разговор, скажем, с пнем или камнем, но никогда это добром не заканчивалось…
Но тут за крепкими дверями послышались сначала шаги, которые все приближались и приближались, потом звук голосов, звон доспехов и бряцание оружие. Скорей всего, это местные воины устроили обход, решив на всякий случай попатрулировать территорию перед тем, как сменить караул, но вот для него сейчас это было нежелательно, совсем нежелательно… Войдя сюда, они могли заметить уже начавшуюся образовываться дыру в стене, и тогда поняли бы все… Поэтому Джоксер прислонил несколько выбитых им их стены камней на старое место, словно бы тут ничего не случилось, и отойдя, поспешил принять свой обычный невозмутимый вид и начал смотреть вверх. Но там не было ничего интересного, разве что потолочные плиты, да и те похоже давно уже нуждались в смене… «Да, здесь опасно, - подумал он. – Не ровен час кровля обрушится и погребет нас под развалинами. Что ж, вот еще один повод, чтобы поскорее отсюда выбраться!»
- Эй вы! – вдруг лезвие меча одного из проходящих мимо воинов скользнуло по прутьям решетчатой двери и недовольный голос ворчливо проговорил: - Тише там!
«Никто и не шумит… Пока… А ближе к вечеру мы закончим со стеной, и может, узнаем, как слинять отсюда. Только бы нам не помешали».
Оказалось, что зря он так подумал, потому что вскоре дверь приоткрылась и на пороге показалась некрасивая девка-охранница:
- Велиар хочет видеть всех своих узников. Выходите!
«Герой» самопроизвольно сделал движение рукой, пытаясь нащупать рукоять меча или какое-нибудь другое оружие, но тут вспомнил, что все отобрали: «Ничего, и так справлюсь».
- Вот и возможность сбежать, - делая пару-тройку шагов в сторону Микаэлы, шепнул Джоксер. – Вот увидишь, щас как врежу ей, заберу ключи и мы смоемся! – но его надеждам не суждено было сбыться, так как подойдя поближе, он почувствовал, как что-то не то начинает твориться с его руками… Еще мнгновение – и они уже оказались связанными за спиной. Разозлившись, он попытался вырваться, но ничего не вышло, наоборот, стало еще больнее…
- Да что же это такое? – взвыл он и стал пинаться ногами, но получив сильный парализующий удар, в бессилии упал спиной на соседнюю стену: - Не поддавайся! – воскликнул он, обращаясь к Микаэле, но та, как и в прошлый раз, сама покорно дала себя связать, и забрав по пути другую узницу, их всех вместе повели по коридору.
- Нет худа без добра, - продолжал не унывать Джоксер, - Хоть увидим, что это за место такое и запомним дорогу… Мало ли как придется выбираться…
Он вдруг посмотрел на новую пленницу, она была красивой… Не скрывая интерес, он чуть пододвинулся ближе:
- А тебя-то за что сюда? Надо же… - как можно тише стал шептать он ей. – Не беда, если что, держись рядом, мы все равно вырвемся, чего бы это не стоило, - тут заметил какое-то странное украшение у нее на шее. – А это что за шейный браслет, или как его?... Никогда таких не видел! Занятная, надо полагать, штуковина…
Он продолжал бы в таком стиле, но тюремные помещения закончились, потому что стало светлее и воздух был уже лучше. Можно было наконец-то прийти в себя от душной и спертой атмосферы подземелья. Но и здесь тоже было как-то не так, не то чтобы мрачно, но от одного вида вдруг Джоксеру стало хуже, на него начал волнами накатывать непонятный страх. Стараясь преодолеть это, он все время следил взглядом за женщинами, особенно за Микаэлой, чтобы с ней ничего не случилось, и понемногу успокоился.
Они очутились в достаточно широком и просторном зале с колоннами, который имел весьма торжественный и представительный вид. На троне восседал мужчина важного вида, возле ног которого пребывали какие-то свиду блудницы, но заметив, как ведут пленных, он сделал пару резких жестов и те удалились прочь. По очередному знаку третью заключенную подтолкнул воин охраны в спину и заставил ее подойти к ступеням у подножия трона, а когда она это сделала, приказал усесться у ног мужчины. Завидев, что она против, подошел еще воин, и они вдвоем усадили её на высоких мраморных ступенях. Она со злобой посмотрела на того, кто был на троне, но тот лишь рассмеялся в ответ на острый взгляд, а оба воина буквально расхохотались как безумные, уходя куда-то в сторону. Микаэла и Джоксер тем временем оставались посередине огромного покоя,
напротив трона. Поняв, что перед ними тот самый негодяй, который захватил власть и Микенах и теперь притесняет народ, Джоксер стал злиться и, пыхтя, снова пытался освободить связанные за спиной руки, и вновь это было тщетно…
- Хм, вот каковы они, пленники мои. А это кто? – весьма высокомерно проговорил злодей по имени Велиар, устремив глаза на Джоксера.
Но тот не сдрейфил и, выдержав на себе этот взгляд, ответствовал смело и, как ему казалось, очень достойно. Он начал так:
- Это ненадолго, тиран… Твои люди захватили нас числом, а не уменьем, но это не делает им чести, точно так же, как и тебе. Я видел, во что превратись златые Микены и их добрые жители… И всему этому виной ты и твои приспешники… Но знай, что всегда найдутся те, кто придет им на помощь и спасет их от зла… Как герой, я заявляю: мы не допустим такого и будем сопротивляться! Кто я? – он усмехнулся и, подойдя ближе, грозно (как ему казалось) поведал: - Меня неспроста называют Джоксер Могучий, так что берегись, говорят тебе!
«Может быть, рассказать про то, как я в свое время победил гарпий, потом одолел Вакха и совершил много других подвигов? А что, неплохая мысль!», - и он добавил:
- Знай же, что я истребил гарпий, дриад и еще кучу всякой нечисти, разбил войско Вакха и его вакханок, избавил мир от Каллисто…
«Ну, вообще-то все это сделала Зена, ну да ладно, пусть будет так, ничего страшного… Кстати, надо бы и о ней сказать, пусть дрожит от ужаса!»
- И еще кое-что. Вряд ли Зена и Геракл будут довольны тем, что здесь творится, и они тоже сделают все, чтобы остановить тебя… Зена знает, где я, так что готовь монету для Харона, ты его скоро увидишь!
Но внезапно воин из числа местной стражи подкрался сзади и вдарил по спине: - Не смей заводить кощунственные речи в присутствии правителя!
- Тартар! – ругнулся Джоксер и хотел было как следует отпинать обидчика, но вовремя понял, что от этого ничего не изменится, даже наоборот, хуже будет.
А Велиар тем временем говорил Микаэле:
- Я видел, какая ты в бою и должен отметить владеешь ты своим телом великолепно. Мне нужны люди и желательно такие, как ты. Что скажешь, если в обмен на твою службу мне, я отпущу твоего забавного друга?
- Эта девушка никогда не будет тебе служить, - вмешалась пленница, что была у ног деспота.
Тот толкнул её ногой в спину, но она не унималась:
- Сними с меня ошейник и попробуй тогда толкнуть меня в спину. Ноги лишишься.
- Прекрати измываться над нею! – завидев это, крикнул и Джоксер. – Да-а, с девчонками ты крут, как я погляжу, а вот со мной сладишь?!.. Где мой меч? – и забыв про руки, он рванулся к трону, возле которого девушка в платье уже поднялась с места, но к ней тут же поспешили стражи, чтобы усадить обратно, но натолкнулся на колонну и понял, что не успеет…
Однако Велиар велел охране уйти, а затем сказал пленнице:
- Избавь себя от унижений, Румина. Ты же мудрая женщина, стань моей королевой и даруй своё могущество для нашего общего дела.
Девушка со всего маху весьма недурственно отвесила самозваному правителю жесткую и сильную пощечину.
- Уведите её! – приказал деспот стражникам, а пока те выполняли распоряжение, вновьт обернулся к Микаэле:
- Так, на чем мы остановились, ах да... твоё служение в обмен на жизнь твоего товарища.
- Не смей! – крикнул ему Джоксер, и бегом вернулся к Микаэле, потом тихо шепнул ей: - Не соглашайся, ни в коем случае, мы обязательно спасемся и избавим город от беды, у меня есть еще план…


Физическое состояние: Довольно бодрое и мажорное, несмотря ни на что.
Моральное состояние: Как всегда, на подъеме всех вообразимых и невообразимых чувств и эмоций
Одет(а): Шлем с приподнятыми отворотами, самодельные наскоро скрепленные доспехи наподобие телигяя с круглым щитком на груди, под ними коричневый кожаный жилет и белая рубашка с широкими манжетами. Нарукавники, широкие штаны и сапоги.
С собой:Меч в ножнах на поясе, кинжал с другого бока, небольшой нож за поясом, арбалет, колчан со стрелами, мешок с вещами и едой за спиной.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 914
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.01.14 01:42. Заголовок: Мика не проронила ни..


Мика не проронила ни слова, пока их вели под конвоем по коридорам темницы. Все здесь было противно, начиная от визуального вида помещений и заканчивая омерзительными звуками и запахами. Казалось милое личико юной воительницы сейчас скривится в ужасной гримасе от этой невзрачной картины и обстановки в целом, но когда виляющие коридоры закончились, их привели в просторный зал, вид которого был прямо противоположен прежней обстановки. Большой зал выглядел царской палатой по сравнению с катакомбами в которых держат пленных. А вот собственно и "царь" к ногам которого, буквально таки силой прибили брюнетку, с которой у Микаэлы был короткий разговор через стену камеры в которой посадили ее и Джоксера. Пару воинов оставили стоять по среди зала. Голубые глаза брюнетки пристально наблюдавшие за всем происходящим невольно сошлись в легком и угрожающем прищуре.
- Хм, вот каковы они, пленники мои. А это кто? - наконец, произнес мужчина, пренебрежительно взглянув на Джоксера, на которого воительница так же по инерции перевела свой взгляд, в надежде, что ее новый друг найдет в себе силы промолчать. Она ошиблась.
- Это ненадолго, тиран… Твои люди захватили нас числом, а не уменьем, но это не делает им чести, точно так же, как и тебе. Я видел, во что превратись златые Микены и их добрые жители… И всему этому виной ты и твои приспешники… Но знай, что всегда найдутся те, кто придет им на помощь и спасет их от зла… Как герой, я заявляю: мы не допустим такого и будем сопротивляться! Кто я? – усмехнулся мужчина, делая смелый шаг на встречу Велиару, именно так звали негодяя, что посмел возомнить себя царем. - Меня неспроста называют Джоксер Могучий, так что берегись, говорят тебе! - а после воин стал рассказывать о своих подвигах, в коих Микаэла сомневалась, однако, никак не реагировала, давая возможность, мужчине казаться куда более сильным, чем он был на самом деле. Хотя Джоксер заблуждался, его сила не в мышцах и победах, его сила в самопожертвовании в сострадании, которое он проявляет к совершенно не знакомым его людям. Он не дурак и понимает, что от воина в нем практически ничего нет, но с храбростью готов был защитить Мику от стражей порядка. Одна лишь это достойно аплодисментов, и того, что девушке было не приятно слышать оскорбления в адрес своего нового знакомого. Тем временем "царь" продолжил свой монолог, который был обращен именно Микаэле, что с особым трудом сдерживала свои эмоции, боясь поддаться чувствам, раздирающими ее душу, и не схватиться за рукоять меча, которая так давно просится в руку.
- Я видел, какая ты в бою и должен отметить владеешь ты своим телом великолепно. Мне нужны люди и желательно такие, как ты. Что скажешь, если в обмен на твою службу мне, я отпущу твоего забавного друга? - глаза девушки сузились, а следом метнули свой взгляд в брюнетку. - Эта девушка никогда не будет тебе служить - следом она еще сказала пару фраз, из которой дочь Ареса, ухватила несколько важных для себя вещей, первой имя красавицы "Румина", второе, ошейник надет именно Велиаром, и третье также было связанно с ошейником на шее женщины, видимо он каким-то способом лишал брюнетку сил, но каких именно Микаэла не знала.
– Да-а, с девчонками ты крут, как я погляжу, а вот со мной сладишь?!.. Где мой меч?
- Джоксер не надо - только и успела выдохнуть воительница, наблюдая за тем, как под руки уводят Румину прочь. И едва женщина скрылась из глаз в сопровождении стражей, тиран вновь вернул свое внимание к голубоглазой девушке, гордо смотря на Велиара словно лев на добычу.
- Так, на чем мы остановились, ах да... твоё служение в обмен на жизнь твоего товарища.
- Не смей! – выкрикнул мужчина, возвращаясь к Мике: - Не соглашайся, ни в коем случае, мы обязательно спасемся и избавим город от беды, у меня есть еще план… - в надежде шептал он ей, но кажется, эти слова так и не были услышаны.
- Значит, это ты Велиар, которых хотел видеть своих пленников - спокойным и выдержанным тоном протянула Микаэла, а затем легко освободила руки от оков, вновь распахнутые голубые глаза, устремили свой пронзительный и леденящий взгляд на мужчину, стоявшего перед ней в паре шагов. - У меня есть встречное предложение к тебе - сделав несколько смелых шагов к мужчине и оказавшись с правой стороны него, дочь королевы воинов продолжила. - ты отпускаешь, Румину, моего "забавного" друга, и меня, а в замен я оставлю тебя, твою жалкую жизнь и жизнь тех псов, что смотрят на тебя щенячьим взглядом - она мило улыбнулась, однако, самоконтроль был на грани провала. Мягко коснувшись плеча мужчины рукой, девушка заглянула в его глаза.
- Поверь, мое предложение намного лучше твоего
Мика закончила, остальное зависело лишь от того, что ответит Велиар, но почему-то положительного ответа девушка не ожидала. Ее пристальный взгляд, безотрывно смотрел на "царя" молясь в глубине себя, чтобы тот одумался и принял столь щедрое предложение, или же он рискнет стоять на своем, обрекая всех своих прислужников, а возможно и тех, кто невиновен на смерть.
Дочь Зены искала спасения, и после войны ей пришлось не легко, необходимым было найти нужную ниточку, за которую она смогла бы ухватиться. Чтобы выжить в войне, ей пришлось уступить "вдохновению", после чего Мике стоило огромных трудов и сил, вернуться в здравый рассудок вновь вернуться на сторону смертных. Ее второе Я, всегда будет пытаться занять свое место в этом мире, особенно сейчас, когда боги так уязвимы.



Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 8625
Зарегистрирован: 31.10.08
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.14 02:06. Заголовок: Он был еще так молод..


Он был еще так молод, но амбиции настолько обуяли его разум, что это просто погубит Велиара рано или поздно. Румина вернулась обратно в камеру. То, что она испытала совершенно недавно так откровенно ударило по её самолюбию. Если бы она имела хоть каплю той воинской ярости, которая есть у ратников, то несомненно выбила бы эту железную дверь с решетками к чертям собачьим. Тем более здание старое. А Джоксер и кладку потихоньку стал разбирать. Да только не было в ней этого, той силы способной заставить тело подвергаться таким нагрузкам. Она была зла, ярость копилась внутри женщины с каждой минутой все сильней. Ей бы только освободить свой гнев из лап, окутавших её силы и тогда несдобровать Велиару, а может и всей округе. Прочь с лица земли те места, где кто-либо посмел подать Румину унижению. Колдун был еще совсем мальчишкой, когда учился магии и вроде как был хорошим мальчиком. Что в его жизни перевернулось, что заставило слепо следовать богам? Конечно, власть и желание обрести её, всегда туманят разум. Маап наблюдала за Руминой не без удовольствия. А ведь ведьму колотило пробирала злость до дрожи. Уже много веков она не знала такого обращения. Да еще и от кого, от мальца лишь недавно обрётшего могущество и то не естественным путем, а благодаря богам. Но здесь стоит быть осторожным, такая сила нестабильна боги могут отнять её ровно также неожиданно, как и дали. Мелкая слеза злости и досады потекла по щеке. Скорым движением Румина вытерла её и в этот миг в её голове перелистались недавние события. То, что говорил ей Джоксер. Он сразу заметил ошейник. «Как я могла быть так невнимательна к нему?!» - закричала ведьма у себя в голове, вспомнив, как нелепый воин сказал слово в её защиту в том зале. «Чистое сердце, готово пожертвовать собой ради других. Только он сможет снять ошейник!». Верно, ведь некоторое время колдунья разгадывала ошейник, искала способ его снять и нашла его. Только готовый пожертвовать собой, ради других сможет освободить Румину от этого ярма. Лишиться ли при этом жизни Джоксер ведьму не волновало.
Тем временем в самом тронном зале молодые глаза Велиара блеснули опасными огнями. Если поставить Микаэлу рядом из них вышла бы прекрасная пара. Действительно: он колдун, она воительница, полубогиня. Замечательный тандем. Но Велиару нужна была Румина, её силы для того, что бы потом свергнуть богов – стать властелином мира.
- Это ненадолго, тиран… Твои люди захватили нас числом, а не уменьем, но это не делает им чести, точно так же, как и тебе. Я видел, во что превратись златые Микены и их добрые жители… И всему этому виной ты и твои приспешники… Но знай, что всегда найдутся те, кто придет им на помощь и спасет их от зла… Как герой, я заявляю: мы не допустим такого и будем сопротивляться! Кто я? Меня неспроста называют Джоксер Могучий, так что берегись, говорят тебе! – эти слова вызвали только отчаянный смех колдуна. Он поправил черные волосы и устало зевнул, подобно мартовскому коту.
- Знай же, что я истребил гарпий, дриад и еще кучу всякой нечисти, разбил войско Вакха и его вакханок, избавил мир от Каллисто… - И еще кое-что. Вряд ли Зена и Геракл будут довольны тем, что здесь творится, и они тоже сделают все, чтобы остановить тебя… Зена знает, где я, так что готовь монету для Харона, ты его скоро увидишь!
- Да мне плевать! – ответил Велиар попрежнему смеясь от души. Даже имена Зены и Геракла ничем не смутили колдуна. Кто они такие, по сравнению с его величием и могуществом. На замечания Джоксера касательно Румины Велиар и вовсе не обратил никакого внимания. Только глупые юнцы бросаются с головой в ответ на подобные вызовы.
- У меня есть встречное предложение к тебе. Ты отпускаешь Румину, моего "забавного" друга, и меня, а в замен я оставлю тебя, твою жалкую жизнь и жизнь тех псов, что смотрят на тебя щенячьим взглядом, - Велиар был покорен. Тем, как воительница ловко избавилась от оков. Она обошла его. Колдун почувствовал прикосновение на своем плече, а следом и выразительный взгляд девушки перед собой. - Поверь, мое предложение намного лучше твоего.
Велиар усмехнулся. Он ощутил внезапное неудержимое притяжение. Мужчина резко схватил Микаэлу за затылок, притянул к себе и страстно поцеловал девушку в губы, не боясь после этого получить такой вкусный удар, который заодно и даст ему проверить на себе весь потенциал прекрасной. В этот миг по залу разлетелся отчаянный крик перепуганного Джоксера, что зовет себя Могучим.
- Не смей! Не соглашайся, ни в коем случае, мы обязательно спасемся и избавим город от беды, у меня есть еще план…
- Уберите его с глаз моих долой, - раздраженно сказал Велиар, показывая тем самым, что он не готов принять условия Микаэлы. Джоксера поспешно вывели и оставили колдуна с воительницей наедине. – Румину я не отпущу, она мне нужна. А вот твой этот дружок может ступать на все четыре стороны.
Велиар сделал паузу, а затем продолжил.
- Ты же чувствуешь её? Тьму, которая струиться в тебе? Бьёт ключом, но спрятана так далеко, что ты неумело пытаешься играть роль героини. Я могу дать тебе то, чего требует твоя душа. Представь: тебе не продеться бороться с собой – ты станешь свободна.
Велиар встал с трона обойдя Микаэлу и ловко крутанулся вокруг себя расставив руки в стороны. Затем подошел близко к ней и коснулся кончиками пальцев её щеки. Он посмотрел в глаза воительницы, следом улыбнулся искренней улыбкой его темной натуры.

В это время Джоксера привели обратно. Румина, когда увидела его, резко поднялась и подошла к прутьям. Она надеялась, что на этот раз их посадят вместе, но этого не случилось. «Проклятье!» - подумала женщина.

- Джоксер, где Микаэла?

Спросила Румина. Хотя, признаться её это совершенно не волновало. Она лишь создавала вид. Такой невинной мученицы, что оказалась в заложниках у злобного тирана.

- Ты был так храбр, когда вступился за меня.

Ведьма сделала паузу.

- Спасибо.

Она говорила тем самым голосом, милым обаятельным. Голосом, с помощью которого подчиняет многих мужчин себе, заставляя их почувствовать расположение к себе. Это не чары, обыкновенное женское очарование. Только этим и приходиться сейчас спасаться. Джоксер как раз и есть тот самый человек, который способен избавить её от мучительного ошейника. Редко встретишь такого человека. Но вот он здесь, всего лишь за стенкой.

- Я бы хотела подарить тебе поцелуй в знак благодарности. Если бы ты только был не за этой стеной.

Мягко и нежно произнесла ведьма, еще и громко вздохнула, якобы от безысходности. Она ведь знала, что непутёвый мужчина разбирал кладку. Вдруг из этого что-то выйдет. Он нужен ей, Джоксер должен освободить её магию.



Физическое состояние: лишена сил из-за ошейника.
Моральное состояние: в ярости.
Одета: выглядит так
С собой:мешочек с магической пылью.
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 347
Зарегистрирован: 29.01.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.01.14 16:06. Заголовок: - Уберите его с глаз..


- Уберите его с глаз моих долой, - поспешил вмешаться новый «царь», и Джоксер снова был схвачен. Несмотря на его сопротивление, его поспешно подхватили и потащили прочь.
- Не сдавайся! – сумел напоследок крикнуть он Микаэле. – Борись с ним!
«Как бы то ни было, не все так уж и плохо», - размышлял он, пока его тащили, практически несли обратно, словно какой-нибудь мешок с зерном. – «Мы должны победить, мы обязаны это сделать и мы, конечно, победим!»
- Эй вы, нельзя ли полегче! – воскликнул он, когда его силой швырнули на каменный пол. Ругнувшись, добавил: - Ничего, вам недолго осталось тешиться, скоро сполна заплатите за свои преступления! – с трудом поднимаясь, произнес: - Несколько глотков воды сейчас мне не помешали бы… «Надо бы привести себя в порядок».
- Перебьешься! – со смехом отвечали стражи, захлопнули дверь и ушли.
- Джоксер, где Микаэла? – послышался голос с другой стороны стены.
- Она? Да всё там же, у этого подлеца, - Джоксер сплюнул на грязные плиты. – Я бы помог, да вот только меня вновь спровадили в эту дыру, будь она трижды проклята!.. Но Микаэла, она так просто не опустит руки… Придумает, как выкрутиться. Что-то такое в ней есть, что заставляет верить ей… Минуточку! – спохватился он. – С кем это я говорю? Уж не сам с собой ли? А, это, похоже, за стеной… - тут вспомнил про вторую пленницу. Должно быть, она. – Понятно, ты там… Ладно, я уже знаю, как нам отсюда выйти, - подошел и начал снова разбирать камни.
- Ты был так храбр, когда вступился за меня.
- Правда? – Джоксер аж зарделся от удовольствия, потом сдержался и продолжил. – Ну это неудивительно, я ж все-таки герой, мне подобает защищать справедливость, вступаться за слабых, защищать женщин… Ничего не поделаешь, такая уж у нас, героев, судьба… Это наше призвание, мы не можем жить иначе.
Ненадолго воцарилось молчание.
- Спасибо, - наконец раздался ответ.
- Да не за что, - «воин» недоуменно попробовал расшатать самый большой камень, но сперва не вышло, поэтому он снова ругнулся, но на этот раз потише, чтобы его не расслышали, и продолжил свою работу. Наконец главное препятствие было устранено. – Благодарить меня будешь потом, когда я вытащу отсюда вас обеих… Сказать по правде, уже немного осталось, - он увеличил темп и скорость работы по разрушению стены.
- Я бы хотела подарить тебе поцелуй в знак благодарности. Если бы ты только был не за этой стеной.
- Не расстраивайся, сейчас я буду, - после некоторого времени он сумел создать проем, куда можно было протиснуться и, внимательно осмотревшись вокруг в опасении охраны, понял, что надо действовать, и чем быстрее тем лучше. Прилег на плиты и начал забираться в только что сделанный лаз. Там было тесно и неудобно. – Да что ж ты… Чтоб тебя… - тихо ругался он, стараясь удержаться от подобающих в таких случаях выражений. Но вскоре достиг цели и очутился в соседней камере.
- Кто меня звал? Небось ждали самого храброго воина на свете? Вот и я! – гордо провозгласил Джоксер, выбираясь наружу и вставая на ноги. – Ты, должно быть, тоже не в восторге от этого места, куда нас бросили… - подошел поближе и внимательно присмотрелся к необычайно стройной и прекрасной узнице. «Вот это да, ничего себе, ну и красотища-то какая! Давненько ничего подобного не видывал. Знатная, надо полагать, госпожа… Как знать, может за ее спасение мне еще награду дадут… Или тоже знатным сделают… Но я все равно буду оставаться самим собой, останусь воином и буду сражаться против зла.» – Эге, с этим твоим украшением на шее опять что-то неладно! – заметил он, показывая пальцем на ошейник. – Видишь, как оно вспыхивает и дрожит при моем приближении? Тебе, должно быть, в нем плохо. Дай-ка помогу, сниму его и выкину куда подальше! – с этими словами он принялся исполнять задуманное и только что сказанное вслух, запамятовав даже об обещанном поцелуе красотки…


Физическое состояние: Довольно бодрое и мажорное, несмотря ни на что.
Моральное состояние: Как всегда, на подъеме всех вообразимых и невообразимых чувств и эмоций
Одет(а): Шлем с приподнятыми отворотами, самодельные наскоро скрепленные доспехи наподобие телигяя с круглым щитком на груди, под ними коричневый кожаный жилет и белая рубашка с широкими манжетами. Нарукавники, широкие штаны и сапоги.
С собой:Меч в ножнах на поясе, кинжал с другого бока, небольшой нож за поясом, арбалет, колчан со стрелами, мешок с вещами и едой за спиной.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 945
Зарегистрирован: 23.03.10
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.01.14 10:30. Заголовок: Велиар был самоувере..


Велиар был самоуверенным в себе злодеем, которого простыми рассказами не напугать. Этот мужчина четко знал чего хочет, и шел к заданной цели, минуя препятствия. Вот только цели его совершенно не нравились Микаэле. Джоксер просил не сдаваться, и только лишь это признаться сейчас удерживало сознание девушки в нужном русле. Мужчина безусловно имел ввиду борьбу с Велиаром, но для Мики главной борьбой всегда оставалась она сама. Столько дней она пыталась найти необходимый баланс. Война здорово подорвала самоконтроль юной воительницы, дав свободу ее второму я, которое рано или поздно все таки вырывается на воздух и живет по своим понятиям и принципам, так не схожим с сознанием героини.
Дерзкий ответ дочери войны, ничуть не обидел "царя", наоборот, она поймала на себе его восхищенный взгляд. Он был приятно удивлено увидев, что его пленница легко освободилась от оков, однако любой воин испытывает неудобство, когда кто-либо заходить со спины, и залезает в пределы биологического поля, но то, что случилось дальше, не поддавалось законом биополей и настороженности. У этого мужчины вероятно полностью отсутствовало чувство страха, за собственную шкуру, раз он осмелился на столь дерзкие действия по отношению к Мике. Усмехнувшись в ответ на предложение воительницы, он резко схватил ту за затылок, притянув к себе, вцепляясь в губы девушки страстным поцелуем. Микаэла даже растерялась на несколько секунд, от столь неожиданной выходки Вилеара, и только лишь поэтому не сожгла его на месте. По телу пробежала легкая дрожь, а крик Джоксера пробирал до костей. Этот парень умел бороться, и не смотря на весь его жалкий вид воина, он был человеком способном бороться до последнего, искать выходы от туда, где их нет. Дочь Зены резко о дернулась, отступив назад, ее глаза сошлись в злобном прищуре, а рука без колебаний отвесила звонкую пощечину, мерзавцу посмевшему коснуться ее без разрешения.

- Уберите его с глаз моих долой - скомандовал Велиар, давая понять, что условия Микаэлы его не устраивают, и что он не собирается их выполнять.

Не сдавайся! – только и успел выкрикнуть ее знакомый – Борись с ним! - голубые глаза девушки проводили взглядом солдат, которые увели Джоксера обратно в камеру.
Теперь она осталась наедине с "царем" этого города. Велиар либо был мудрецом, либо глупцом, не знавшим, что убрав из зала невинных людей, спас их от гнева девушки, который с легкостью мог отправить их на тот свет вместе с главным виновником, внезапного выгула "вдохновения".

Румину я не отпущу, она мне нужна. А вот твой этот дружок может ступать на все четыре стороны. - начал он - Ты же чувствуешь её? Тьму, которая струиться в тебе? Бьёт ключом, но спрятана так далеко, что ты неумело пытаешься играть роль героини. Я могу дать тебе то, чего требует твоя душа. Представь: тебе не продется бороться с собой – ты станешь свободна. - воодушевленно говорил мужчина, поднявшись с трона, и обойдя девушку ловко обернулся раскинув руки в стороны.
- Ты сам не ведаешь, что говоришь - процедила Микаэла, чувствуя, как электричество накапливается в кончиках ее пальцев. Велиар сократил небольшое расстояние, а затем коснулся щеки воительницы, искренне улыбнувшись всей свой темной натурой.
Мика несколько секунд сверлила мужчина взглядом, а затем ехидно улыбнулась в ответ.
- Моя душа просит слишком многого, и боюсь ты не в силах мне это дать - улыбка словно по волшебству стала мягкой и завораживающей. Тонкие пальчики девушки, осторожно коснулись губ мужчины, а взгляд изучал их контур. - Ты сам не ведаешь, что делаешь. Если сам Арес не смог утолить мой голод, от куда у жалкого смертного найдется столько возможностей? - она посмотрела в глаза мужчины. - Ты отпустишь моих друзей, или мы покинем руины с горой трупов во главе которых будешь ты Велиар - она опустила руку, и уверенно развернулась на каблуках, отправляясь за Джоксером и Руминой. - Не зли меня - эхом раскатилось по залу, а затем отразившись от каждого предмета, прогремело словно гром.

Внутри бушевал вулкан, сдерживаемый лишь жалким сознанием, которое в страхе, рисовало картинки их прошлых деяний "вдохновения". Никого на свете, девушка так сильно не боялась, как саму себя. Однажды, она зашла так далеко, что остановить божественную половину своего я, удалось только ценой жизни собственной матери. Мика не может каждый раз расплачиваться за слабость жизнями своих друзей и близких. В голове невольно закралась мысль, избавиться от способностей доставшихся ей по наследству от бога, но сможет ли она тогда быть полноценной личностью? Так или иначе "вдохновение" было неотъемлемой частью девушки. Мы не можем просто так взять и выкинуть черту своего характера убить в себе что-то, это заложено в нас, и мы рождаемся, живем и умираем с этим. Можно ли убить часть себя, без последствий? Конечно, нет. Все что есть в нас, делает человека полноценной личностью, наши мысли, действия, все взаимосвязано.

Балансирую на грани ....


Физическое состояние: полна сил
Моральное состояние: пытается найти себя
Одета: http://g-ecx.images-amazon.com/images/G/01/dvd/paramount/gijoe/GIJoe_4S.jpg
С собой: Меч, два кинжала, арбалет, сверток еды и фляга с водой. (все кроме меча и кинжалов пристегнуты к походной сумке на коне)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 8712
Зарегистрирован: 31.10.08
Репутация: 55
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.01.14 02:13. Заголовок: Хорошо, что вокруг в..


Хорошо, что вокруг все пустовало. Румину отправили в камеру и решили, что больше она угрозы не представляет. Охрана удалилась в углубленный коридор играть в кости, в то время, как Маап покинула пост. Видимо у воительницы было какое-то другое задание. Впрочем, сейчас это было только на руку колдунье. Она слышала, как Джоксер говорил. Иногда очаровательная улыбка появлялась на её устах. Просто от того, как забавно говорил этот человек. Странно, но как можно поменять все свои взгляды лишь ради того, что желаешь получить. Джоксер был тем, кто освободит её и ведьма в этом не сомневалась ни на секунду. Не удивительно, что он стал казаться ей забавным и даже нравился. Велиар оставил Микаэлу у себя. Значит, она ему зачем-то понадобилась. Он охотиться за сильными людьми, что бы сделать их своими союзниками, как решил взять себе Румину. Но увы сильные люди на колени не встают, даже под угрозой смерти. Если человек силен — он будет верен себе до конца и в этом заключается его могущество. Может, какой-то момент Румина и была сломлена лишением силы, но ненадолго. Она разгадала загадку проклятого ошейника и узнала, как от него избавиться. Аркелл.. всегда его доброе сердце останавливало те низменные порывы отравленного Руминой сердца. Все же он создал ожерелье, но его ведь можно снять, а значит создавалось оно также с крупицей совести. Когда человек хочет уничтожить он сделает все, лишь бы не было рычага возврата. Румина заметила, как кладка в стене стала двигаться. Женщина приподняла бровь, отошла и присела на грубую лавку. Она положила ногу на ногу и откинулась назад, прислонившись спиной к стенке. И вот спустя несколько секунд, после обещания Джоксер появился здесь. Румина улыбнулась и осмотрелась вокруг. Фокуса горе воителя никто не заметил. А это хорошо.
- Кто меня звал? Небось ждали самого храброго воина на свете? Вот и я! - сказал он появившись весь в пыли. Румина склонила голову на бок. Ведьма слегка улыбнулась.

- Еще как ждала.

Ответила она. Джоксер тут же спешно направился к ней. Румина не отводила глаз от мужчины, пытаясь изучить его: что он за человек, который так отважно играет воина, но при этом им не является.
- Эге, с этим твоим украшением на шее опять что-то неладно! - Джоксер потянулся к ошейнику. Он ярко засиял и при этом неприятно покалывал саму шею. Но Румина знала, что так будет, когда появится тот самый человек, способный его снять. Ведьма необыкновенно радовалась тому, что не ошиблась в Джоксере, а значит стоит ожидать её триумфа и скорейшего отмщения. Ох, это будет знаменательно. Проклятый Велиар запомнит на всю жизнь то, как он посмел обходиться с ней, если Румина оставит её ему. Ведьма слегка отклонила голову и вытянула шею, что бы Джоксеру было удобней. Сама же дождаться не могла, когда эта ненавистная вещь отлипнет от её горла и позволит свободно дышать. - Видишь, как оно вспыхивает и дрожит при моем приближении? Тебе, должно быть, в нем плохо. Дай-ка помогу, сниму его и выкину куда подальше!

- Я не против.

Ласково ответила Румина. Джоксер немного повозился с ожерельем. Оно сразу не поддавалось и иногда ведьма морщилась от болевых ощущений, которые посылало ей ожерелье. Оно то покалывало, то становилось жутко холодным всего на миг, или вновь нагревалось. Но чаще всего лишь покалывало шею, подобно иголочкам кактуса. Ощущение было не из приятных и колдунья уже стала молиться, неясно кому, что бы это поскорей прекратилось. Но вот наконец тот самый заветный щелчок и оковы раскрылись. Румина небрежно оттолкнула Джоксера от себя и нервным движением скинула ошейник. Она почувствовала свободу, как в долю секунды по её венам вновь потекла та самая мощь. Женщина вскочила и уже не глядя на Джоксера вдохнула полной грудью сырой воздух подземелья. Да только теперь все, что она чувствовала — это возвращение силы. Румина посмотрела на ладони. «Вот оно — моё оружие, моя сила. Наконец-то!» - подумала колдунья и направила правую ладонь в сторону железной клети. В следующий момент прутья стали медленно плавиться, поддаваясь невидимой силой исходившей из нежной женской ладони. Она обернулась на Джоксера.

- Спасибо тебе. Ты правда спас меня.

Проговорила красавица. Она опустила руки, закрыла глаза представив себя в чистом платье и с новой прической. В этот момент её грязное истерзанное сыростью и пылью платье вновь стало идеально белым, а золотой пояс, казалось блестел даже в тот момент, когда солнечные лучи и вовсе не попадали на него. Волосы идеально расчесаны аккуратно лежали на плечах. Румина облизнула губы. Она обещала Джоксеру поцелуй, посему ведьма медленно подошла к мужчине и её нежные губы прикоснулись к его щетинистой щеке.

- Мой освободитель.

Прошептала она. И в этот момент позади послышались шаги. Несколько стражников уже во главе Маап стояли у входа в камеру. Уродливая воительница провела рукой по воздуху и перед пленными образовалась магическая преграда. Румина склонила голову на бок, приподняла правый уголок губ и направилась прямиком на эту сетку, которая светилась едва заметным голубоватым светом. Колдунья взмахнула рукой и сеть исчезла. Маап уставилась на неё.
- Как? - спросила она. Собственно это было все, что она успела, поскольку в следующий момент ловкое движение кисти ведьмы и голова Маап неприятно искривилась. Ведьма сломала шею несчастной даже не прикоснувшись к ней. Тело безобразной девушки упало на землю. Правда теперь ни один из стражников не решился преградить Румине с Джоксером путь.

- Пойдем!

Сказала ведьма и поманила рукой Джоксера. Направлялась Румина прямиком в зал к Велиару. Ей не составило особого труда миновать все коридоры и теперь она остановилась пред массивными дверями. В этот раз они не открывались. Видимо Велиар запечатал их заклинанием, что бы без его воли никто зал не покинул. Разумно, учитывая то, что там Микаэла, а у этой девчонки силы есть и достаточно хорошие. Румина выставила перед собой две руки, постаралась по хорошему открыть двери. Они не поддавалась. Тогда ведьма, что так желала отомстить, чье сердце наполнялось ненавистью проделала непонятные, но красивые жесты руками и когда она развела их в стороны прогремел взрыв. Он не задел Джоксера с Руминой, но массивные двери вылетели с петель. Когда пыль от взрыва рассеялась, Велиар увидел Румину, что величественно стояла в проходе. Мужчина застыл на месте.
- Что? Но как?
Микаэла снаходилась неподалеку, видимо она собиралась уходить отсюда. Теперь находить их нет надобности. Сами пришли.

- Сегодня я уже это от кого-то слышала.

Усмехнулась ведьма.

- Ах да, обязана сообщить, что она мертва. Ты на очереди!

Указала Румина пальцем на Велиара. Впрочем шок мужчины сопровождал его недолго и он быстренько собрался с силами — совершил нападение первым. Велиар направил атакующую волну, заклятье, снимающее с человека плоть. Румина хватанула Микаэлу за руку, вышла вперед полубогини и Джоксера. Ведьма скрестила руки перед собой и волна заклинания Велиара ударилась об мощный отражающий щит, который вернулся ответным залпом в его создателя. Велиар в этот момент исчез.

- Вернись!

Завопила истерическим голосом Румина злобно осматривая зал.

- Вернись, трусливая крыса!!! Я это так не оставлю.

Тихо добавила ведьма. В ней бушевала злость и хотелось просто взять и уничтожить весь город одним залпом. Она посмотрела на Джоксера и Микаэлу, следовательно поняла, что не стоит этого делать. К тому же Аргон... мысли вновь вернулись к сыну, а главное тот самый вопрос: что же он подумает о ней, если узнает, что она уничтожила весь город и вновь причинила боль людям. Ведьма глянула на своих бывших сокамерников но не нашла, что сказать. Лишь гордо приподняла голову. Только вот следом непонятный синий дым стал заполнять зал. Смертоносный яд. Заклятье смерти. Велиар достаточно хорошо овладел черной магией. Румина знала, как создать это заклятие, но как его избежать ведьма понятия не имела.

- Нам нужно уходить. Не дышите!

Быстро проговорила она, а следом взяла Джоксера и Микаэлу за руку и они растворились прежде, чем смертоносный дым поглотил их. Очутились все трое на пустой поляне. Свежий воздух, синее небо и ярко сияющее солнце приятно грело кожу. Румина посмотрела на бывших узников Велиара. Они явно требовали объяснений. Микаэла так точно.

- Прочти это в моем сознании и ты все поймешь.

Спокойно сказала ведьма. Победить Велиара они бы не смогли. Это было мимолетное действие, по воле безрассудства. Румина хотела отомстить и от части испуганный взгляд колдуна согрел удовлетворением холодное сердце ведьмы. Но победить его они бы не смогли. У негодяя в запасе знания темной магии и явно черная книга. Румина однажды держала её в руках и знала её наизусть. Но черная книга, вместе с поддержкой богов даёт неограниченную власть. Для того, что бы победить колдуна, а заодно и тех, кто его поддерживает нужно что-то сильней магии. Нужны знания. Необходима истина. Каждому действию есть противодействие и Румина знала, где искать победу над богами.



Физическое состояние: лишена сил из-за ошейника.
Моральное состояние: в ярости.
Одета: выглядит так
С собой:мешочек с магической пылью.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 386
Зарегистрирован: 29.01.13
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.01.14 17:35. Заголовок: - Я не против, - от..



- Я не против, - ответила она в ответ на предложение Джоксера и позволила ему приступить к делу.
Тот начал снимать более чем странное и подозрительное свиду украшение, пытаясь сперва найти замок, да не тут-то было, похоже, его и в помине здесь не было.
«Как это возможно? Хотя нет, ничего, справлюсь!»
Но затем вещь стала пощипывать ему пальцы – то совсем немного, чуть-чуть, то посильнее. А потом вдруг обожгло… С визгом он отдернул руки:
- Да что же это такое творится? Проклятье, у меня от этой штуковины будут ожоги… - но сразу заметил на предмете свежую корочку льда:
- С ума сойти… Если б кто рассказал, я бы точно не поверил… Да нет, это вроде не сон, мне ведь это не снится?! – для пущей убедительности дернул себя за щеку и снова вскрикнул от боли:
- А, проклятье, все это наяву! – надо было действовать, но как? Секунду подумав и заметив, что странное ожерелье остыло основательно, он подул на руки и вновь принялся снимать его. После нескольких тщетных попыток, наконец, удалось. Вещь щелкнула, раскрылась и со звоном упала на плиты пола.
- Ну вот и все. Надеюсь, я не сделал тебе больно? Я не хотел, я…
Но женщина внезапно оттолкнула его от себя так, что Джоксер едва не повалился навзничь. Она быстро вскочила со своего места на лавке и, осмотревшись, протянула ладонь в сторону железных прутьев. Те мигом начали расплавляться, будто в кузнице, под жарким огнем.
- Что за… - изумленно на одном дыхании исторг из себя «воин». – Ладно там твоя безделушка, но такое… - его мозг пытался лихорадочно работать:
«Неужто это и впрямь одна из богинь? Но тогда кто же? Так, сейчас прикинем… Афродиту я знаю, это явно не она… Афина? Вряд ли она вообще позволила бы заточить себя в темницу, как простая смертная. Артемида? Тем более. Но тогда кто же? А сколько еще есть сильных, но менее известных богинь? Да их хоть пруд пруди… Но на всякий случай не помешает пасть ниц и просить о пощаде…»
Что он и сделал:
- О, прости меня за мое невежество, о великая и могущественная богиня, смертным нипочем не разглядеть и не узнать твой истинный облик в этом земном теле!
«Прекрасном, великолепном теле… - к счастью, он только подумал об этом и вовремя остановился: «Боги умеют читать мысли! Как же это я сразу не сообразил… Боюсь, теперь еще хуже будет!»
Но вопреки его ожиданиям женщина обернулась к нему не со злыми намерениями, а со словами благодарности:
- Спасибо тебе. Ты правда спас меня.
- Хорошо, - проговорил он в ответ. – Пусть будет так, хоть я совсем не понял, что произошло, но как тебе будет угодно…
На этом сюрпризы не закончились. Её старое пыльное платье превратилось в белоснежное одеяние, украшенное золотым поясом, а волосы словно сам по себе улеглись идеальными, безупречными прядями. Медленно она подошла вплотную. У Джоксера больше не было ни сил, ни способности что-либо понимать, он окончательно впал в ступор и теперь безмолвно готовился к жутким последствиям за свое столь вольное обращение с нею. Однако случилось иначе: ее губы нежно и ласково прикоснулись к его щеке.
- Мой освободитель, - прошептал ее голос.
Это вывело «воина» из состояния шока, он приободрился и смог постичь, что все не так уж и плохо. По крайней мере, для него. Однако рядом послышались чьи-то шаги. Он в тревоге обернулся и увидел, как несколько охранников уже здесь, у входа в камеру. В воздухе заплясали какие-то ячейки, они переливались неестественным, синим светом. Но стоявшая рядом с ним красавица иронично чуть склонила голову на бок и, подойдя поближе, взмахнула рукой, после чего все исчезло.
- Как? - спросила надзирательница и через миг повалилась на каменные плиты с покореженной, свернутой набок головой, хотя к ней никто не прикасался. Джоксер испуганно отпрянул с криком и спрятался за спину свой знакомой, однако больше ничего страшного не случилось. Остальные воины, надо сказать, высокие и крепкие мужчины, похоже, испугались ничуть не меньше, а то и больше. Ни один не осмелился приблизиться и задержать узников.
- Пойдем! – молвила красавица и сделала пригласительный жест. Судорожно сглотнув, Джоксер кое-как сумел сдвинуться с места и последовал за ней, все еще дрожа от страха и придерживаясь за стены, чтобы ненароком не повалиться с ног. Они вместе прошли через все коридоры и остановились только перед тяжелыми, массивными дверями царского зала. Женщина выставила перед собой руки, а потом резко развела их в стороны. То, что произошло потом, было похоже на действие «черной пудры» из царства Цин, только гораздо сильнее. Двери буквально превратились в смятый хлам и отлетели далеко прочь. Как ни странно, волна жара нисколько не опалила Джоксера, что был совсем рядом. Правда, от этого он едва не тронулся умом окончательно, и лишь неведомо какие усилия помогли ему остаться в здравой памяти. Когда дым развеялся, они увидели вдалеке фигуру узурпатора.
- Что? Но как? – в смятении вопросил он.
Микаэла тоже была рядом с ним.
- Сегодня я уже это от кого-то слышала, - с усмешкой отозвалась Румина. - Ах да, обязана сообщить, что она мертва. Ты на очереди!
И вдруг, схватив Микаэлу и отбросив ее в сторону, вышла вперед нее и Джоксера. Неведомая сила с яростью ударилась о нее, но отразилась и пошла обратно в сторону Велиара, который тут же куда-то пропал.
- Вернись! – воскликнула Румина, - Вернись, трусливая крыса!!! Я это так не оставлю.
Затем она посмотрела на Джоксера и Микаэлу, гордо приподняла голову, но в эту минуту откуда-то появился синий дым и начал заполнять весь зал.
- Нам нужно уходить. Не дышите! – велела она.
Джоксер смог только кивнуть.
- А… Э… - вот и все, что ему удалось проговорить.
Женщина мигом взяла Джоксера и Микаэлу за руки и в следующий момент они непостижимым образом оказались в лесу. «Воин» вздохнул и почти без чувств повалился на траву от избытка пережитых чувств и эмоций.
- Прочти это в моем сознании и ты все поймешь, - откуда-то сверху, издалека, донесся до него голос Румины, обращенный к Микаэле.


Физическое состояние: Довольно бодрое и мажорное, несмотря ни на что.
Моральное состояние: Как всегда, на подъеме всех вообразимых и невообразимых чувств и эмоций
Одет(а): Шлем с приподнятыми отворотами, самодельные наскоро скрепленные доспехи наподобие телигяя с круглым щитком на груди, под ними коричневый кожаный жилет и белая рубашка с широкими манжетами. Нарукавники, широкие штаны и сапоги.
С собой:Меч в ножнах на поясе, кинжал с другого бока, небольшой нож за поясом, арбалет, колчан со стрелами, мешок с вещами и едой за спиной.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 50 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 6
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет